Мнение: Ведьмы и покойники

В харьковском издательстве «Фолио» вышла книга «Антология украинской готической прозы» в двух томах. Составителем антологии стал популярнейший украинский писатель Юрий Винничук. В первом томе собраны произведения авторов ХVIII–XIX веков — периода расцвета мистических настроений в украинской литературе. Среди авторов читатель, ранее не интересовавшийся этой темой, с удивлением обнаружит тексты Григория Квитки-Основьяненко, Пантелеймона Кулиша, Николая Костомарова и даже Леопольда фон Захер-Мазоха. Во втором томе собраны произведения писателей, которые творили в начале ХХ столетия и в межвоенный период.

Надо сказать, что проза, собранная в этой антологии, имеет много общего с европейской готической литературой. Призраки, потусторонние силы, живые мертвецы и прочая нечисть буквально заполоняют страницы. Они появляются по разным причинам, а чаще всего вообще без них. Чем украинская готика на европейскую не похожа, так это отсутствием сюжета. Вот взять, например, рассказ «Мельник» классика украинской мистики Олексы Стороженко. Рассказчик вспоминает о своем друге мельнике: как решил однажды пошутить над ним, а тот испугался и в ответ рассказал историю. Мол, был у него сын, которого он очень любил, а тут появилось нечто страшное и непонятное и сказало, что сын умрет. Сын и умер. Потом то же существо явилось по поводу жены. После пообещало наведаться еще раз. Затем рассказчик узнает, что его друг мельник погиб. Конец.

Впрочем, благодаря такой прямолинейной простоте подобные произведения приобретают дополнительную реалистичность, что позволяет им лучше выполнять свое назначение — пугать читателя. Главное же отличие украинских ужасов — в большинстве своем они основаны на богатой почве народной мифологии и демонологии. А здесь уж материала столько, что, если копнуть поглубже, Толкиен со своими эльфами и гномами будет нервно курить в сторонке.

ГЛАВНЫЕ КНИГИ НЕДЕЛИ

Безбожный переулок

Марина Степнова

Издательство АСТ

Роман, в котором сюжет и персонажи появляются будто бы вопреки воле автора. История врача по фамилии Огарев и его взаимоотношений с женщинами тонет в деталях, воспоминаниях, запахах, ярких цветовых пятнах, болевых ощущениях и прочих сохраненных в памяти и описанных мелочах. Герой при этом полностью безволен, и все события происходят с ним по воле случая. Так же демонстративно безволен и автор. Сюжет, однако, есть и вполне яркий.

Кто в овечьей шкуре?

Джордж Саймон

Издательство «Альпина Паблишер»

Раз людям свойственны соперничество и попытки манипулировать друг другом, можно составить свод самых распространенных приемов тайных манипуляций. «Преуменьшение» — стремление сделать муху из слона. «Отрицание» — прием «Кто — я?!» заставляет жертву, противостоящую агрессору, усомниться в обоснованности своих действий. «Рационализация» — попытка агрессора оправдать свое поведение, которое, как ему прекрасно известно, было неуместным и зловредным.

Повесть и житие

Данила Зайцев

Издательство «Альпина нон-фикшн»

Вроде как самая настоящая история старообрядца, который родился в Китае после войны, оттуда переехал в Южную Америку и уже в наше время попытался вернуться в Россию, но с родиной отношения не сложились. Параллельная Россия, описанная параллельным русским языком: «Да, я любил повеселиться, курил, брился, пил и девушек не оставлял, но сердце у меня ныло, и я всегда слезами уливался и Бога просил: „Господи, за мое беззаконие дай мне болезни перенести и напасти перенести, но спаси мя“».

Плащ крысолова

Марина Аромштам

Издательство «КомпасГид»

Страшноватая история человечества за последнюю тысячу лет, показанная через взаимоотношения людей и крыс. Тотальная жестокость как к врагам, так и друг к другу. «Джеймс волок Джеко по коридору. Тот вцепился зубами в крысу и глухо, утробно урчал. Позади оставалась дорожка из бурых капель. Но на боку, ближе к животу, у пса тоже темнело пятно, и лапы испачканы кровью: крысы пытались за себя постоять».

Господин Розочка

Зильке Ламбек

Издательство «КомпасГид»

Очередная версия Карлсона. Правда, тут Карлсон не брутален, не харизматичен и вроде бы целиком положителен. Морицу восемь лет, он боится школьного хулигана. Родители любят Морица, но они все время заняты. Однако все проблемы отходят на второй план, потому что сосед Морица — добрый чудак, у которого всегда найдется что-то вкусное, который покупает волшебные зонтики и верит в садовых тигров.

Популярность: дневник подростка-изгоя

Майя ван Вейдженен

Издательство Livebook

Современная девочка читает культовое пособие для подростков 1950-х и, точно следуя указаниям, социализируется. Гениально, остроумно. «От того, где ты проводишь время, с кем общаешься, зависит, в какую категорию тебя определят. Я состою в группе изгоев — нижайшая школьная каста, ниже только те, кому платят за посещение занятий».