Прошедшие в США выборы стали вотумом недоверия президенту. Во власть идут республиканские «ястребы». Но Украине от этого легче не станет

Карта результатов выборов в Соединенных Штатах выглядит удручающе для команды Барака Обамы: большая часть страны окрасилась в красный — цвет Республиканской партии. Республиканцы выиграли 23 из 36 вынесенных на голосование мест в Сенате, 246 мест в Палате представителей против 180 у демократов и 25 из 36 губернаторских постов. В целом такого успеха Великая старая партия не добивалась с 1940 года.

Исход голосования 4 ноября эксперты назвали «красным приливом», который буквально захлестнул Америку. Консерваторы ликуют. Однако на самом деле в условиях очень низкоконкурентной двухпартийной системы голосование за них стало в гораздо большей степени демонстрацией усталости от шести лет правления президента-демократа, чем проявлением доверия к его оппонентам.

Против воли Всевышнего

В последнее время бензин в США стабильно стоит $3 за галлон (около 3,8 л), а безработица находится на уровне ниже 6% (в большинстве стран ЕС этот показатель в разы выше). Биржевые индексы непрерывно растут, превысив докризисные значения. И все же средний уровень доходов американской семьи на $2 600 ниже, чем на пике в декабре 2007 года. Именно стагнация доходов большинства американцев и является одним из двух факторов, которые более всего влияли на политические предпочтения избирателей. Администрация Обамы сумела вытащить экономику из пропасти, но рядовые граждане улучшения ощутить не успели.

Другим фактором стала общая нелюбовь к Обаме, который еще в 2008 году своей победой скорее разделил, чем объединил страну. И дело не только в том, что он стал ее первым темнокожим лидером, что выявило так до конца и не изжитые (особенно в южных штатах) расовые предрассудки. В принципе, Обама плохо вписывается в довольно закостенелый закрытый клуб вашингтонского истеблишмента. И не одним лишь цветом кожи, а тем, что он, по сути, «парень со стороны». Однажды в споре с республиканцами в Конгрессе президент резко бросил: «Нет ни единого моего действия, после которого какие-то ребята в Конгрессе не кричали бы о том, что я злоупотребляю властью. Некоторые из этих ребят думают, что я злоупотребляю властью уже тем, что имел дерзость стать президентом».

Дело в том, что Обама во многом стал «народным президентом», избранным вопреки воле истеблишмента и стоящей за ним наиболее консервативной и зажиточной части населения, белых потомков основателей США. За нынешнего хозяина Белого дома голосовали преимущественно мультикультурные жители мегаполисов, представители афроамериканской общины, латиносы и иммигранты последних волн. Обычно выходцы из всех этих социальных групп в своем большинстве вообще игнорируют выборы. Именно так произошло и 4 ноября, из-за чего явка среди сторонников республиканцев существенно выше, чем среди тех, кому ближе либерализм демократов.

И обеспечить более высокую явку в день голосования, который, в отличие от времен борьбы между Бараком Обамой и Джоном Маккейном в 2008-м, никто не считал судьбоносным, нет никакой возможности. Консерваторы рассматривают эту страну как свою и по факту происхождения, и по факту добросовестной уплаты налогов. Поэтому они ходят на выборы гораздо дисциплинированней, чем темнокожие сограждане, не говоря уже о выходцах из Мексики и других стран Латинской Америки.

Вообще, Соединенные Штаты меняются вслед за изменяющейся демографической ситуацией и структурой экономики. В минувшем году впервые в белых семьях родилось меньше детей, чем в семьях «цветных». Динамично растущий cектор высоких технологий по своей сути чужд консервативных семейных ценностей. Ему нужны не отцы семейств, отрабатывающие смену на производстве, а творческие интеллектуалы, минимально обремененные семейными узами.

Именно в этом секторе, наряду с искусством, наибольшее число лоббистов прав сексуальных меньшинств, которые за время президентства Обамы добились гораздо большего, чем за предыдущие несколько десятилетий. В армии отменен даже казавшийся вечным принцип don’t ask — don’t tell («тебя не спрашивают — ты не говоришь»). Теперь солдат или офицер может открыто заявить о том, что он гей, и требовать к себе равноправного отношения. Традиционная Америка на глазах сдает позиции, и ее адепты решили дать бой живому символу этих неприятных для них перемен — президенту Обаме.

