Выборы, прошедшие в минувшие выходные в самопровозглашенных ДНР и ЛНР, закончились с прогнозированным результатом. Нынешнее руководство, захватившее власть с оружием в руках, было переизбрано народом, а Россия получила основание для официального признания «республик». «Репортер» отправился на место событий, чтобы понаблюдать за ходом выборов в Донецке и окрестностях, и увидел, как энтузиазм сепаратистов мешает соблюдать даже формальную законность

Наблюдатели справа

Вообще-то, выборы в ДНР начались даже не 2 ноября, а 29 октября. В этот день глава Центризбиркома непризнанной республики Роман Лягин представил систему дистанционного голосования в интернете. В течение трех дней жители Донецкой области, находящиеся на территориях, не подконтрольных сепартистам, могли загрузить в систему электронного голосования свои персональные данные и после процедуры верификации проголосовать онлайн или, скачав бюллетень, заполнить его и отправить по почте.

Система онлайн-голосования начала давать сбой в первый же день. Сайт ЦИК просто не работал. По словам Лягина, причина была в многочисленных DDоS-атаках. Тем не менее через три дня он отрапортовал о том, что удаленно проголосовали почти 48 тысяч избирателей — в основном из Мариуполя, Краматорска и Славянска.

Пробуя систему на прочность, я и сам попытался поучаствовать в онлайн-голосовании. Безрезультатно. Со-общения с персональным кодом я так и не получил — помешало то ли отсутствие донецкой прописки, то ли не работавшая в пятницу во всем Донецке мобильная связь. Впрочем, советник председателя СБУ Маркиян Лубкивский в тот же день привел пример, как жительнице Славянска удалось проголосовать не только за себя, но и за выдуманного гражданина Буркина-Фасо и даже за корову Буренку.

Несмотря на такие сомнительные, с точки зрения демократии, инновации в избирательной системе, ближе к выходным в Донецк начали прибывать международные наблюдатели, заранее готовые признать результаты выборов. Так, в субботу стянувшихся в столицу Донбасса многочисленных журналистов ЦИК ДНР пригласил на пресс-конференцию международных наблюдателей от некоей международной организации АБСЕ. «Аssociation for Security and Cooperation in Europe (ASCE) объединяет представителей ведущих европейских государств, цель которых — осуществление мониторинга избирательного процесса, оценка выборов с правовой точки зрения и соответствие процедуры голосования международным демократическим нормам», — говорилось в анонсе. Схожесть на слух с аббревиатурой Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) вызвала серьезную путаницу, и многие по ошибке заговорили об официальном признании выборов европейскими институциями.

На поверку оказалось, что АБСЕ — пока еще несуществующая Ассоциация по безопасности и сотрудничеству, создать которую предлагает лидер ультраконсервативной австрийской партии REKOS экс-депутат Европарламента Эвальд Штадлер. Вместе с членом правой итальянской партии Forza Italia («Вперед, Италия») Алессандро Муссолино, чья фамилия сразу вызвала у большинства присутствовавших на пресс-конференции ассоциации с фашистским лидером, он раскритиковал ОБСЕ за отказ признавать самопровозглашенные республики.

— Непризнание этих выборов — позор для всей Европы, позор для ОБСЕ, поэтому мы предлагаем создать альтернативную, честную организацию, не зависящую в своих суждениях от воли США, — с искренней яростью в голосе заявляет в своем выступлении Штадлер.

Эту речь переводит почему-то российский политолог Олег Бондаренко, советник вице-премьера РФ Дмитрия Рогозина, представляющийся «сотрудником пресс-центра Новороссии». Он же перечисляет прибывших на выборы европейских наблюдателей. Это в основном представители ультранационалистических и консервативных партий, таких как французский «Национальный фронт» и Британская национальная партия. Добиться полного списка не удается — многим наблюдателям за посещение этих выборов угрожает преследование со стороны СБУ.

— Да я уже и так в Украине персона нон грата еще после крымского референдума, меня это не очень-то и волнует, — равнодушно отмахивается польский политик Матеуш Пискорски, которого на родине нередко критикуют за откровенно неонацистские взгляды.

Танцевали — веселились

В воскресенье, 2 ноября, у здания ЦИК ДНР — бывшего офиса хоккейного клуба «Донбасс» Бориса Колесникова — людно. Толпу журналистов и международных наблюдателей распределяют, согласно заранее составленным спискам, по автобусам. Они отправятся по спланированным маршрутам к образцово-показательным участкам.

— Вы, конечно, можете поехать и сами, но мы тогда за вашу безопасность не ручаемся, — предостерегают почему-то в пресс-центре «республики».

