После «выборов» в ДНР и ЛНР 2 ноября стало окончательно понятно, что «республики» становятся, по сути, независимыми от Украины квазигосударствами. Новым Приднестровьем. Киеву остается либо силой ликвидировать их «самостийность», либо выстроить механизм мирного сосуществования в надежде, что в будущем Украина за счет успехов в своей модернизации сумеет переломить настроения «донецких»

«Выборы», прошедшие в Донбассе 2 ноября, поставили Киев перед фактом: руководство обеих «республик» обрело признаки легитимности и сразу же потребовало от Киева «равноправных» отношений. Киев, естественно, ни выборов, ни руководство ДНР/ЛНР не признал. Так же поступил и Запад. В то же время Россия итоги голосования признала и дает всеми силами понять, что теперь будет выстраивать отношения с Донбассом без какой-либо оглядки на украинское правительство.

У Киева в такой ситуации появляется два варианта. Первый — разорвать перемирие и перейти в наступление. Второй — выстраивать отношения, как Молдавия с Приднестровьем (формально не признавать, но реально иметь весьма активные экономические связи). Несмотря на воинственную риторику последних дней, события уже идут по второму пути. Правда, у ДНР и ЛНР есть важное отличие от Абхазии, Приднестровья и Южной Осетии: последние не претендуют на расширение своей территории. А в Донецке и Луганске на официальном уровне говорится о необходимости «освободить» не только оставшуюся часть Донецкой и Луганской областей, но и всю «Новороссию» и даже Киев.

Поэтому нельзя исключать тот вариант, что, наладив худо-бедно порядок на своих территориях и сформировав регулярную армию, сепаратисты перейдут в наступление. Правда, случится это, только если ситуация внутри самой Украины будет дестабилизирована, силовые структуры потеряют единое управление и страна окажется легкой добычей. В любом другом случае полномасштабная война маловероятна.

ИГРА МУСКУЛАМИ

Выборы в Донбассе сыграли на руку «партии войны» в украинском истеблишменте. И девальвация минского протокола, и вероятная отмена «закона о Донбассе» могли уже стать косвенной причиной военного обострения. Перемирие остается в силе, однако обе стороны пошли на укрупнение боевых группировок. В конце октября на информационных ресурсах, связанных с ДНР/ЛНР, стали появляться вбросы о подготовке наступления украинских войск сразу после выборов в Верховную раду 26 октября. Якобы нападение должно было произойти сразу по трем направлениям, и, воспользовавшись естественным плацдармом в Авдеевке, аэропорту Донецка и близлежащем селе Пески, украинская армия планировала одним мощным рывком захватить Донецк за несколько дней.

Информацию эту активно распространял и Игорь Стрелков. По его данным, наступление должны были обеспечить две ударные группировки с северо-запада и юго-запада, цель — вся Донецко-Макеевская агломерация. А незадолго до самих выборов «Репортер» получил подтверждение передислокации личного состава и бронетехники в направлении Донецка: речь шла о перебрасывании мобильных подразделений десантных войск.

В то же время буквально накануне голосования в зону АТО стали массово заходить военные колонны без опознавательных знаков. Сепаратисты, в общем-то, и не скрывали, что это российские подразделения, заявив о том, что снова заработал «военторг» (так в ДНР/ЛНР на сленге называют российскую военную помощь).

Правда, как говорят в ДНР, речь идет не о подготовке к наступлению, а о защите от возможного нападения украинских войск в день выборов. Впрочем, напряжение все эти события вызвали колоссальное и породили многочисленные слухи о возобновлении войны. Особенно на фоне объявленного прекращения действия закона об особом статусе. Заверения президентского советника Олега Медведева в том, что перемирие продолжается, а возможная отмена закона об особом статусе отдельных регионов Донбасса не будет означать автоматического начала военных действий, не оказали никакого эффекта: обе стороны продолжают наращивать войска. По данным «Репортера», в район Донецка должны прибыть украинские военнослужащие, которые ранее были отправлены в отпуск и увольнительные.

Пока в Донбассе стоят российские войска, наступление украинских вооруженных сил маловероятно. Скорее всего, при помощи российских войск ДНР/ЛНР попытаются отвоевать точки, которые они уже давно и так атакуют: донецкий аэропорт, Авдеевку и Пески, Дебальцево, Счастье и, возможно, Мариуполь (хотя последнее и сомнительно). Полномасштабного наступления российской армии и армии сепаратистов на север Донбасса и на сопредельные области вряд ли стоит ожидать. Ограничителей два. Первый — возможные потери войск РФ, что может вызвать сильное недовольство в российском обществе. Второй — ужесточение санкций Запада. К тому же, если бы Россия хотела уже этой зимой уничтожить независимость Украины, она бы не подписывала договор о поставках газа.

