Боевые действия Константиновки почти не коснулись. Но нелатанный с советских времен промышленный пейзаж по левой стороне центральной трассы, улицы Ленина, отдает такой разрухой, будто массированный арт-обстрел прошелся и здесь. Украшают улицу только плакаты с предвыборной агитацией кандидатов. Все правила парламентской гонки здесь были соблюдены: кандидаты и концерты организовывали, и продпакеты раздавали, и даже агитационные палатки на улицах ставили. Впрочем, тот факт, что народ в большинстве своем на выборы идти был не настроен, кандидатов-мажоритарщиков мало волновал — не на то они делали ставки. Ведь на этот раз в безраздельную вотчину донецких игроков вторглись новые, днепропетровские, которые пытались заставить играть всех по своим правилам. «Репортер» наблюдал, как разворачивалась битва

Константиновка: донецкие паникуют, днепропетровские идут на абордаж

То проваливаясь в ямищи, то выныривая из них, маршрутка рулит к горисполкому. На одном из передних сидений — семейная пара. Женщина методично обзванивает знакомых по мобильному и тихонечко сообщает:

— Там банкомат пополнили. Да только что! Ты давай, все бросай и беги, может, успеем.

После второго звонка мужчина не выдерживает и начинает ворчать:

— Валька, вот ты дура или как? Ты их сейчас всех обзвонишь, и мы еще в хвосте будем торчать. Хорош!

Валька отмахивается и звонит следующей знакомой, мужчина пытается выхватить у нее трубку. Но не тут-то было — Валька отбивается шумно и активно.

— Слушай, ну ты можешь хоть на всю маршрутку не вопить! А то сейчас и эти все, — кивает он назад, шипя ей на ухо, — выстроятся в очереди. Тогда ты точно снова денег не получишь!

Женщина замолкает.

Валерий Панасовский боролся за округ проверенными способами — «голодал» и якобы пытался «вбросить» бюллетени

— Банкоматы редко пополняют? — спрашиваю у водителя.

— Та наша Констаха теперь приграничный город, беженцы всякие и те, кто живет под ДНР, приезжают сюда бабки снимать, а нам не остается. Или вон еще военные — тоже карточки свои суют, — останавливается он у здания исполкома, возле которого стоят и курят три вооруженных автоматами бойца из батальона «Днепр-1» (он сформирован при поддержке Днепропетровской обладминистрации и лично губернатора Игоря Коломойского).

Тот факт, что для охраны города и, в частности, админздания, где расположилась окружная избирательная комиссия, к выборам прислали именно этот батальон, вызвал шумиху среди 18 мажоритарщиков, баллотирующихся по 49-му округу (Константиновка и район, Дружковка, Красноармейский район).

— Вы видели? Здание исполкома захватили! — подходит ко мне Сергей Зикеев — доверенное лицо кандидата от «Блока Порошенко» Александра Ищенко.

— Разве это похоже на захват? Вход в здание свободный и в комиссию тоже…

— Нет, ну сейчас-то они спокойно курят и сидят там, на втором этаже, в каких-то комнатках исполкома. А вы представляете, что здесь будет в ночь подсчета голосов? Это ж проверенная схема: закроют комиссию, всех наблюдателей выдворят и посчитают под кого надо.

В качестве «кого надо» по этому округу называли прежде всего 33-летнего самовыдвиженца, заместителя гендиректора ДП «Угольная компания „Краснолиманская“», уроженца Днепропетровской области Дмитрия Грицуна. Версия эта разлетелась по округу после того, как в интернете появилась запись разговора людей с голосами, похожими на голоса губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского и кандидата в депутаты от «Блока Порошенко» Давида Жвании. Представители кандидатов перед выборами утверждали, что со сменой центральной власти пришла пора передела территории и округа области «сливаются» под днепропетровских.

Накануне выборов члены участковых комиссий собирали урны, а в ОИК готовились выдавать бюллетени

Доверенные лица Грицуна в комментарии нам отказали, сославшись на нехватку времени. А Коломойский уже назвал обнародованные разговоры фейком.

«Под подозрением» в 49-м округе оказалась и местная 34-летняя юристка Ирина Кириевская от «Сильной Украины». Но она сохраняла уверенность в собственных силах:

— Считаю, что конкуренты у меня достойные, — сказала Ирина «Репортеру». — Но никаких нарушений и поводов для беспокойства пока не вижу. И очень надеюсь, что выборы пройдут честно. Кстати, я считаю, что у меня велики шансы.

