В день досрочных парламентских выборов корреспонденты «Репортера» отправились на несколько избирательных участков и попытались выяснить, чем действительно руководствуются украинцы при выборе своих представителей в Раде

«Я президента предупреждала»

Воскресенье, 13:30. Здание КП «РЕО-6» на столичной улице Ирпенской.

— Я за «Свободу», — с гордостью рапортует пенсионер Федор, покидая танцевальный класс, где расположился участок №800800.

Про себя отмечаю, что, будь старик лет на 30 моложе, мог бы сыграть бравого солдата Швейка.

— Почему за них? — спрашиваю.

— А за кого? — подпрыгивает он от неожиданности. — Вони ж послідовні. Ви подивіться, як вони голосують!

— За що голосують?

— Та за всьо! — чему-то радуется Федор. — Вони українці, конкретні хлопці.

Вопрос, что конкретно сделали эти «хлопці», ставит пенсионера в тупик. Мне даже делается неловко: чего пристала к человеку?

— Ну, от була ж брошурка така, — Федор беспомощно чертит в воздухе какой-то китайский иероглиф. А затем, не справившись с ним, машет рукой: — Ну, я старий, не пам’ятаю.

После чего стремительно прощается.

— Сегодня уже 26-е, а отопление не дают. У нас три дома не хотят идти голосовать, — сообщает мне пенсионерка Евгения Владимировна. — А я же президента предупреждала об этом.

— В смысле?

— Ну, позвонила в администрацию, говорю: «Мне нужен Петр Алексеевич». Секретарша спрашивает: «Зачем?» — «Ваш вопрос некорректен, — отвечаю. — Но так и быть, я вам скажу. У нас люди между собой договорились: если отопление не дадут — на выборы не пойдем». Она мне: «Вы им скажите, через неделю дадим». Испугались, значит, — улыбается Евгения Владимировна.

— За партию Порошенко, я так понимаю, вы голосовать не будете? — говорю.

— За кого буду голосовать, я вам не скажу. Но точно не за Тигипко и не за эту власть. Я против новых. Мне теперь придется только за отопление платить 420 грн! Плюс электроэнергия, телефон, холодная и горячая вода. А пенсия всего 1 200 грн. Это все Яценюк делает! Ждет, когда мы помрем, — старушка от испуга хватает меня за руку. — Я вам столько всего наговорила. Меня теперь посадят?

Сегодня она уже десятый респондент. Голоса предыдущих опрошенных распределились так: по две галочки за «Свободу» и «Самопомощь», по одной — за Гриценко, Тимошенко, Порошенко и «Оппозиционный блок». Еще несколько человек отказались говорить, за кого голосовали.

Мотивы у людей самые разные. Одни выбирают сердцем, другие — головой. Но чаще всего аргументы и эмоции сплетаются в один клубок.

— Я? — тушуется 47-летняя Люба. — Ну, я за «Самопомощь» и за Арьева. Я за него всегда голосую. Он ремонт нам в доме помог сделать и асфальт положить. И вообще, он единственный, кого я знаю. А в «Самопомощи» люди новые, молодые, они еще в парламенте не были. Может, что-то изменят.

— Программ я не читаю. Все они за все хорошее, — объясняет свою позицию Виктор. — Я уже давно за Гриценко голосую. Знакомые при нем в министерстве работали. Говорят, мужик толковый и честный.

— Проголосовала за Тимошенко. Ее программа мне больше всех подошла, — с расстановкой, словно читая диктант, объясняет крупная женщина в роговых очках. Со стороны она напоминает педагога со стажем: они и смотрят особенно, и говорят наставническим тоном, и часто поддерживают Тимошенко. — Мне нравится ее национальная идея и как она собирается строить общество.

— И как же она собирается его строить? — уточняю.

— Вступ до НАТО, — угрюмым басом подсказывает сын.

— Да, вступ до НАТО обязательно! И еще она разрушила «РосУкрЭнерго», — со знанием дела объясняет мне мадам. — Словом, я — за Тимошенко, тут и думать нечего.

«Только не начинайте»

Днепропетровский избирательный участок №121112 находится в здании Горводоканала. К 12:00 тут немноголюдно. Тем не менее на узкой лестнице, ведущей в актовый зал (там находятся урны для голосования), пробка. Создает ее пожилая пара — муж и жена, изучающие программы всех партий. Распечатки с ними развешаны на стенах на расстоянии в несколько шагов одна от другой.

— Какая она все-таки красивая, — вздыхает женщина, засмотревшись на фотографию Татьяны Чорновол. — Только шумит много.

— Вы за «Народный фронт» голосовать будете? — спрашиваю.

— За «Оппозиционный блок», — отвечает за женщину муж.

— Да за какой блок?! Воры они, пенсии украли, мы же это обсуждали, — заводится женщина.

— А я тебе уже объяснял, что пенсии у нас украл Тигипко, — начинает терпеливо объяснять мужчина. — Он теперь в своей партии, к блоку отношения не имеет.