Судя по действиям Кремля, основная ставка в Москве делается на постепенную дестабилизацию внутренней ситуации в Украине под грузом экономических проблем и нарастающих противоречий внутри лагеря Майдана. Если новая Рада станет центром провоцирования скандалов, отношения между Порошенко и Яценюком окажутся на грани тотальной вражды, командиры батальонов попытаются войти в большую политику с автоматами наперевес, а правительство по требованию МВФ продолжит сворачивание социальных программ, повышение налогов и тарифов, то страну ждут действительно тяжелые времена. Уровень управляемости государством резко снизится, силовые структуры будут деморализованы раздраем в верхах, начнутся бунты военных (наподобие похода Нацгвардии к Администрации президента). В такой обстановке организация новых выступлений на Юго-Востоке с силовой поддержкой сепаратистов из Донбасса будет выглядеть вполне вероятной. Но, повторимся, это может произойти, только когда новые территории можно будет захватить «малой кровью» (как Крым). Не ранее того. А пока — Приднестровье.

ПРИДНЕСТРОВЬЕ-2 ИЛИ ЧЕЧНЯ-96

«Государственное строительство» у сепаратистов идет полным ходом. Точнее, его ведет Москва. Последняя сделала ставку на абсолютно управляемые фигуры — Захарченко и Плотницкого. Под
откос пошли почти все лидеры боевиков, которые выделялись амбициями или вели себя неадекватно, отпугивая обычных людей радикализмом суждений. Сначала ушел Стрелков, затем выбили из политического седла Павла Губарева, который видел себя соперником Захарченко.

Из последних жертв — Безлер (Бес), скоропостижно покинувший Горловку. Следующей жертвой чисток станет, скорее всего, Мозговой (друг Стрелкова), который контролирует Стаханов и Алчевск в Луганской области. Он уже отметился рядом откровенно шокирующих действий и заявлений. Например, устраивал народные голосования за расстрелы или же призывал арестовывать девушек, которые вечером ходят по ресторанам.

Вполне вероятно усмирение казачьей вольницы, которая расцвела на юго-востоке Луганской области под руководством Дремова и атамана Козицына. Все это делается и будет делаться под присмотром России, которой нужна на своих границах управляемая территория, а не махновщина полевых командиров. Нужна также дисциплинированная и хорошо обученная армия из местных жителей, которая, когда настанет «время Ч» и поступит приказ идти на Запад, сможет самостоятельно решать боевые задачи при минимальной поддержке российских войск.

Наконец, нужна будет социально-экономическая стабилизация в регионе, чтобы показать, как хорошо живет «независимый Донбасс», отделившись от майданной киевской власти.

По данным «Репортера», денежный вопрос будет решаться при помощи России, которая окажет поддержку сепаратистам, чтобы те могли платить пенсии и зарплаты бюджетникам. Сложнее со всем остальным. То же Придестровье экспортирует товары с молдавскими сертификатами. Предприятия на непризнанных территориях могут продолжать вести свою хозяйственную деятельность, если останутся в украинском правовом поле. Но в таком случае и налоги они будут платить Украине, что ДНР/ЛНР категорически не устраивает.

В своем обращении к Украине от 3 ноября руководители ДНР предлагают Киеву сотрудничество в сфере промышленности. Правда, конкретно не описывают, как они это видят. Еще один важный вопрос: кто будет дотировать убыточные шахты? Сейчас рассматриваются разные варианты. Согласно одному из них, эти расходы также будет покрывать Россия. По другому — шахты по-прежнему будут получать господдержку из украинской казны, но и уголь будут продавать Украине (о том, что Киев готов закупать уголь, уже заявило Минтопэнерго).

Наконец, самый сложный вопрос — энергообеспечение. Особенно остро он встал после обещания «Нафтогаза» отключить газ. Помогли россияне: украинская сторона заметила активность по расконсервации газопроводов местного значения, ведущих через границу, подконтрольную ДНР/ЛНР. Топливо в этом случае будет поступать из Ставропольского подземного хранилища газа. Интересно, что система газопроводов в Донбассе выглядит мудрено: Донецк должен поставлять газ освобожденным Славянску и Краматорску, а Горловка — Лисичанску, в котором стоят украинские войска. Поставку электроэнергии может взять на себя Ростовская АЭС — на днях там начали монтировать новый, третий, энергоблок (во вторник станция даже пережила аварийное отключение).

Но в целом проблемы по налаживанию мирной жизни (притом что война реально не прекращается) выглядят труднорешаемыми. А без масштабной поддержки России и вовсе непреодолимыми.

На это, видимо, и расчет украинских властей: непризнанные территории погрязнут в хаосе и разрухе на фоне Украины, которая при помощи Запада начнет проводить эффективную модернизацию.

То есть и в Киеве, и у сепаратистов надеются примерно на одно и то же: «мы расцветем (при поддержке внешних сил), а у вражеского соседа все коровы сдохнут».

Правда, есть еще вариант, что плохо будет по обе стороны фронта. И ситуация станет напоминать не Приднестровье, где война быстро закончилась, образовалась более или менее стабильная граница и кое-как урегулировались отношения между противоборствующими сторонами, а Чечню после Хасавюртовских соглашений 1996 года: территорию, находящуюся в российском экономическом поле, де-факто независимую, но пребывающую в состоянии замороженной войны с «большой землей». Войны, которая разморозилась после трех лет нервного перемирия.