Другие «нейтральные» кандидаты, например от «Свободы», тоже не видели повода переживать. Мол, все идет своим чередом. И только в лагере приверженцев «Оппозиционного блока» запаниковали. Там «делишки» Бени (как называют в народе Коломойского) вызвали настоящий переполох.

— Выборы не могут проходить «под дулом автоматов»! — заявляли экс-«регионалы».

При этом с Партией регионов в Константиновке связывают примерно треть всех кандидатов. А наибольшие шансы пройти в ВР были у уже известного по работе в ней бизнесмена Дениса Омельяновича — зятя владельца градообразующей фабрики «Конти» Бориса Колесникова.

Шум поднял и другой уроженец Константиновки Валерий Панасовский. Заместитель директора ЧАО «Новые технологии», которого также связывают со старой властью. Он объявил голодовку вместе со всеми членами своего избирательного штаба.

— На такой крайний шаг нас заставило пойти то, что буквально пару дней назад батальон «Днепр» поселился на втором этаже исполкома, где находится и избирательная комиссия по округу, где я баллотируюсь! — пояснил мне Валерий Вячеславович, стыдливо отодвигая вазочку с орехами. — Они (те, кто лоббирует интересы Коломойского. — «Репортер») привезли новый состав окружной комиссии, поменяв практически весь старый. И объявили всем, что выборы уже состоялись!

— Как это?

— Днепропетровцы приняли такое решение: силовым методом провести в нашем округе выборы. Люди поверили президенту, новой власти, тем изменениям, которые произошли у нас в стране. А вот эти силовые методы, автоматы — понятно, что люди просто не пойдут голосовать, они напуганы. Но чем меньше людей пойдет голосовать, тем легче им будет провести выборы! — стучит по столу Панасовский. — Осталась пара дней до выборов, а еще до сих пор не сформированы участковые комиссии.

— Насколько они недоукомплектованы?

— Процентов на 40–50. В некоторых есть голова комиссии, но не хватает рядовых членов. А есть и наоборот.

— По какой схеме могут осуществить фальсификации?

— Мы видим это так, что раз они привезли и посадили здесь своих людей в окружную комиссию, то будут их заставлять переписывать, браковать, просто станут людей изматывать. Но есть и другие механизмы. Приходят на участок голосовать люди, и там могут быть всякие диверсии, например заминирование. Избирательные участки могут закрывать, потом открывать, и в этот момент будут проходить фальсификации бюллетеней. Нам известно, что уже есть даже подделанные печати. Далее могут применяться и «карусели». А люди не хотят, чтобы этот регион отдали вот так слепо человеку, который не имеет отношения к нам, — намекает на персону Дмитрия Грицуна мой собеседник.

Но обоснованы ли его претензии? Корреспонденты «Репортера» проехали по пяти участкам и выяснили: участковые комиссии укомплектованы практически полностью местными людьми. А вот насчет ОИК Панасовский был прав.

Члены комиссии: туда-сюда-обратно

Пока вся мужская часть состава комиссии грузила избирательные урны, чтобы развозить по участкам, рядовые сотрудницы исполкома вздыхали, стоя в сторонке:

— Ишь, запара у них! Надо было организовываться скорее, тогда не пришлось бы в мыле по коридорам бегать.

Окружная комиссия в Константиновке начала работу почти на месяц позже остальных. С момента начала работы ЦИК постоянно заменяла ее членов, а также руководство комиссии. Сколько всего их сменилось, не мог толком подсчитать никто из-за того, что на сайте центр-избиркома по округам Донецкой области полностью отсутствовала информация о членах окружных и участковых комиссий. Не могли определиться и с председателем. В итоге днепропетровские, видимо, «дожали» ЦИК, и по округу №49 председательствовал Сергей Жарков.

— Я иду от партии «Україна майбутнього», многие выходцы из которой действительно имеют днепропетровскую прописку, — утирает он пот со лба после погрузки коробок с урнами. — Но в том, что нам выпала квота на председательство в 49-м округе, ничего удивительного нет. Мы же не формируем руководящий состав окружных избирательных комиссий, это идет от жребия ЦИК. Специфика данного избирательного процесса у нас усложняется тем, что на подготовку осталось совсем мало времени.