— Так все остальные же старые его подельники там остались, — вступает в разговор девушка лет 25.

— А вы меня не агитируйте, — хмурится мужчина. — Вы, умники, за год страну до чего довели? Хватит, пора возвращать все как было.

— А как, по-вашему, было? — улыбается девушка и смотрит на меня, ища поддержки.

— Так, не начинайте только вот это вот, хорошо? — злится мужчина. — Вы шли куда-то себе? Вот и идите, мы вас пропустим.

Поднимаемся на нужный этаж. Наблюдателей в зале оказывается куда больше, чем желающих проголосовать.

— Я, вообще, за Яценюка была до последнего момента, — признается девушка, пару минут назад спорившая на лестнице. — Первый раз у нас в стране нормальный премьер-министр.

— Почему передумали? — спрашиваю.

— Ну, он не спортивно как-то себя повел. День тишины объявили, а он по телевизору продолжает агитировать.

— И за кого теперь будете?

— За «Самопомощь». Я, знаете, недавно была во Львове. Там уже Европа. Садовой — молодец.

Выходя из здания, сталкиваюсь с мужчиной лет 40.

— Куда идти голосовать? — интересуется он у меня.

— Первая дверь, там по лестнице на второй этаж, — говорю. — А вы за кого будете?

— А какая вам разница?

— Я журналист. Собираю материал.

— Журналист, — вздыхает мужчина. — Киевский?

— Да.

— Ну, напиши, киевский, что за «Правый сектор».

— Почему за них?

— Да пусть уже додолбят упырей этих.

— Вы сейчас о новой власти или о старой? — уточняю.

— Да обо всех. Вот «Правый сектор» по городу едет — сразу видно, за ними порядок.

По центральным улицам Днепропетровска действительно часто курсируют джипы камуфляжных расцветок с флагами ПС.

— Я вообще за Коломойского голосовал бы, — продолжает мужчина. — Жалко, что он не идет в Раду.

— Ну, так или иначе, лояльные к нему депутаты там будут присутствовать, — замечаю.

— Да это не то, нужна однозначность. Ты же смотри, в городе тишина и спокойствие. Кто войну дальше Донбасса не пустил? Мы ее тут остановили. Так что вы там, в Киеве, не очень-то о себе воображайте. Хорошо?

Солидарность женщин

Полдень. Второй этаж сельсовета Горенки (Киевская область). У входа в актовый зал, где выдают бюллетени и стоят урны, небольшая очередь.

— Ох, и сколько ж вас тут! — пенсионер близоруко всматривается в плакаты партий. — Собрать бы их всех в одном месте да заставить дрова старикам колоть!

Рядом двое молодых парней рассматривают портреты политиков и кривятся.

— Нет, ты на эти лица глянь! Идут воровать и говорят, что борцы с коррупцией.

— Карманы наши зачищать идут, ага.

Из актового зала одна за одной, опираясь на палочки, выходят пенсионерки.

— Ну что, проголосовали, девочки? — улыбается им дедушка, который только идет на выборы.

— Ой, «полотенце» выдали, еле нашла того, за кого хотела голосовать.

— И за кого? — подключаюсь к разговору.

— За Юлю!

— Почему?

— А как ее не поддержать? Ее за правду посадили в тюрьму! А это кто такие? — старушка обводит жестом информационные плакаты партий. — Я их не знаю! Все они брешут! Понимаете, я вот два года назад читала пророчество одного монаха. Он еще в 1991 году предсказал, что будет война и что должна стать президентом женщина. И когда она к власти придет, тогда будет в стране порядок!

— Ноль без палочки эта ваша Юля! Не дадут ей иностранцы денег. Зачем за нее голосовать? — подключается к разговору еще одна пенсионерка.

— А кому дадут? — интересуюсь.

— Да вот Яценюку же давали.

— Будете за «Народный фронт» голосовать? — спрашиваю.

— Я собиралась, да, но услышала, что он не будет премьером. Так что передумала. Зачем на него голос тратить?

— Как зачем? Бюджета же не было! Пустая казна была, а он нашел деньги! Если «Народный фронт» не пройдет, деньги закончатся, — замечает женщина средних лет и, обгоняя бабушек, спешит к выходу.

— А вы только у пенсионеров интервью берете? — обращается ко мне мужчина лет 40. — Пойдемте покурим у крыльца, расскажу, что думаю.

Выходим, достаем сигареты. Мой собеседник вздыхает:

— Да не за кого сейчас голосовать! Нет ни одной нормальной партии. Словом, я у второго номера крестик поставил. Не помню, как эта партия называется. Там, в общем, одни женщины.

— «Солидарность женщин Украины», — подсказываю.

— Да, точно. Выбрал их из тех соображений, что они хотя бы точно против войны. У всех же у нас на востоке друзья, родные, кто-то там служил, — мужчина еще раз вздыхает. — А так не за кого голосовать. Мы же не дети, понимаем, что для них эти выборы — прикрытие бизнеса. Депутаты — как марионетки у олигархов… Но ты обязан сюда прийти! Чтобы не украли твой голос, чтобы не было фальсификаций.

