На минувших выборах каждый пятый киевлянин отдал свой голос за «Самопомощь» Андрея Садового. Кого-то привлекли молодые лица его команды, другие объясняли свой выбор тем, что Львов выглядит очень по-европейски и человек, сумевший навести в городе порядок, смог бы сделать это во всей стране. Корреспондент «Репортера» пообщалась с обитателями Города Льва и выяснил, как им живется при Садовом

Многие памятники во Львове имеют клички. Бандеру называют «вратарем» или «гильотиной», потому что тризуб над ним смотрится как лезвие, а сам увековеченный застыл меж четырех столбов в позе голкипера.

— Шевченко обзывают «жабой»: там бронза некачественная, она все время зеленеет. Монумент королю Даниилу Галицкому зовут «памятником коню». Даже когда на такси приходит заказ, так и пишут: «До коня». И только у памятника Адаму Мицкевичу прозвища нет. Потому что он старинный и красивый.

Эту историю Юрий Аксенов рассказывает не без гордости, поскольку от матери унаследовал польские корни и знание «ензыка». В нем и правда угадывается порода: и дед, и прадед получили дипломы еще при Австрии и Польше. Родители стали инженерами, а их сын, компьютерщик по образованию, временно подрабатывает таксистом и учится на юриста.

— Бывшая жена, — объясняет, — подвигла, когда начала со мной судиться.

Мы останавливаемся выпить кофе на улице Сечевых Стрельцов. Семейное предание гласит, что в этом заведении некто состоятельный сделал предложение бабке Аксенова. А получив отказ, заказал танго «Утомленное солнце», достал револьвер и застрелился.

«Что-то делается, пускай и через одно место»

Пока выбираем столик, Юра вспоминает, как хотел показать немцам Крещатик.

— А увидели одну рекламу. Кошмар! В центре Львова такого нет. Раньше мы очень завидовали киевлянам, потому что у вас горячая вода круглосуточно. Нам это казалось фантастикой. И Буняка — предшественника Садового — люди выбрали лишь за то, что он пообещал воду. Что-то он, видимо, делал, но спустя два года горсовет его «ушел». Апотом пришел Садовой, и через год пустили воду. Но чья это заслуга — неясно.

— Вообще, за последние 10 лет город сильно изменился. Раньше было грязно, а теперь улицы убирают, фасады красят. Новые трамваи и троллейбусы пустили — город размещает заказы у нашего завода «Электрон». На средства ЕБРР строят трамвай на Сыхов. Правда, с Лычаковской и Франко, где прокладывают линии, исчезла историческая брусчатка. Говорят, на дачи чиновников… Или дороги при нем ремонтируют — турецкая фирма «Онур». Сейчас, например, на Кулиша идут работы. Мне и впрямь ходовую реже приходится менять. С другой стороны, уже второй год не могут закончить Пасечную и Богдановскую. Два слоя асфальта положили, а на третий денег нет. По-этому на Пасечной за последнее время уже несколько аварий случилось. Месяц назад девушка погибла, потому что там ни пешеходного перехода, ни светофоров.

— За что я благодарен Садовому… Моя мама получает субсидию. Раньше в собесах царил беспредел. Сейчас работает единое окно. На оформление бумаг уходит минут 15. Садовой молодец еще и в том, что давно продвигает идею ОСМД. Я, например, живу в таком доме. Мы юридическое лицо, неприбыльная организация, сами заключаем договоры на вывоз мусора, замену труб. Выбрали главу кооператива, молодого парня. Бухгалтер у нас свой, дворник. Три человека на зарплате. Но при этом квартплата обходится на 30% дешевле, чем в ЖЭКовском доме, а уровень услуг выше. С другой стороны, за что люди не любят Садового — за двойной тариф. Мы круглый год платим за тепло. Раньше счетчиков не было, а теперь появились, поэтому в отопительный сезон мы оплачиваем гигакалории, а все остальное время — воздух. Словом, при Садовом что-то делается, пускай и через одно место.

«Кормов для скотины нет»

— Да, что-то делается. Помните, как в анекдоте: приходит инспекция в колхоз, а там хвалятся, мол, у нас все компьютеризировано. И надпись на экране: «Кормов для скотины нет», — иронизирует известный львовский адвокат Олег Мыцык. Так он отзывается об электронных табло, которые развесили на остановках: экраны должны показывать время прибытия транспорта, но вместо этого на них написано: «Нет связи с сервером».

— Или взять те же ОСМД. Это одна из главных фишек мэра города. Горсовет интересуется только большими объединениями, где много избирателей, а мелкие — побоку. Когда год назад по ОСМД «Черный вол» была уйма уголовных производств, город вмешиваться не желал. Налицо конфликт. Моей клиентке насчитали 230 тысяч грн штрафа за неправильную парковку. Это половина стоимости ее квартиры! И вообще, рекламный слоган Садового «Возьми и сделай» надо понимать буквально. Взять — и сделать, — хозяин приглашает меня спуститься во внутренний дворик.