— Но замена членов комиссий как раз не ускорила процесс. Чем это вызвано?

— Тем, что местные люди не хотят идти в окружную комиссию.

Многие жители области терялись в кандидатах, но все, кто проголосовали, подчеркивали, что они вместе с Украиной

— Боятся или не разделяют саму идею выборов?

— И тот, и другой факторы, — пожимает он плечами, — 90% людей отказываются работать, из-за этого и позднее включение, и позднее получение списков избирателей. Сегодняшний состав членов ОИК формировался ЦИК согласно подаче субъектов, которые имеют право по своей квоте на работу в ОИК. Потому у нас есть люди из Горловки, из других городов Донецкой области, например Краматорска, два члена комиссии из Харьковской области. А самих уроженцев Константиновки — всего три-четыре человека. Были замены из-за того, что люди, которые были в составе, не принимали участия в заседаниях, в работе комиссий.

— Здесь помогает держать порядок батальон «Днепр-1». Кто-то еще?

— Константиновка — в непосредственной близости от зоны АТО, а батальон «Днепр» дислоцируется в Красноармейском районе, который входит в состав нашего округа. Мы, конечно, надеемся на поддержку батальона. Он находится под юрисдикцией МВД и хорошо укомплектован.

Всё отыграли назад

Впрочем, уже за день до выборов ситуация в округе резко изменилась. И началось все с того, что командование АТО приказало батальону «Днепр-1» передислоцироваться.

— Сюда приехал губернатор Донецкой области, — разводит руками член окружной комиссии Александр Меланченко, — и заявил, что все воинские подразделения должны исполнять свой долг на войне. Батальон отозвали. Вместо этого сюда тут же прибыло милицейское подразделение из Полтавы примерно в таком же составе и с таким же вооружением — пулеметы, автоматы и прочее. Сидят они теперь в тех же комнатах. И я не могу понять смысл замены тех на этих, почему если «Днепр-1» — это захват, а если полтавская милиция — не захват, а охрана.

Александр Гонтар недоумевает: «Люди-то работали, а их р-раз — и сняли»

Впрочем, ответ на поверхности: к «Днепру» имеет отношение Коломойский, а к полтавской милиции — нет. После столь демонстративной «смены караула» баланс сил в округе резко изменился.

— Тут же из состава комиссии «ушли» пять человек, все — ставленники днепропетровцев, — вводит меня в курс дела Сергей Зикеев. — Вместо них прислали представителей таких партий, как «Рідна Вітчизна», «Наша Украина» и «Либеральная партия». Теперь нарушений на участках почти не будет: поскольку борьба шла за комиссию, другие трюки с голосованием мало кто готовил.

По сути, Зикеев оказался прав: на какие бы участки мы ни приезжали, привычного для этих мест сомнительного предвыборного «изюма» не замечали. Если наблюдатели и фиксировали какие-то нарушения, то так, по мелочи. Впрочем, упреки появились в адрес Валерия Панасовского, который прекратил голодовку и, по слухам, занялся менее креативными делами.

— По Дружковке команда Панасовского вбросы пытается провернуть. Мои бойцы (доверенные лица. — «Репортер») перехватили, — рассказал мне к концу дня выборов кандидат-самовыдвиженец Олег Шевченко. — А еще вот ловим «карусели» «регионалов» — уже два автобуса поймали.

Ловили, да не словили: по предварительным подсчетам, сам Шевченко, который является председателем наблюдательного совета завода «Спецстекло», оказался на третьем месте, а опережают его с заметным отрывом Омельянович и тот же Панасовский, которые теперь активно борются между собой.

Красноармейск: «Важно не как голосуют, а кто считает»

Похожая борьба разворачивалась и в соседнем округе №50, охранять который направили тот же добровольческий батальон «Днепр-1». В итоге команда потенциального фаворита предвыборной гонки Леонида Байсарова от «Оппозиционного блока» забросала информпространство сигналами SOS.

— Наш офис несколько раз подвергался нападениям! — пожаловался мне представитель кандидата, представившийся «просто Дмитрием», которого я поймала буквально на выезде из предвыборного штаба. — Какие-то вооруженные люди несколько дней назад буквально разгромили наш штаб, именно поэтому у нас теперь вся работа ведется из других мест — сотрудники запуганы! Те, кто направляет эти батальоны, хотят, чтобы мы сошли с дистанции, но мы будем стоять до конца, несмотря ни на что!