Тем более, что чуда он не совершил — американцы не зажили богаче, а дров, с точки зрения консерваторов, наломал немало. Его план реформы здравоохранения, распространивший медицинские страховки на беднейшие слои населения (ранее более 60 млн американцев не имели доступа к качественному лечению), даже не столько обременил более зажиточных граждан, сколько уязвил их веру в один из фундаментальных американских мифов: хочешь хорошо жить — хорошо работай.

По сути, он коренится в кальвинистском убеждении, что богатство приходит к старательным и добродетельным как милость Божья, и, соответственно, бедность является именно пороком. Католику, православному, мусульманину такой подход трудно понять, но для истого протестанта выходящая за рамки благотворительности помощь бедным (особенно если речь идет о трудоспособных) в форме перераспределения государством средств через бюджет служит поощрением порочной лени, нерадивости и просто попыткой скорректировать волю Всевышнего.

Вашингтон — Москва: ни мира, ни войны

В следующие два года до президентских выборов американскую политику ждет застой. Республиканцы крепко контролируют обе палаты парламента, что делает невозможным проведение Белым домом новых реформ, включая наиболее спорную либерализацию миграционного законодательства. Но в Соединенных Штатах президентская республика, а значит Барак Обама сможет нормально осуществлять оперативное управление страной без особой оглядки на Великую старую партию. Тем более, что ей явно не хватает популярного и сильного лидера.

Сегодня между претендентами на то, чтобы быть номинированным кандидатом в президенты от республиканцев в 2016 году, идет острейшая борьба. В ней участвуют самые разные люди: от частично близкого к либералам младшего брата бывшего президента Джорджа Буша — Джеба до представителей наиболее консервативного крыла из «Чайной партии». Яркая представительница последних, новый сенатор от Айовы Джони Эрнст, уже успела шокировать народ, заявив, что в защиту прав американцев на ношение оружия собирается брать с собой в Сенат свой 9-миллиметровый «Смит и Вессон».

Все это означает, что по вопросам внешней политики у Обамы не будет единого сильного оппонента в публичном поле, и он, вероятнее всего, продолжит свой вялый курс на уклонение от новых проблем на мировой арене. Ему придется продолжать консолидировать союзников в Азиатско-Тихоокеанском регионе для сдерживания Китая (чем он и занимался на этой неделе на саммите АТЭС в Пекине) и воевать с «Исламским государством» на Ближнем Востоке. Но большой стратегии у него нет и уже не будет.

Однако в отношении России в Вашингтоне прочно сформировался двухпартийный консенсус: не лезть в драку, однако последовательно давить режим Владимира Путина финансово-экономическими санкциями. И республиканское большинство в конгрессе эту линию будет только усиливать. Никакого «большого договора» о разграничении сфер влияния в Европе и Азии, о котором мечтает Москва, не будет. Вашингтон не против тактических уступок Киева Кремлю, но не пойдет на некое соглашение о постоянном нейтралитете Украины и не станет подталкивать украинскую власть к федерализации. В США считают, что на долгое противоборство у Путина просто нет сил и в 2016 году новый хозяин Белого дома получит гораздо более покладистую и занимающуюся внутренними проблемами Россию.

Это означает, что Украину ждут тяжелые времена. Чрезмерно помогать Киеву США не станут. Тем более, что пока они не видят каких-либо реформ, придающих украинскому государству внутреннюю жизнеспособность и устойчивость. Но и отказ Вашингтона от масштабных компромиссов с Кремлем оставляет Москву перед постоянным соблазном пойти на эскалацию, откусить кусок Украины побольше, обреченно понимая, что новой перезагрузки отношений с Соединенными Штатами уже не будет.

А раз Вашингтон оставляет Путину лишь капитуляцию, то последний, по примеру вдохновляющего его генерала Антона Деникина, скорее отдаст предпочтение «безнадежной борьбе за свои убеждения до конца», чем откажется от того, во что верит. А верит он в то, что СССР не проиграл холодную войну, а просто отказался от дальнейшего участия в ней. А потом у Москвы просто все украли, как мешок картошки. Американцы смотрят на такие воззрения со снисходительной улыбкой, но пока слишком заняты внутренними вопросами, чтобы пытаться весомыми аргументами переубедить россиян.