Деревянная винтовая лестница, легкий скрип ступенек — в доме 1906 года постройки на улице Левицкого Мыцык все сделал сам: отремонтировал подъезд, отреставрировал балкон, разбил клумбу, нанял уборщицу. Город оценил его усилия — и перестал убирать и подъезд, и клумбу.

Мыцык бы еще и фасад починил, но для этого надо изготовить проект в спецорганизации-монополисте.

— И его стоимость будет такой же, как и ремонт. История стоит дорого. А политические дивиденды уйдут Садовому, — смеется. — Безусловно, есть и позитив. Например, он нашел немцев, которые инвестируют в реставрацию исторической части города. Они дают 60% необходимой суммы, еще 20% должен найти город и столько же — жители дома. Пару лет назад я заплатил от имени подъезда за реставрацию парадной двери около 3 тысяч грн. Но дело не в этом. Несмотря на стоимость работ свыше 16 тысяч грн, реставраторы сделали халтуру, и от этой двери уже отваливаются детали. Или окна: отреставрировать их дороже, чем поставить новые. Горсовет постоянно судится с горожанами, заставляя вернуть прежние, деревянные окна. Это преподносится как защита исторического лица города. И тут же в 100 метрах, посреди «австрийских» домов, строят чудовище из стекла и бетона, которое выглядит как инопланетный корабль в Средние века. Но вы не забывайте, что у Садового свои СМИ. И «Радио Люкс», и «Захід.нет», и «24 канал» — все пиарят его деятельность. Он, конечно, и положительные вещи делает. Взял кредит у ЕБРР под 7% годовых для строительства трамвая на Сыхов. Это город в городе. Там раньше никто не хотел покупать жилье, потому что транспортное соединение было скверным. На следующих выборах сыховчане однозначно за него проголосуют.

«Такой себе Черновецкий»

— Его избиратель — это бабушки и молодежь. Он умеет устраивать акции: молодежный мэр Львова, цветные шарики, разрисовывание каких-то львов, целование рук старушкам. Андрей Иванович честно выходил свое мэрство: кормил бомжей, переговорил со всеми бабушками. Такой себе Черновецкий. С красными он красный, с анархистами — анархист. По-учиться у него можно разве что мимикрии, — Николаю Савельеву ехидства не занимать.

У главного редактора коммунальной газеты «Ратуша» непростая история отношений с мэром.

— На первой же сессии он поставил вопрос о моем увольнении, потому что я всегда писал, что он вор и хам и его нельзя пускать к власти. Вы знаете, как он стал самым богатым человеком во Львове? Садовой начинал свою деятельность в компании «Галицкие инвестиции». Выкупали ваучеры за копейки, обещали прибыль. В итоге ни денег, ни ваучеров.

Савельева уволили, он восстановился через суд, полгода «побирался» по друзьям, потому что редакцию не финансировали.

— Нам уже отключили все: свет, телефоны, интернет. И тогда мы с двумя журналистами пошли в приемную к Садовому и объявили голодовку. И исполком принял решение выделить газете 300 тысяч грн. После этого Садовой прислал КРУ, отдел аудита, они нашли у нас страшных нарушений аж на 2 тысячи грн, — язвит главред.

Внешняя обстановка не позволяет заподозрить его в злоупотреблениях. «Бедненько, но чистенько» — и это еще мягко сказано.

— Мы живем двумя принципами, — смеется. — Попрошайничеством и грабежами. У журналистов зарплаты — две тысячи, у меня — четыре с половиной, но я не жалуюсь, хотя должен получать как начальник управления 12–13 тысяч. Знаешь, о Садовом очень хорошо говорит стих: «Позорно, ничего не знача, быть притчей на устах у всех». Да, он много говорит, весь Львов в цветах, трубит трубач… Бабло в руки — будут звуки. А что он сделал для города? Грибовицкая свалка уже 20 лет официально закрыта, но мусор туда везут. Там давно должны были построить мусороперерабатывающий завод. Прошел конкурс, выиграла фирма. Они рассказывают, что у них вымогали 400 тысяч евро, они даже готовы были заплатить, но тут бах — результаты конкурса аннулируются. Это было еще в 2009 году. Или стадион к Евро-2012, который проектировала фирма Alpina. Стоимость проекта 12 миллионов, а им заплатили 36. Открыто уголовное дело. Садовой обещал сократить количество чиновников, но при нем аппарат разросся. Все приватизационные вопросы проводятся только через него. Многие люди, которые с ним работали, теперь очень плохо о нем отзываются.

«Работал с девяти утра до девяти вечера»

Олег Засадный, впрочем, с таким утверждением не согласен: Савельева он считает сумасшедшим, а о своем бывшем патроне отзывается очень тепло.