Обойдя офис Байсарова, я никаких повреждений не нашла. А в окружной комиссии обнаружилась та же чехарда, что и в Константиновке. Только уже в пользу днепропетровцев, которые продвигали по этому округу бывшего видного «регионала» Геллера, который в последний момент переметнулся в лагерь Коломойского.

— Сил уже нет на все это смотреть, — выводит меня в коридор из зала заседаний для приватной беседы секретарь ОИК по Красноармейску, член ПР Светлана Павлюкович. — Каждый день у нас замены. Вот сегодня мы пришли — снова три человека ЦИК велела заменить. Наши красноармейские люди были введены в комиссию — их партия отзывает. И присылают замены из Днепропетровской и Киевской областей. С чем это связано? Я бы сама хотела задать этот вопрос. Но местных меняют на приезжих.

— А председатель в связи с чем менялся?

— При мне здесь председательствовал наш, Олег Викторович Крайний, от партии «Собор». Пару дней назад он пришел утром на работу, и тут явился другой председатель, сказал, что его назначили. В целом председатель менялся у нас два раза, заместитель — четыре раза, секретарь — два. Сказать, что люди здесь отказываются работать, не могу. ЦИК прислала, но отзывают-то партии, — секретарь пожимает плечами и смотрит на меня многозначительно, потом прибавляет: — Пожимание плечами как-то отражается в тексте?

Свет на происходящее в Красноармейске пролил местный политолог Николай Яцюк, преподаватель политологии и замдекана факультета экономики и менеджмента филиала ДонНТУ в Красноармейске:

— Сегодня баллотируются по нашему округу 17 кандидатов. Фактически более или менее реальными претендентами на победу могли бы быть лишь двое из них: Леонид Байсаров от «Оппозиционного блока» и Евгений Геллер. Есть еще Виталий Ключка от «Блока Порошенко», он местный, был прежде мэром, но утратил доверие населения. Остальные кандидаты, по сути, технические. Байсаров баллотируется уже на второй созыв с перерывом в один. Человек, несомненно, самый известный в округе. Крепкий хозяйственник и администратор, политиком стал еще во времена Леонида Кучмы. Всегда представлял Партию регионов. Положа руку на сердце, для региона он сделал немало. Например, его предприятие вкладывало деньги в реконструкцию нашего Дворца культуры, который был полуразрушен и не функционировал, в создание вот этой площади, фасадом к которой стоит наш университет. Но, с другой стороны, Байсаров руководит градо-образующей шахтой «Красноармейская-Западная №1» (сегодня это шахтоуправление «Покровское»), где феодальный абсолютизм вызывает у многих жителей протест. Зарплату-то платят, но там порядки намного жестче, чем, например, на шахте Засядько.

— А кто такой Геллер?

— Он представляет Коломойского. Но здесь он неизвестен, это киевский политик.

Поэтому чужаку Геллеру явно нужен был ход, чтобы «очаровать» избирателей. Военные реалии обнажили главный козырь, который можно было бы использовать: город уже четыре месяца был без воды и под угрозой находился отопительный сезон. Именно на этом и решил сыграть кандидат. Но, как считает политолог, работала команда Геллера неаккуратно:

— Этот его ход с водой вообще подозрительный. Даже билборды неудачного содержания: «Воду в каждый дом до 1 ноября». А после 1-го что, опять нам без воды сидеть? — смеется Николай Николаевич. — Нам так долго рассказывали, что нужно строить станцию на Карловском водохранилище, затем — что нужно бурить скважины возле котельных… А всего лишь пару дней назад вода просто взяла и потекла из кранов как ни в чем не бывало, и ничего не строили! Создалось впечатление, что вентиль был перекрыт со стороны дээнэровцев и никакой неисправимой поломки во время боевых действий не было. Но кто-то в ходе предвыборной кампании просто взял и проплатил ДНР, чтобы этот вентиль открыли. Но если это так, то кто знает, когда его могут снова закрыть?

— И какие теперь у Геллера шансы победить?

— Если за Геллером стоит админресурс, то это может ему помочь. Председатель комиссии потому и менялся. Ведь, как говорил Сталин, «важно не как голосуют, а кто считает».