Спускаясь с крыльца, сталкиваюсь с парой девушек.

— Я не знала, за кого голосовать. Сказать честно, просто испортила бюллетень, — признается одна из них.

— А я за Ляшко проголосовала, у него такая реклама классная! «Нехай идут в окопы», — смеется ее подружка. — И еще за женщину по фамилии Венгр. Не знаю, кто она такая, но я очень хочу в Венгрию поехать.

— Несколько легкомысленные аргументы, нет? — замечаю.

— Да слушайте, все равно же от наших голосов мало что зависит! — уверяют меня подружки.

Замечаю, как из дверей сельсовета выходит семья. Мама и дочка, на вид студентка, говорят, что голоса разделились: старшее поколение — за Порошенко, младшее — за «Самопомощь». Мать объясняет выбор:

— Посмотрите, какая красота во Львове. Может, они и во всей стране такой порядок наведут? И главное, они ни в каких схемах замечены не были. Мы им верим. И верим Порошенко. Мы за него проголосовали на президентских выборах, проголосовали и сейчас.

— Вы им полностью довольны? — спрашиваю.

— Ну, не полностью, нет, не совсем. Все-таки война до сих пор идет. Но очень на него надеемся. Главное, чтобы люди не за тех, кто раньше был при власти, проголосовали. Может, с новыми людьми что-то изменится к лучшему?

Кухонные дебаты

Восемь утра. Избирательный участок в Бортничах (Киевская область). Крупный мужчина на костылях в спортивном костюме тяжело забирается по ступенькам на крылечко школы. Его сопровождает хлопочущая жена и молчаливая дочь.

— Вы так рано, — говорю.

— Нам важно проголосовать, — отвечает мужчина.

— Уже решили за кого?

— Да, за Порошенко.

— Почему за него?

— Порошенко — образованный человек. Соответствует современному образу политика. Человек, который не воровал, а заработал деньги благодаря человеческим качествам, — начинает обстоятельно объяснять мужчина. — А еще у него же диабет, а он не опускает руки, работает над собой. Человек, который смог обуздать собственную болезнь, способен на многое.

Я невольно кошусь на костыли. Мужчина это замечает и смеется:

— Да нет, вы не проецируйте мои аргументы на мои проблемы со здоровьем. Просто Порошенко храбрый и смелый. Хорошо показал себя на Майдане.

— Многих он разочаровал за последние месяцы, — говорю.

— Понимаете, Порошенко досталось бурное море и старая пробитая лодка, но он как-то умудряется на ней плыть.

Дочь и супруга внимательно слушают рассуждения главы семьи.

— А вы за кого голосовать будете? — спрашиваю у девушки.

Та запинается. Отец приходит на помощь.

— Дочь хотела сперва голосовать за Ляшко, как за представителя убойной силы, которая будет радикально кромсать власть, но потом я ее переубедил. Это мишура. Кому интересно, могут заглянуть в его прошлое, у кого есть интернет.

— За жену вы тоже решили?

— Жена сама приняла решение. В ходе длительных кухонных дискуссий. Я ей просто все на пальцах объяснил.

— То есть за Порошенко?

— Именно.

«Глаза близко к носу»

На избирательном участке №212 Дарницкого района (Киев) в 11:00 толпы людей. Из-за этого средняя школа №255, в которой он размещен, больше напоминает место встречи выпускников разных поколений. Вот учитель физкультуры, невысокого роста добродушный человек в кепке, который тут работает наблюдателем, признает в 30-летнем парне своего бывшего ученика.

— Сашка, ты, что ли?! А крепкий-то какой! И живота вовсе нет!

— Я бегаю по утрам. Спасибо вам! Прыгать разучился, но зато палатку собираю лучше всех. И костер помню как разводить по вашему рецепту.

— Ну молодец! За кого голосовать будешь? — хлопает учитель парня по плечу.

— По партиям — за «Народный фронт». Порошенко звездочку поймал, за него не хочу, пусть попустится. По мажоритарке — не знаю за кого, по жребию. Я давно в этом районе не был, вообще не представляю, кто тут у вас баллотируется.

Замечаю, как в это время какая-то девушка рвется в школьную столовую.

— Девушка, что вы дверь ломаете? Там сегодня выходной, — кричит ей вахтерша в тяжелом шерстяном свитере.

— Я хотела пирожок купить…

— Вы идите голосовать. Пирожки с понедельника.

— Я еще не решила, голосовать или нет. Мне бы перекусить.

— А зачем вы пришли на участок, раз не решили? — спрашиваю я у девушки.

— Так я вот возьму бюллетень и тогда решу. Вообще, думала за «Народный фронт» голосовать, но тут увидела, что вторым номером у них Таня Чорновол. Она мне не нравится.

— Не нравится тем, что слишком радикальная? — уточняю.

— Тем, что у нее глаза близко к носу посажены. Это плохой признак. Да и не люблю истеричных женщин в политике. От них все беды.