— Человек работал с девяти утра до девяти вечера. Это то, что я видел сам, — вспоминает директор Центра по подготовке к Евро-2012. — Он много сделал для развития туристического потенциала города. Нашел деньги. Например, в 2008–2009 годах город получил 350 тысяч евро на разработку, дизайн и установку уличных указателей. И вообще, при нем появилось много проектов, на которые Львов потратил 10% своих денег и 90% получил от Евросоюза. По привлечению международных грантов мы, пожалуй, являемся лидерами. Да, это требовало времени: два, три, четыре года. Но у Садового не было такого — мол, через четыре года я, быть может, уже не буду мэром, поэтому давайте не будем искать деньги под такой-то проект.

Депутат горсовета Львова Владимир Гирняк готов поспорить.

— Да, пиар города — это его заслуга. Фестивали вина, пива, сыра — всему этому мэрия способствует. Но в остальном… Садовой усилил централизацию власти и все решения принимает лично. Он очень плохо уживается с бизнесом. В городе страшная бюрократия. Чтобы решить любой земельный вопрос, надо собрать больше 200 подписей. На оформление документации уходят годы! Офисы строятся с колоссальными проблемами. В итоге за все время его работы ни один стратегический инвестор во Львов не пришел. Все делается за кредитные деньги. Скажем, под тот же трамвай на Сыхов мы брали деньги в евро, когда курс был 1 к 10, а отдавать будем по курсу 1 к 18. И у нас таких кредитов много. Еще одно следствие политики мэра — это отсутствие работы. У меня минимум два звонка каждую неделю от самых разных людей с одной только просьбой: «Помоги найти роботу. Любую, на любую зарплату».

«Доступность — в традициях львовских чиновников»

Впрочем, работа в городе все-таки есть. Другое дело, что прожить на такие деньги сумеет не каждый.

— Какая у вас зарплата? — спрашиваю у сотрудницы в приемной мэра города.

— Две триста.

— Но это без доплат. С премиями выходит тысячи три, — на ходу объясняет мне депутат-«свободовец» Иван Грында.

Мы прогуливаемся с ним по кабинетам первых лиц горадминистрации — без пропусков, без согласований, без ничего.

Впрочем, люди постарше уверяют, что открытость — в крови города и с Садовым это никак не связано.

— Помню, мы как-то с девушкой, еще студентами, пошли в театр на Виктюка. И сидели возле Куйбиды, он тогда был мэром, — вспоминает Юрий Аксенов. — И театр не перекрывали, и охраны не было. Да, я не раз видел Садового прогуливающимся по улице без охраны. Эта доступность — в традициях львовских чиновников.

— Садовой во многом берет пример с Польши, заботится о престиже города. Сегодня мы ничем не уступаем тому же Кракову. И коммунальные службы работают намного лучше. Поезжайте за пределы города и сравните дороги у нас и в области. Все это было сделано при нем. Постоянно что-то ремонтируют. Вот после Евро-2012 плитку положили, — грустно глядит себе под ноги главврач областного спортивного диспансера Степан Середа. — Ужасно некачественно, конечно! Ну мы такие, какие есть. То цемент украсть, то откат получить. Я его не идеализирую. Люди говорят, что и он берет. Но я смотрю вокруг. За последние 10 лет вижу результат. При нем Львов европеизировался.

«Основные проблемы города — мусор, вонь и безработица»

— Основные проблемы города — это мусор, вонь и отсутствие работы, — депутат горсовета Владимир Гирняк довольно лаконичен.

— И еще пробки. У нас все улицы ведут в центр, это старая австрийская застройка. Тем более что мы их сейчас отремонтировали, поэтому люди охотнее едут. В городе нет среднего кольца, — объясняет депутат-«свободовец» Иван Грында.

— Во многих странах мира расширили дороги и сузили тротуары. У нас все наоборот: на тротуарах теперь парковаться нельзя, поэтому машины ставят у обочины дороги. Итого минус целая полоса движения! — возмущается Мыцык. — Могли хотя бы изменить график работы предприятий, разнести их во времени, чтобы избежать часа пик.

— Или выселить чиновников из центра, — предлагает Аксенов. — Что делает Львовский облсовет в центре Львова? Они должны селами заниматься, вот и надо их засунуть в какое-то глухое село. Там бы и дороги сразу нормальные появились. Или санстанция: туда все прутся, и там постоянно пробки. Привокзальная — тоже загруженный район. Что делает Сыховский районный суд на Привокзальной? Сыхов — это огромный район Львова, который находится в совершенно другом месте. Решить это — в силах мэра. И да, есть проблема со львовской вонью. Этот ужасный запах канализации. В последнее время его стало меньше. Никто не знает точно, откуда он. Все сваливают или на Львовский дрожжевой завод, или еще на какие-то «Рога и копыта». Виноватого найти не могут. Но, скажем, перед Евро-2012 запах исчез. То есть, когда надо, он исчезает.