На просьбу о комментарии представители Евгения Геллера предпочли отмолчаться, заявив нам, что, по сути, предвыборная гонка уже окончена и причин объяснять что-то прессе они не видят.

Тем временем в течение дня выборов из округа шла информация о «вбросах» на участках, а к ночи борьба ужесточилась.

Примерно в девять вечера появились сообщения о том, что, по постановлению председателя комиссии, милиция выпроводила из зала заседаний, где должны были производить подсчет, всех наблюдателей. Затем была информация, что здание исполкома окружено вооруженными людьми, вокруг раздается стрельба…

В день выборов на избирательных участках отмечали мало нарушений: борьба шла за окружные комиссии

— Стрельбы здесь не было, — пояснила нам корреспондент Красноармейского телеканала «Орбита» Илона Юрчук, — но наблюдателей действительно удаляли. Однако уже через пару часов все, кто хотел, зарегистрировались.

Видимо, этих действий хватило для того, чтобы оставить часть процедуры подсчета голосов под покровом тайны.

Результат же выборов на этом участке таков: если в начале гонки с большим отрывом лидировал Леонид Байсаров, то на момент сдачи номера в печать Геллер вырвался вперед, и по итогам подсчета 100% голосов было понятно, что именно он станет нардепом (разрыв составил 7%).

Славянск: конкуренты поменялись ролями

По мажоритарному округу №47 зарегистрирован 31 кандидат! Такого наплыва желающих «если не догнать, так хоть согреться» Славянск еще не знал. Донецкие ставленники здесь прекрасно подстраховались техническими кандидатами на случай, если вдруг пришлось бы выкуривать чужаков через суды уже после выборов. Однако не пришлось. Против креатуры Коломойского (а в перехваченном телефонном разговоре в качестве такового упомянут 37-летний днепропетровский самовыдвиженец Михаил Лысенко) донецкие сыграли той же картой, которую против них использовали в других округах.

Старая власть себя дискредитировала, но и новая не кажется лучше — как тут выбрать?

Кандидатура от «Оппозиционного блока», муж лидера партии «Україна — вперед!» Наталии Королевской Юрий Солод из Луганска для Славянска такой же чужак, как и Геллер для Красноармейска. И, баллотируясь, тоже делал ставку на «лечение» самых больных сегодня для города вопросов — на его восстановление после обстрелов. Со своих рекламных плакатов он обещал продолжить дело Алексея Азарова — сына экс-премьера, который стал депутатом в Славянске.

— Солод сыграл на том, что город нужно восстанавливать, а денег на это выделяется мало, — поясняет местный преподаватель Марина Хохлова, которая работала на выборах наблюдателем. — И Солод выделял людям деньги на восстановление, в пределах 300 грн — тому, этому. Паре садиков помог, магазин открыл дешевый: кто получил от него пригласительные, тот 3 килограмма сахара мог купить на гривну за кило дешевле, чем в остальных магазинах, какие-то крупы на таких же условиях и прочее.

По этому городу гуляли те же слухи о недоукомплектации участковых комиссий, что и по другим. С целью убедиться, что они готовы к работе, заезжаем на первый же предложенный таксистом участок. Там, в школе №18, члены комиссии жужжат, словно пчелиный рой: собирают урны, проштамповывают уже полученные бюллетени… Председатель комиссии участка №141187 Александр Гонтар показывает свое хозяйство и говорит, что у них все 15 человек на месте. Но вот в окружной — знакомая беда:

— Был сначала председателем Александр Григорьевич Марущенко, он местный, славянский. А вот кто кого прислал — мы не знаем. Вчера получали документы у одного, а сегодня уже у другого. Было как: голова, зам и секретарь. Потом зама забрали, потом председателя, потом еще кого-то… а потом — сразу махом 10 человек комиссии заменили. В итоге за весь период сменили, наверное, человек 16. Но что интересно, люди-то там работали, уже практически все подготовили для выборов, и тут их р-раз — и сняли!

Несмотря на сложности с укомплектацией, на участках с задачей справились

В самой окружной многолюдно — идет раздача бюллетеней. Охраняет ОИК вооруженный милицейский батальон «Січ», но это никого не возмущает. А новый председатель ОИК Ирина Чемсак рапортует нам:

— Сегодня все комиссии сформированы полностью, в том числе и окружная.

