Конспирологи убеждены: за протестами в Гонконге стоят США и их союзники. Кто становился бенефициаром всевозможных цветных революций? Конечно, Вашингтон. Ведь в тех странах, где подобные революции побеждали, к власти почти всегда приходили лояльные Штатам правительства. А кому в итоге достаются ценные природные ресурсы? Нетрудно узнать об американских подрядчиках в Ливии и о сыне вице-прези-дента США Джо Байдена Хантере, который в мае 2014 года стал членом правления нефтегазового холдинга Burisma, занимающегося добычей углеводородов в Украине.

Нужны еще доказательства? Почему, например, так похожа стилистика протестов?

Да ведь готовят активистов, уверен конспиролог, по единым методикам, разработанным самим патриархом американской политтехнологии Джином Шарпом в книгах «198 методов ненасильственных действий» и «От диктатуры к демократии».

Волнения в Гонконге начались в студенческой среде, а в городе полным-полно гонконгско-американских учебных центров и кафедр, где лекции читают в том числе приглашенные из США ученые. А кто такой сам духовный лидер протестующих, профессор права Гонконгского университета Бенни Тай? Да он же учился в Лондонской школе экономики и политических наук. А ведь всем давно известно, скажет конспиролог, что Британия — первый и самый преданный сателлит США. Пазл в голове у конспиролога сложится окончательно.

Но мир устроен затейливее, чем столь простая схема. Китай и США — две главные экономические сверхдержавы современного мира. Первая продукты потребления изготовляет, а вторая их, собственно, потребляет. У КНР есть дешевая рабочая сила, а у США — гражданин-потребитель, которого гиганты банковской индустрии охотно кредитуют под низкий процент. Это альфа и омега всей современной глобальной экономики, ее становой хребет, который, правда, местами трещит.

Пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест хоть и говорит «мы поддерживаем чаяния жителей Гонконга», но при этом просит участников митингов сохранять их «мирный характер», а не защищает «право народа на восстание против диктатуры». Зачем Вашингтону создавать хаос и анархию там, откуда идет бесперебойный поток дешевых товаров.

Но и эта схема — всего лишь схема. В истории кроме чьей-то злой или доброй воли есть еще и естественный ход вещей, своя внутренняя логика.

Во-первых, «революции» заразны, для их распространения не обязательно нажимать на кнопку. В арабском мире они прокатились, как эпидемия. Даже движение Occupy в самих Штатах было по стилистике похоже на цветные революции. Протест в Гонконге пока подражает не столько Украине или Египту, сколько протестам в США и выглядит не очень разрушительным.

Во-вторых, кроме экономики есть политика. «Сдерживание Китая» через имеющиеся в нем внутренние противоречия — постоянная стратегия США. Она реализуется по инерции, сама, и не всегда очевидно, когда и где проявятся плоды этой политики. Цветные революции — не атомная бомба, такая форма «демократизации» может сработать, а может и не сработать, это зависит от многих факторов.

Из этого следует, что в истории много чистой стихии. И настоящая революция — в Гонконге, Китае, России или самих США (а почему, собственно, нет?) — произойдет даже тогда, когда она невыгодна никому в мире, если для нее есть социальные и экономические основания. Когда «верхи не смогут», а «низы не захотят». И лишь наличие этих оснований отличает революцию от «смены элит», скрытых оккупаций и технологий.