Украина и Россия при посредничестве ЕС договорились о поставках газа на ближайшие четыре месяца. Временная договоренность не меняет, по сути, спорный газовый контракт, который является предметом рассмотрения в Стокгольмском арбитраже. Соглашение, однако, снижает вероятность развития ситуации, при которой будет прекращен транзит российского газа в Европу. А ведь еще недавно этот сценарий считался базовым

Подписанные документы — плод мучительных переговоров, длившихся с июня, когда в Украину перестал поступать российский газ. Украина за газ не платила, Россия его не поставляла. Кажется, всех все устраивало. Но такой сценарий имел логический конец — прекращение транзита газа через территорию Украины. А это не устраивало уже Европу. Поэтому Брюссель решил выступить посредником между Киевом и Москвой. Каденция нынешнего руководства Еврокомиссии подходила к концу, и вместе с уходом Жозе Мануэля Баррозу и Ко Европа могла лишиться трети потребляемого газа — не самый лучший способ отпраздновать выход на пенсию.

Остались при своих

Почему договоренности в принципе стали возможны? Во-первых, дефицит газа в Украине в объеме 10–15 млрд м³ никуда не делся. В Киеве власти отрапортовали о полном подключении жилых домов к теплоснабжению, однако многочисленные «аварии» оставляют без тепла целые кварталы. Жители домов вынуждены перекрывать автомобильное движение на близлежащих улицах, чтобы прекратить «ремонты» и получить тепло в дома, где температура во многих квартирах не превышает 10°С. Не лучше обстоят дела и в регионах: без тепла остаются районы Днепропетровска, Харькова и многих других городов, особенно тех, в которых теплоэлектростанции работают на газе.

Но такая экономия на здоровье горожан имеет свои пределы. Украина начала импортировать уголь. Накануне в порту Ильичевска были отгружены первые тонны южноафриканского угля. Украина уже закупает российский уголь, а также ведет переговоры с ДНР и ЛНР о покупке угля по себестоимости. В этом контексте политическое решение не покупать газ в России лишено смысла. Выборы прошли, можно выдохнуть. Судебных разбирательств в Стокгольме нынешние соглашения не отменяют, так что обе стороны, договорившись, лица не потеряют.

Во-вторых, мотивация бодаться с «Нафтогазом» упала и у «Газпрома». До момента прекращения поставок Украина была одним из крупнейших (наряду с Германией) потребителей российского газа. Потеря такого рынка сбыта, без-условно, сказалась на прибыли газового монополиста. Только за первое полугодие 2014 года, то есть без учета прекращения поставок в Украину, прибыль «Газпрома» упала на 38%. Еще более драматическими могут быть финпоказатели за второе полугодие.

Вдобавок Еврокомиссия четко дала понять: ни о полной загрузке газопровода OPAL (ответвление «Северного потока», ведущее в Германию), ни о реанимации проекта «Южный поток» (несмотря на то, что на это очень рассчитывают Болгария и Австрия) пока не может быть и речи. А ведь именно возможными проблемами с транзитом газа по украинской территории Москва объясняла необходимость запуска обоих проектов. Но деньги все же нужны: впереди — затратное строительство трубы в Китай «Сила Сибири», слабеющий рубль и дешевеющая нефть. Видимо, поэтому решено было не доводить ситуацию до предела и все-таки договориться с Киевом.

Временный статус-кво

По сути, достигнутые соглашения — набор взаимных компромиссов. Чего добился Киев? В актив украинских переговорщиков можно записать решение вопроса по долгам. Долг за ноябрь-декабрь 2013 года и первый квартал 2014-го рассчитан исходя из цены $268 за тысячу кубометров, то есть цифры, о которой осенью прошлого года договорился Виктор Янукович с Владимиром Путиным. Украина обязалась погасить около $1,5 млрд. Это должно разблокировать поставки российского газа на условиях его предоплаты. В целом же с долгами за газ (в общей сложности $3,1 млрд) Украина должна распрощаться до конца текущего года. Достижением Киева можно считать и гарантии оплаты этого долга со стороны Еврокомиссии. Являются ли эти гарантии страховкой на случай, если Украина сама не справится с оплатой долгов, или же в оплате задолженности непосредственно поучаствуют МВФ и европейские финансовые структуры, пока не ясно. Но глава НБУ Валерия Гонтарева уже заявила, что долги будут покрыты за счет золотовалютных резервов. Возможно, потом МВФ просто пополнит тающие ЗВР.

Бесспорным выигрышем «Газпрома» можно считать неприкосновенность газового контракта образца января 2009 года. Нынешняя договоренность закреплена не отдельным соглашением между «Нафтогазом» и «Газпромом», а лишь «техническим» дополнением к нему, регламентирующим графики поставок газа. Стоимость газа для Украины в 2014 году составит $378 за тысячу м³, в начале следующего года — несколько меньше (по мнению министра энергетики Юрия Продана, около $365 с учетом нефтяных цен). Москва, как и хотела, подвязала 100-долларовую скидку к экспортной пошлине, решение о временной отмене которой уже приняло правительство РФ.

Предполагается, что в рамках «зимнего пакета» договоренностей по газу Украина закупит минимум 4 млрд м³ российского газа, за что «Газпрому» перечислят $1,5 млрд. В целом компания в ближайшие два месяца получит около $5 млрд по «украинской» линии, что совсем нелишне, учитывая плохие финансовые показатели «Газпрома» и растущий дефицит валюты в РФ в принципе.

Разворот для реверса

Возобновление закупок газа у России поставит под вопрос целесо-образность реверсных закупок. С точки зрения Киева, реверс газа все еще будет выгодным — цена прямых поставок из России все еще завышена в сравнении со спотовым рынком. Вместе с тем мотивация Польши, Венгрии и особенно Словакии продолжать реверсные поставки в ущерб взаи-моотношениям с «Газпромом» значительно упадет. Следует ожидать роста давления правительств этих стран на Еврокомиссию, которая гарантировала продолжение реверсных поставок в случае несоблюдения договоренностей Москвой. Отказ от помощи Украине стал одним из элементов близящегося политического кризиса в Венгрии, первые лица которой уже открыто говорят о возможном выходе страны из Евросоюза.

И сейчас стоит озадачиться вопросом о том, что будет после 31 марта 2015 года. Вероятно, Украина выйдет из отопительного сезона с нулевыми (или близкими к тому) запасами газа и отсутствием гарантий поставки. Ближе к весне интенсифицируются переговоры по «летнему пакету» соглашений, которые должны будут подменить собой условия действующего газового контракта. Отсутствие запасов газа и неопределенность в сфере договоренностей с РФ может стать причиной ускорения экономической рецессии в Украине и взрывоопасной ситуации в социальной сфере. Так, простой северодонецкого «Азота», который является градообразующим предприятием для нынешнего административного центра Луганской области, лишил работы большинство жителей Северодонецка. И число таких прецедентов в моногородах будет расти прямо пропорционально снижению лимитов отпуска газа промышленным предприятиям. А отечественная газодобывающая отрасль в нынешнем ее виде при всем желании всю экономику не потянет.