Мнение: И снова здравствуй

Жану-Люку Годару 83 года, и он все еще снимает. Кино Годара всегда принадлежало настоящему, было мгновенной реакцией на состояние общества, искусства, политики, философии и технологий. Его новая картина «Прощай, речь» также принадлежит настоящему.

Это уже второй фильм режиссера, снятый в 3D. Он создает еще более зрелищную картинку, чем Кэмерон, и одновременно разрушает объемный мираж, постоянно деформируя, смазывая, калеча слои изображения. Но «Прощай, речь» — не про смерть изображения. Это кино о кризисе коммуникации, о крахе главного речевого приема, давно превратившегося в культурный, — о смерти метафоры. Перенос значения с одного понятия на другое — это основа культуры, символической системы, которая существует только в своей комплексной сложности: значение каждого символа определяется взаимной конфигурацией других символов. Эта система стала слишком запутанной или таких систем стало слишком много, как бы говорит нам Годар. Мы больше не понимаем друг друга, не верим другому, мы потеряли инстинкт, позволявший нам извлекать правду даже изо лжи, мы потеряли Большую Идеологию и остались один на один со своими фрагментарными убеждениями, больше похожими на суеверия.

Герои Годара — пара обнаженных любовников, которые пытаются вести философские разговоры, но вторгающийся шум или риторическая формулировка вопроса не дают возможности его понять. Бесконечные цитаты и аллюзии, которыми переполнен фильм, в данном случае не обогащают его смыслами. Наоборот, эта интеллектуальная эквилибристика тоже служит своего рода шумом, заглушающим смысл режиссерского сообщения.

Но это сообщение более чем внятно: все действительно важные вещи тут проговариваются в лоб. Опыт нацизма как определяющий политический опыт новейшего времени. Превращение демократии в технократию — результат разложения общего языка на профессиональные жаргоны, уже физическая невозможность коммуникации между классами.

Выход? Годар предлагает нам уподобиться своей собачке Рокси, безъязыкой, но видящей вещи такими, какие они есть. Однако есть ли что-то за стеной языка или там нас ждет та самая пустыня реального, которую показывал Морфеус Нео в «Матрице»?

ГЛАВНЫЕ ФИЛЬМЫ НЕДЕЛИ:

Серена

Сюзанна Бир

Драматическая история разворачивается в 1929 году в горах Северной Каролины. Серена (Дженифер Лоуренс) — симпатичная блондинка, в которую влюбляется бизнесмен Джордж Пембертон (Брэдли Купер). Вместе они строят лесопромышленную империю, одинаково преуспевая и в любви, и в бизнесе. У них лишь одна проблема: Серена не может родить ребенка. Со временем Джордж решается на тяжелый моральный выбор — заводит роман на стороне.

Прежде чем я усну

Роуэн Жоффе

У главной героини фильма амнезия странного характера. Каждый день, просыпаясь утром, она забывает все, что узнала за прошедший день. Это началось после того, как 10 лет назад кто-то пытался ее убить. В какой-то момент женщина узнает о видео-дневнике, который, оказывается, тайно ведет уже долгое время. На записи она предупреждает саму себя не верить никому. Все, что окружает потерявшую память, оказывается ложью, скрывающей тайный заговор.

Если твоя девушка — зомби

Джефф Баэна

Главного героя фильма зовут Зак. И у него настоящая проблема. Началось все с того, что его девушка умерла. А потом воскресла. Набожные родители сразу заговорили о чуде. А вот Зак с самого начала заподозрил что-то нехорошее. И не зря, потому что через несколько дней воскресшая превращается в зомби и начинает есть людей. Зак оказывается перед дилеммой: смириться и поставлять девушке все новые «продукты питания» или попытаться ее вылечить.

Самба

Оливье Накаш, Эрик Толедано

Звезда фильма «1+1» Омар Си и героиня «Нимфоманки» Шарлотта Генсбур встречаются в нежной французской комедии о любви. Он — сенегалец, живущий во Франции 10 лет, но до сих пор не нашедший нормальную работу. Она — одинокая сотрудница социальной службы. Неожиданная дружба между такими разными людьми постепенно превращается в любовь.