Короткая предвыборная кампания подходит к концу. Снова, так же как и перед президентскими выборами в мае 2014 года, общество надеется, что выборы пройдут и жизнь, наконец-то, наладится. Но, судя по всему, результат будет столь же далек от ожиданий, как и в конце весны. Тогда, напомним, все надеялись на скорый мир и стабилизацию ситуации на востоке. В итоге получили три месяца кровопролитной бойни и неподконтрольные Украине территории в Донбассе. Сейчас ожидаем консолидации власти после избрания нового парламента, но можем получить резкое обострение гражданского противостояния в самом Киеве и третий Майдан

Логика выборов

Механистический анализ рисует четыре возможных варианта развития ситуации после выборов.

Вариант первый. «Блок Петра Порошенко» побеждает на выборах, но значительное число людей проводит в парламент «Народный фронт» Арсения Яценюка, а условно юго-восточные силы (Сергей Тигипко, «Оппозиционный блок») набирают минимум. В таком случае с большой долей вероятности Яценюк остается премьер-министром, хотя его влияние на правительство уменьшается, а влияние президента, наоборот, возрастает. Коалиция будет правоцентричной, если Яценюка и прочих представителей «партии войны» считать условными правыми, а Порошенко условным центристом. Стратегический курс «Прочь от Москвы на Запад даже без газа и тепла» сохранится, равно как и желание Киева силой переломить ситуацию на востоке уже ближайшей весной. В целом в политике государства стратегически мало что поменяется, разве что часть финансовых потоков, министерств и госкорпораций перейдет под контроль людей президента.

Вариант второй. «Блок Петра Порошенко» побеждает на выборах, но упомянутые выше «юго-восточные силы» получают достаточное количество голосов для формирования коалиции вместе с БПП. Премьер-министр, скорее всего, будет от Порошенко. Но и бывшие «регионалы» из числа наименее одиозных получат свои посты во власти. Яценюк, Тимошенко и прочие уйдут в оппозицию, будут критиковать Порошенко за предательство интересов Майдана. Новое правительство объявит курс на экономическое спасение страны, попытается восстановить отношения с Россией, не будет возобновлять войну на востоке.

Третий вариант. «Блок Петра Порошенко» и по спискам, и по мажоритарным округам проведет достаточно людей, чтобы самостоятельно сформировать большинство. Теоретически это возможно, но практически вряд ли. По данным «Репортера», в команде президента настроены делиться властью с иными влиятельными политическими силами, чтобы ее конструкция была более устойчивой в кризисное время, но, естественно, при безусловном доминировании команды президента.

Четвертый вариант. «Блок Петра Порошенко» не сможет убедительно победить на выборах, его результат будет размыт множеством более мелких партий, которые с небольшим процентом пройдут в Раду. Плюс самостоятельные и малоуправляемые мажоритарщики добавят хаоса. Новый парламент с первых дней своей жизни погрузится в кризис, коалиция будет формироваться мучительно. В итоге она может оказаться такой, как в одном из первых двух вариантов (хотя в данном случае будет крайне неустойчивой), или вообще целиком оппозиционной Порошенко. Наконец, коалицию могут просто не сформировать. В последних случаях парламент будет распущен, объявят новые выборы.

Все эти варианты основываются на том, что в Украине после выборов будет нормальный политический процесс, согласно букве закона и Конституции. А вот с этим, похоже, уже сейчас есть проблемы.

План Порошенко VS третий Майдан

Стратегический план президента, который сейчас постепенно вырисовывается, заключается в быстрой стабилизации ситуации в стране и восстановлении ее управляемости. И если надо для этого заключить мир с ДНР/ЛНР и Россией, значит, его заключат, несмотря на любые протесты. Потому что во время войны трудно навести порядок. Кроме того, РФ все-таки наш крупный торговый партнер, и без нормализации отношений с Москвой нельзя решить важнейшие экономические проблемы. Возможно, этот план не понравится многим активистам Майдана, так как в этом случае центральную роль в политической и экономической жизни будут играть опытные бюрократы, кадровые силовики (вроде Виталия Яремы) и крупнейшие олигархические группы. Но пока только эти силы могут обеспечить президенту быструю стабилизацию обстановки, чтобы все было «как в старые добрые времена». Именно поэтому Порошенко на данном этапе старается не бить горшки ни с кем из влиятельных лиц, не объявлять никому из них войну на уничтожение, а, наоборот, затягивать в свою орбиту влияния. Исключение — «семья» Януковича, но и тут есть варианты.

