Не успел южноафриканский уголь зайти в порт Ильичевска, как из Министерства внутренних дел вышло уголовное дело о злоупотреблениях при закупке ископаемого топлива. А уже через несколько дней после этого Генпрокуратура вызвала на допрос главу Минэнерго Юрия Продана. Как уверяет сам министр, пока только в качестве свидетеля. Скандал совпал по времени с коалиционными переговорами о большинстве в обновленной Верховной раде. Поэтому естественным образом встал вопрос: что это — обыкновенная коррупция или политические торги за министерские портфели?

Первые суда с южноафриканским углем прибыли в Ильичевск в конце октября. Расследование о возможных злоупотреблениях при его закупках уже тогда вело МВД. А в начале ноября дело вышло на более высокий уровень. На заседании Сов-беза сомнения в прозрачности закупок выразил президент Петр Порошенко. За дело взялись Генпрокуратура и СБУ. Были допрошены руководители госкомпаний «Центрэнерго» (конечный получатель угля), «Укринтер-энерго» (структура, заключившая импортный контракт), а также министр энергетики Юрий Продан, который на выходе с допроса с испариной на лбу объяснял журналистам, как важно, чтобы поставки импортного угля не прекращались.

Простое схемное решение

Уже выходя из прокуратуры, Продан сделал заявление: «Уголь у террористов Украина покупать не будет». Какое отношение это имеет к криминальному расследованию — непонятно. Едва ли министра склоняли к такой сделке следователи прокуратуры. Возможно, Продан тем самым хотел подчеркнуть важность импортных поставок ископаемого топлива и неуместность расследования по этому факту.

А факт в том, что еще совсем недавно замминистра энергетики Юрий Зюков сообщал о ведущихся переговорах по закупке угля на шахтах, подконтрольных боевикам самопровозглашенных республик. По его словам, на этой территории находится около 2 млн тонн уже извлеченного ископаемого. Уголь должны были покупать по себестоимости. Сейчас на неподконтрольной украинским властям территории находится свыше 80 шахт. Это именно те шахты, которые добывают уголь марок А и Т, необходимых для работы украинских теплоэлектростанций. Часть шахт разрушена, часть подтоплена, а часть работает с неполной загрузкой. Себестоимость (и без того высокая) такого угля значительно выросла — продать его по рыночным ценам невозможно. Поэтому переговоры о закупке угля у ДНР и ЛНР имели рациональное зерно.

Вопрос «можно ли торговать с террористами?» лишен смысла. Ведь война идет на украинской территории: шахтерам по ту сторону условной границы нужны деньги, а гражданам по эту сторону — топливо для обогрева домов. Ближайшая альтернатива — закупки угля в России (газ ведь покупаем, чем уголь хуже?). Но в этом случае существует риск того, что под видом российского нам же будут продавать украинский уголь, вывезенный со складов шахт через прозрачную границу ДНР/ЛНР и РФ.

Вместо того чтобы делать сложную работу — вести переговоры с разрозненными боевиками, контролирующими шахты, Минэнерго предпочло более простую — импортировать уголь из ЮАР. Больших интеллектуальных усилий такая работа не требует: есть мировой рынок угля, есть фрахт, есть порт — плати и будет чем топить. Но если подозрения Генпрокуратуры имеют основания, то можно предположить, что чиновники Минэнерго все же некую смекалку проявили. Речь идет о вводе посреднической структуры в сделку между африканским продавцом и государственной компанией «Укринтерэнерго». Что за компания и обоснованы ли траты, как раз и должны выяснить правоохранительные органы.

Большой секрет для маленькой компании

Сделка действительно выглядит подозрительно. Начать хотя бы с того, что она заключена с малоизвестным посредником. Компания Steel Mont Trading Limited зарегистрирована в Лондоне, но по указанному юридическому адресу, по которому также числятся многие другие компании, операционную деятельность не ведет. Что является типичным признаком офшора. Почему контракт был заключен именно с этой структурой и в чем его преимущества, вероятно, Юрий Продан и объяснял в прокуратуре.

Сам контракт уже стал публичным — его обнародовало Минэнерго по согласованию со сторонами, чтобы избежать кривотолков. Указанная в контракте цена угля — $86/т. Цену можно считать рыночной, однако неизвестно, каковы затраты на логистику и сколько стоят услуги посредника. Соответствует ли заявленное в контракте качество угля реальному? По некоторым данным, СБУ блокировала сжигание уже поставленного топлива на ТЭС госкомпании «Центрэнерго», а также выгрузку одного из балкеров, доставивших африканский уголь в порт Ильичевска. Сейчас с этого угля снимаются пробы качества. По данным Центра транспортных стратегий, «черное золото» оказалось низкого качества (показатели теплотворности и содержания серы).

Себестоимость украинского угля из шахт Донбасса составляет $85–100. Если себестоимость равна цене (о чем говорил замминистра Зюков), то закупка угля у боевиков обошлась бы Украине дешевле покупка его в ЮАР с учетом логистики (в целом — $110–115/т). Но опять-таки в этом уравнении слишком много неизвестных, чтобы можно было делать однозначный вывод о наличии коррупционной составляющей или некомпетентности руководителей Минэнерго. Ранее председатель Независимого профсоюза горняков Михаил Волынец говорил о том, что уголь из ЮАР обойдется Украине как минимум на $20 дороже украинского.

Плюс за «Укринтерэнерго» тянется длинный коррупционный шлейф. В 2008-м пресса писала о закупках этой компанией российской электроэнергии по завышенным ценам, при том что Украина одновременно экспортировала электроэнергию в Европу по более низким ценам. Коррупционные скандалы с участием Юрия Продана возникали в 2005 году (уголовное дело о злоупотреблениях в «Киевэнерго») и в 2006 году (монополизация юридических услуг в энергетическом секторе структурами, близкими к руководству Мин-энерго). Поэтому нынешние претензии к работе чиновников от энергетики как минимум не выглядят странно.

Коррупция как повод

Коррупционный скандал начался в разгар коалиционных переговоров между прошедшими в парламент «Блоком Петра Порошенко» и «Народным фронтом» Арсения Яценюка. Возможно, Юрия Продана, который зашел в правительство по протекции Юлии Тимошенко, сейчас просто «сливают». Сформированный на скорую руку и в условиях военных действий Кабмин сейчас утратил актуальность. Договоренности по газу с Россией вроде бы достигнуты, и необходимость в дальнейшем пребывании Юрия Продана в качестве министра уже не столь велика. Вероятно, и у президента, и у премьера есть свои кандидатуры на эту должность.

Роль Минэнерго, с учетом сложности задач и их внутри- и внешнеполитического значения, очень велика. Это и решение проблем отопительного сезона, и договоренности с РФ, и реверсные поставки газа, и обеспечение ТЭС углем, а атомных станций — ядерным топливом. С точки зрения национальной безопасности этому министерству, безусловно, отведена ключевая позиция. И человек, который его возглавляет, должен этой позиции соответствовать. В самое ближайшее время предстоит решить такие непростые задачи, как обеспечение электроэнергией Крыма и неподконтрольных украинским властям территорий на востоке страны.

Их решение требует максимальной аполитичности фигуры министра и максимального же прагматизма. Украине нужна энергетика без политики: в условиях масштабного энергетического кризиса в стране ни политическая, ни коррупционная составляющие в этой сфере абсолютно неприемлемы.