— Это правда, что в вашем округе только за последние дни была произведена почти полная замена членов комиссии?

— Это вопрос к ЦИК, — прищуривается председатель. — Мы подавали заявление еще в самом начале на участие, по квоте от партии. Нам позвонили и сказали явиться на участок. Вопросов нет! Меня тоже направили сюда таким же образом.

— То есть вы даже не подозреваете, почему заменили сразу 16 человек? И вы прибыли возглавлять участок, не попытавшись разобраться в таком вопросе?

— Меня прислали всего лишь два дня назад, — наращивает она силу голоса, занимая оборонительную позицию, — и при мне поменяли всего лишь три человека. Замены за весь период я не смотрела, не могу ответить на ваш вопрос. Тем более что все работает, почему меня должно было это интересовать?

— А вы какую партию представляете?

— УДАР. Это висит на сайте, вы можете проверить всегда.

— А откуда вы родом?

— Из Луганска. На сайте это тоже есть.

То, что на сайте ЦИК информация о членах комиссии отсутствует, известно и мне, и Ирине. И поскольку многие местные представители участковых комиссий видели лишь подпись председателя на документах, а саму председательницу не видели в глаза, то большинство людей из огромной очереди стоящих за бюллетенями даже в тот день не могли различить, кто же перед ними, и рассказывали мне, что председательствует «ну эта, Марущенко, Наталья ее, что ли?».

— Нет, она не состоит в нашей партии, это точно, — открещивается от Чемсак председатель областной организации УДАРа Егор Фирсов. — Но она идет по квоте УДАРа. Почему такое представление подали в ЦИК в нашей киевской организации, знать не могу. Но скажу, что сначала это были наши партийцы и председателем был наш человек.

Однако, порывшись в интернете, мы обнаружили корни Ирины уже на этих, последних, выборах по 51-му округу Краматорска, где она числилась простым членом ОИК по спискам… политической партии Наталии Королевской «Украина — вперед!». Теперь эта политическая сила входит в «Оппозиционный блок», который и представляет Юрий Солод. По предварительным подсчетам, он пока лидирует в своем округе №47 с большим отрывом от конкурентов (35%, а у ближайшего Рыбачука чуть более 17%).

— Видимо, торги насчет округов проходили на самом высшем уровне, — считает донецкий политолог Сергей Чепик. — Местные элиты явно не собирались сдаваться без боя, об этом свидетельствует и визит в день выборов президента страны в эти края (Порошенко 26-го прилетал в Краматорск. — «Репортер»). Возможно, его блок в обмен на некоторые замены на местах получил возможность улучшить картину по избирательным комиссиям в других регионах.

Вооруженные бойцы батальонов в ОИК: с одной стороны — охрана, с другой — конвой?

P. S.

Воскресный день в Константиновке — базарный. Очередь к машинам за картошкой по 2,80 грн за кило выстроилась подлиннее, чем на избирательных участках. Тем не менее ручейки избирателей тянулись на голосование весь день.

— Из знакомых моих ни один человек на выборы не пойдет, — говорит, идя в сторону своего участка, пенсионер Александр Евгеньевич. — Во-первых, боимся мы, война рядом. Вон, выше «Красного Октября» (кирпичный завод. — «Репортер») стоит колонна военной техники! Но главное, люди разуверились в старой власти, а из новых-то и знакомых лиц нет. Вроде новые, но что хорошего они для нас сделали? Кто к нам приехал, да чтоб по-человечески поговорил, помог? Доллар растет, беженцы к нам едут — так цены на продукты ежедневно вверх скачут. Больной вопрос и с отоплением. У кого частный дом, субсидия покрывает только 300 кубов газа в месяц. А дальше — за 100 кубов 180 грн нужно отдать. А в мороз на средний домишко расход за 500 кубов составляет. Откуда их взять? Пенсии и зарплаты на прежнем уровне остаются. Вот все депутаты обещают: создадим рабочие места. Не надо нам новые — вы старые улучшайте. Есть у нас заводы, предприятия, хоть еле-еле, но работают, а средняя зарплата по городу — всего 1,5–2 тысячи грн. Чуть больше платят только в «Укрцинке» и «Мегатексе», но там здоровье уменьшается непропорционально зарплате, потому что плавят свинец и с кислотой люди постоянно работают. Так что пошел я, выберу хоть кого-то — свой гражданский долг надо исполнять.