217-й округ, Оболонь: кандидат от системы Вадим Столар

Однако на пути этого плана стоит одно очень существенное препятствие — вооруженная часть народа. История знает немало примеров, когда революции и государственные перевороты случались после крупных войн. Государство было вынуждено массово вооружать граждан. И если под конец войны оно слабело, вооруженный народ мог свергнуть прежних правителей. Классический пример — Октябрьская революция 1917 года. В Украине сразу после победы Майдана тоже были популярны рассуждения о том, что «за февралем придет октябрь». Но если до конца лета это были скорее теоретические изыски, то теперь уже почти все готово к практической реализации этого сценария.

Как минимум образовалась движущая сила «нового октября» — добровольческие отряды. Это по меньшей мере 10 тысяч человек, хорошо вооруженных, неплохо организованных. А с начала осени у них появилась и своя идеология противостояния власти. Коротко ее можно сформулировать так: «Порошенко и власть вообще предали идеалы Майдана, сливают Донбасс, пошли на сговор с Путиным. Бездарные командиры, назначенные Порошенко, кинули нас, как пушечное мясо, на бойню. При этом коррупция в стране усиливается, народ нищает, а олигархи и „регионалы“ как были при власти и деньгах, так и остаются».

К тому же недовольство нарастает не только в майдановских и радикальных кругах. Среди предпринимателей сейчас популярна фраза известного бизнесмена, выпускающего водку «Хортица», Евгения Черняка: «Власть рэкетиров сменилась властью мародеров».

Эти идеи разносятся сотнями постов по соцсетям, обсуждаются в окопах в зоне АТО, озвучиваются и некоторыми политиками (например, Дмитрием Ярошем и Олегом Ляшко, отчасти Юлией Тимошенко). Создаются мелкие группировки различных «революционеров», готовых продолжать борьбу.

Да, пока у этого движения нет единого лидера и организации, которая могла бы его возглавить. Да, пока эти причитания нарываются на осуждение многих майдановцев, в том числе и из добровольческих батальонов: мол, нельзя расшатывать ситуацию в стране, пока война, пока враг не разбит, ведь это только на руку Москве. Кроме того, в руках власти и олигархов все массмедиа, и потому «идеям октября» и их носителям трудно пробиться к миллионам обывателей. Да, у власти по-прежнему есть много возможностей для отвлечения внимания общества. Это и грядущие «заочные уголовные» процессы над столпами режима Януковича, и постоянное поддержание напряжения в отношениях с Россией.

Но время идет, ситуация в стране ухудшается, активные боевые действия затухают, и энергия добровольцев все больше переключается на внутренние дела. К тому же следует учитывать развал и деморализацию правоохранительной системы. В случае если лихая ватага из нескольких тысяч бойцов начнет захватывать правительственный квартал и арестовывать властей предержащих, выйдет ли на защиту последних бывший «Беркут» или «Альфа»? Вопрос, прямо скажем, открытый. А после того как солдаты-срочники Внутренних войск устроили митинг под Администрацией президента, еще не известно, от кого исходит большая угроза правящему режиму — от добровольцев и радикалов или от сил правопорядка, которые со времен Майдана так и не смогли окончательно примириться с новой властью.

Не следует сбрасывать со счетов и чисто меркантильные интересы. Люди с оружием — это прекрасный инструмент для передела собственности.

В конце 1980-х годов в процесс дележа советской общенародной собственности грубо вмешался криминальный элемент, который не имел таких связей, как партийно-комсомольская номенклатура, которая намеревалась остаться у власти и при смене общественно-экономической формации, но при этом имел возможность и желание пускать в ход оружие. Сейчас вооруженные отряды также вполне могут приступить к переделу собственности. Кое-где это уже происходит в явочном порядке, но может быть со временем поставлено и на системную основу. И это станет еще одним сильным мотивом для третьего Майдана: забрать и поделить, экспроприировать экспроприаторов.