А пока все ждут голосования самого главного избирателя ДНР, по совместительству основного кандидата на должность ее главы Александра Захарченко. Возле участка, открытого в школе неподалеку от ЦИК, собралось около сотни журналистов.

— Два шага назад, не напираем, все попадут! Ну что же вы, господа журналисты, русского языка не понимаете? —раздосадованно кричит охраняющий участок боевик с калашниковым.

Захарченко появляется минут через 30 после открытия. До него успевают проголосовать несколько пенсионеров, выгуливающих на бульваре Пушкина собак поутру.

— Я за мир голосую, — уверенно говорит немолодая полная дама, пробираясь через журналистов к привязанному у входа в участок терьеру. — Почему получается, что в Киеве голосовать можно, а у нас здесь нет?

«Голосуем за мир» — один из лозунгов избирательной кампании в ДНР, билборды с таким призывом развешаны по всему Донецку. Как и политическая реклама кандидатов, самого Захарченко и возглавляемого им движения «Донецкая республика» — с «днем тишины», в который должен действовать запрет на агитацию, здесь решили не заморачиваться.

Новоизбранный «глава» ДНР Александр Захарченко впервые за многие месяцы появился на публике в гражданском костюме

«Народный премьер» впервые за последние месяцы показывается на людях без полевой униформы. В недорогом сером костюме в полоску и белой рубашке без галстука он приходит на участок в сопровождении жены — блондинки в ярко-синем платье.

— Я сегодня выехал не на боевые действия, выборы — мирное дело, и я умею носить пиджак, а не только камуфляж, —ответил он на язвительное замечание журналистов.

Голосуя не по месту жительства, Захарченко обкатывает еще одну сомнительную процедуру — пишет заявление с просьбой разрешить проголосовать именно на этом участке. По идее, персональные данные избирателей из таких заявлений должны передаваться в ЦИК, чтобы избежать двойного голосования и предотвратить фальсификации, но на самом деле этим никто не занимается. Нет на участках и списков избирателей — они формируются тут же на ходу.

— Ну как, Украина у нас реестр избирателей забрала, а тот, что на референдуме был, я не знаю куда делся, — честно признается Светлана, председатель избирательной комиссии в одной из школ Макеевки.

С утра здесь не утихает музыка. Из колонок звучат военно-патриотические песни: «Землянка», «На безымянной высоте», «Журавли». Смиренно стоящие в очереди к участку жители соседних районов пританцовывают на морозе в такт музыке. Комиссия явно не справляется с наплывом людей. В ЦИК это называют «небывалым энтузиазмом избирателей», однако причина более банальна. Якобы в целях безопасности количество участков сократили едва ли не в четыре раза. Так, если на парламентских выборах 2012 года в Макеевке работали 234 избирательных комиссии, то сейчас только 67.

— Где тут за Захарченко голосовать? — спрашивает подслеповатый пенсионер сотрудника комиссии, вглядываясь в бюллетень — обычный лист А4, защищенный от подделок лишь печатью и подписью.

За минуту до этого старичок пылко доказывал нам, что переворот в Украине и война на востоке организованы американскими империалистами и что на Вашингтон и почему-то на Варшаву надо обязательно скинуть ядерные бомбы.

В холле избирательного участка работает буфет — традиция, тянущаяся еще со времен СССР. Впрочем, продавщица Ольга жалуется, что покупателей немного — денег в Макеевке мало, особенно у пенсионеров, составляющих основную массу избирателей. От нечего делать Ольга флиртует с охраняющими участок боевиками из «группы Беса» (полевого командира Игоря Безлера). Сам Безлер, один из главных оппозиционеров Захарченко внутри ДНР, долгое время не желавший признавать эти выборы, по слухам, на днях то ли выехал, то ли был вывезен в Крым.

Несколько пирожных для себя и мамы покупает 17-летняя Маша. На этих выборах она впервые голосует — в ДНР минимальный возраст для участия в выборах снизили до 16 лет. Но подростков на участках немного.

— Я голосовала за ДНР, — невпопад отвечает Маша на наш вопрос, продолжая говорить словно заученными на уроке фразами. — Если выборы состоятся, то Киев вынужден будет нас признать, Москва нас признает, а я смогу поехать учиться в Россию.

Ближе к обеду очередь на еще одном избирательном участке в Макеевке перетекает от урн для голосования к двум фургонам, припаркованным в 10 метрах от входа. Тут организована «благотворительная акция». Проголосовавшим продают «борщовый набор» — свеклу, картошку, капусту и морковь — всего лишь по 1 грн за килограмм. Ранее в Донецке представитель «министерства экономики и торговли ДНР» назвал этот аттракцион невиданной щедрости «социальной акцией местных предпринимателей при поддержке Захарченко».