Как будет

Таким образом, к настоящему времени наступление «октября» становится все более вероятным. Хотя когда случится взрыв, пока сказать трудно. Многие считают, что это будет зима-весна. Иные полагают, что спусковым крючком станет подведение итогов выборов. Вряд ли командиры добровольцев, которые идут сейчас по мажоритарным округам, спокойно воспримут свой проигрыш.

Показательным, пожалуй, будет пример столичного Оболонского округа, где противостоят друг другу представитель системы Вадим Столар и командир «Азова» Андрей Билецкий.

Вадим Столар — бизнесмен с неоднозначной репутацией, строящий детские площадки и раздающий пакеты с едой для взрослых и пластилином для детей. Он может быть бизнес-конкурентом для какого-нибудь отдельно взятого олигарха, но он часть той системы координат, в которой только и могут выжить Петр Порошенко и Ринат Ахметов, Игорь Коломойский и Дмитрий Фирташ.

Андрей Билецкий — командир батальона, где считается хорошим тоном иметь татуировку с нацистскими символами. Впрочем, дело не в символах. В данном случае нет разницы между волчьим крюком и пятиконечной звездой. Билецкий — один из тех, кто стремится ворваться в систему власти, где его не ждут. И если у него не получится, никто не может гарантировать, что не запылают избирательные участки по всему району, а то и по всему городу.

Исход этого противостояния будет показателен и с точки зрения того, как на него отреагирует власть.

Инстинкт самосохранения диктует режиму Порошенко — Яценюка необходимость поддержки Столара и других подобных кандидатов. Поддерживая их, он сохраняет себя. В идеале режим должен оградить тройным кордоном силовиков все избирательные участки, чтобы не допустить силового захвата власти на отдельно взятых округах, который будет репетицией силового захвата власти в стране. Но есть ли у правительства достаточно возможностей для этого?

217-й округ, Оболонь: внесистемный кандидат Андрей Билецкий, комбат «Азова»

Похоже, на Банковой уже нашли ответ на этот вопрос, и этот ответ отрицательный. Поэтому вполне вероятно, что власти выберут другой путь: закроют глаза на «отдельные эксцессы» и дадут место в парламенте лидерам радикальных движений, чтобы с помощью мандатов и материальных благ попытаться врастить их в систему.

Но это ничего не изменит. Можно вписать в систему десяток комбатов, но в нее не впишешь тысячи вооруженных представителей нового класса, которые хотят выбить себе место под солнцем и реализовать свое понимание справедливости.

Поэтому рано или поздно, на фоне нарастания кризиса, столкновение прежней системы и «человека с ружьем» произойдет.

Будет ли готова к нему власть, которая любит повторять, что «третьего Майдана страна не выдержит»? Это зависит от нескольких факторов.

Во-первых, должен установиться мир на востоке. Продолжение войны чревато как минимум социально-экономической катастрофой в стране и усилением роли вооруженных формирований, максимум — военным поражением и потерей новых территорий, что будет означать конец политической карьеры большинства нынешних правителей.

Во-вторых, нужно перестать делить страну на «своих» — «патриотов с Майдана» и «чужих» — «ватников» и «колорадов». Ультранационалистическая риторика должна уйти из СМИ и из политического лексикона, уступив место идеологии единой политической нации, где уважают людей из всех регионов с любыми политическими взглядами.

Наконец, необходимо создать базис для экономического возрождения страны. Это возможно лишь на основе работы как на восточном (Россия), так и на западном (ЕС) направлениях. Это трудный процесс. Есть дикое недоверие между Москвой и Киевом, подогреваемое «партиями войны» в обоих государствах. Есть недоверие между Западом и Россией. Но работать надо, добиваясь доступа к рынкам, дешевым энергоносителям и финансовым ресурсам.

Без решения этих базовых вопросов заниматься любыми реформами и преобразованиями бессмысленно. Не имеют значения ставки налога и простота регуляторной системы, когда твое предприятие стоит из-за отсутствия газа или электроэнергии, а людям не на что покупать твои товары. И в таком случае нет смысла штудировать классиков либерализма и требовать от государства повышения эффективности. Есть смысл штудировать разве что цитатник Мао, черпать оттуда актуальную мудрость — «винтовка рождает власть» — и вкладывать деньги в создание очередных добровольческих батальонов.

«В КИЕВ УЖЕ ЗАВОЗЯТ ОРУЖИЕ»

Во власти осознают угрозу третьего Майдана. При этом понимают, что на официальные силовые структуры надежды мало — в час «икс» они просто отойдут в сторону.

«Да, опасность попытки вооруженного переворота существует,— признался нам источник в окружении Петра Порошенко. — Более того, мы знаем, что сейчас представители различных радикальных группировок свозят в Киев оружие. Мы считаем, что в дестабилизации ситуации в Киеве заинтересованы две силы — Россия и Юлия Тимошенко. Соответственно, оружие свозится либо сторонниками Тимошенко, либо радикальными организациями, которые в темную используют российские спецслужбы».

Правда, источник не смог уточнить, координируются ли, согласно этой версии, действия Юлии Тимошенко и Кремля.

Возникает вопрос: если власть знает о подготовке вооруженного восстания в столице, почему не реагирует? Как объяснил источник на Банковой, прямая и жесткая реакция в данном случае была бы ошибкой, поскольку Украина находится в состоянии фактического военного положения. Связанные с этим риски не менее серьезны, чем вероятность вооруженного переворота.

Риск первый: вторжение России. Несмотря на объявленное перемирие, такую возможность во власти по-прежнему не исключают. Причем причиной может стать не только серьезная провокация в зоне АТО, но и усиление давления на Россию со стороны Запада. Например, в виде ужесточения санкций. Ведь главным условием прекращения дальнейшего наступления на Украину и соблюдения перемирия со стороны России была отмена санкций (или как минимум отсутствие новых). Если же это условие соблюдаться не будет, перемирию быстро наступит конец.

Риск второй: восстание на юго-востоке страны. На Банковой осознают, что зима в холодных квартирах и критическое ухудшение социально-экономической ситуации могут привести к обострению кризиса в восточных и южных областях. Почему не в целом по стране? Во власти уверены, что майдановский электорат не будет поднимать восстание, опасаясь сыграть на руку Кремлю. Для большинства жителей восточных и южных областей такого барьера нет. Кроме того, как показывают последние события на Банковой, на сторону восставших может перейти часть сотрудников правоохранительных органов, ко-торые, вместо того чтобы кричать «Слава Украине! — Героям слава!», кричат «Дембель!» и один из лозунгов Антимайдана «Один за всех и все за одного».

Кстати, в силу того, что бунта ждут исключительно со стороны юго-восточных регионов, наиболее вероятным сроком считают март, так как, по мнению провластных политтехнологов, эти регионы в силу своей ментальности слишком пассивны, чтобы выйти на улицы зимой. Кроме того, во власти не исключают комбинированного варианта, при котором юго-восточный бунт будет поддержан российским вторжением, скорее всего, в виде «зеленых человечков». Этот вариант кажется возможным еще и потому, что сейчас нет внутриукраинской силы, которая была бы способна организовать этот процесс.

В обоих случаях склады накапливаемого в Киеве оружия на Банковой рассматривают как резерв для сопротивления оккупации. «Украина не сможет организованным военным способом сопротивляться вторжению, — объяснил источник. — Поэтому единственный способ сопротивления — партизанская война. Если вторжение начнется, склады откроют и отдадут оружие населению».

Правда, в таком случае возникает еще один вопрос: почему нельзя накрыть склады, обезвредив потенциальных участников третьего Майдана, и точно так же раздать оружие от имени власти? «Действовать так — значит действовать как Янукович. Он считал, что все можно решить силой. И где он сейчас?! Думаешь, мы не понимаем, что многих бойцов добровольческих батальонов нужно сажать, потому что они убийцы и мародеры? Но арестовать радикалов, которые готовят третий Майдан, — значит настроить против себя значительную массу патриотов. При угрозе вторжения России получить против себя врагами еще и активную часть Майдана — прямой путь к краху», — уверен источник.

При этом он считает вполне реальным, что власть все-таки пойдет на устранение внутренней опасности, однако не раньше апреля-мая, когда снизятся риски двух вышеназванных угроз.

Дмитрий Коротков