— Как это больше трех килограммов в одни руки нельзя? — возмущается кто-то в голове очереди. — А через два квартала хоть мешок бери. Что за произвол?!

— Правильно, нечего мешками таскать, надо, чтоб всем хватило, — отзываются на другом конце. Похоже, покупка овощей интересует этих людей, обездоленных войной, куда больше, чем исход голосования.

— Е…нулись здесь все со своей картошкой, — наблюдает за происходящим из дверей соседнего магазина мобильных телефонов 35-летний Сергей. На выборы он не пошел — лень стоять в очередях, да и в демократию под охраной боевиков он не верит.

— Можно подумать, мое участие сейчас что-то изменит и благодаря моему голосу Захарченко проиграет. Поздно пить боржоми, — горько усмехается он.

Подсчитали — прослезились

Ближе к вечеру избирательные участки пустеют: самые активные проголосовали утром, к тому же на окраинах Донецка опять начинает греметь артиллерия, жители прячутся по подвалам.

— Хоть передохнули немного, а то весь день такой дурдом был, — сетует Екатерина, глава еще одной участковой комиссии недалеко от центра Донецка. — Пенсионеры жалуются постоянно, что информации о кандидатах никакой нет, приходится им рассказывать. С молодежью проще, они в интернете все прочитали.

Информация для избирателей на участках действительно скудная. Три листка с биографиями кандидатов на должность «главы республики», два листка с первыми тройками из списков организаций, баллотирующихся в «народный совет». Ни политические программы, ни полные списки кандидаты так и не удосужились огласить. Впрочем, это мало кого смущает.

Пенсионеры — самая многочисленная группа избирателей в ДНР

— А можно мне за маму проголосовать? Она у меня инвалид, но тоже за Захарченко. Я вот и пенсионное ее принесла, — уговаривает в углу члена избиркома немолодая женщина в теплой куртке.

— Конечно, голосуйте на здоровье.

Таких нарушений на выборах немало: где-то выдают дополнительные бюллетени вместо испорченных, где-то голосуют за родственников, где-то закрывают раньше времени участки. Хотя вряд ли это влияет на результат — он предрешен заранее.

Вечером Роман Лягин представляет результаты «экзит-пола», его проводил некий местный «Институт общественного мнения». По данным опросов, Захарченко набирает заоблачные 81,37% голосов, его оппоненты Александр Кофман и Юрий Сивоконенко — 9,73 и 9% соответственно. «Донецкой республике» Захарченко обещают около 65% в «совете», а «Свободному Донбассу» — 35%.

Объявленные на следующий день официальные результаты выборов оказались немного скромнее: из более 1 млн проголосовавших избирателей Захарченко поддержали 78, 93%, Кофмана — 11,45% и Сивоконенко — 9,62%. «Донецкая республика» получила 68,35% голосов, а «Свободный Донбасс» — 31,65%.

— Мы поражены той прозрачностью и энтузиазмом, с которыми проходило это голосование, — заявил сразу же после оглашения данных «экзит-пола» депутат Госдумы России от ЛДПР Леонид Слуций, также прибывший в Донецк в качестве наблюдателя. — Не исключаю, что теперь в Думе активизируется вопрос признания ДНР как независимого государства, как бы к этому ни относились киевские власти.

Сам Захарченко в это время выступал на центральной площади Ленина. Здесь еще днем начался праздничный концерт, названный «Как в старые добрые времена». Открывала выступление российская группа «7Б», именуемая так в честь медицинского кода диагноза «шизофрения» — иронию в этом организаторы концерта как-то не углядели.

— Мы сегодня стали свидетелями того, как наши граждане, народ «Донецкой народной республики», сделали свой свободный выбор в пользу независимости, процветания. В пользу надежды на то, что мы, использовав кредит, выданный нам народом, сможем обеспечить рост экономики, выплату всех социальных пособий, обеспечить мирное будущее нашим детям, — воодушевляюще кричит со сцены Захарченко, давая команду запускать салют, который слишком похож по звуку на уже знакомый здесь всем грохот артиллерии.

Это слушают несколько десятков явно подвыпивших молодых людей и такая же группка пенсионеров — от поздних мероприятий здесь отвыкли, обычно в это время уже начинается комендантский час. Крепчающий ветер гуляет по площади, заставляя глаза присутствующих слезиться. Впрочем, многие готовы принимать это за слезы радости.