Череду успешных космических запусков, осуществляемых коммерческими компаниями, прервали две катастрофы, случившиеся в конце октября. Мы попытались разобраться, что представляет собой частная космонавтика сегодня и каковы ее перспективы

29 октября, через несколько секунд после старта с космодрома на острове Уоллес, взорвалась ракета-носитель Antares, выводившая на орбиту грузовик Cygnus («Лебедь») с грузом для Международной космической станции. И ракету, и грузовик разработала частная американская компания Orbital Sciences Corporation.

31 октября произошла другая катастрофа, бросившая совсем уж мрачную тень на частные компании, специализирующиеся на освоении космоса. Во время испытательного полета над пус­тыней Мохаве на юге Калифорнии разбился суборбитальный корабль SpaceShipTwo с двумя пилотами на борту. Один, получив тяжелые ранения, успел катапультироваться, а второй, 39-летний Майкл Олсбери, погиб и оказался первой жертвой коммерческого освоения космоса.

Этот корабль, уже ставший легендой, придумал эксцентричный миллиардер Ричард Брэнсон, основатель мегакорпорации Virgin и ее подразделения Virgin Galactic, созданного, чтобы возить в космос туристов. SpaceShipTwo, предназначенный для проведения суборбитальных полетов на высоте около 100 км, в районе условной границы космического пространства испытывают уже лет пять. На него проданы сотни билетов, и первый полет с туристами собирались осуществить в 2015 году. Среди владельцев билетов на границу космоса стоимостью $250 тысяч такие знаменитости, как Стивен Хокинг, Анжелина Джоли и Леди Гага.

Десятки клиентов потребовали деньги назад — их испуг можно понять. Деньги Брэнсон вернул, пообещал стать первым пассажиром корабля, но осадок остался. Оживились скептики, считающие, что полеты в космос — дело государственное, бизнесменам столь сложную и масштабную задачу доверить нельзя.

Первые шаги частной космонавтики

О том, что частные космические программы перехватывают инициативу у государственных, всерьез заговорили в прошлом году, когда компания SpaceX впервые вывела на орбиту космический спутник.

SpaceX — детище самого, наверное, известного прогрессора нашего времени Илона Маска, создателя электромобиля Tesla, покрывающего США солнечными батареями и станциями подзарядки электромобилей. Маск, любящий заявлять, что жизнь хочет закончить на Марсе, начал воплощать мечту в жизнь, разбогатев на создании платежной системы PayPal.

В 2002-м он объявил о запуске собственной программы коммерческих космических полетов. Маск инвестировал в компанию сотни миллионов, но в 2008-м оказался на грани банкротства — его ракета-носитель Falcon провалила три запуска подряд. Первая волна скептицизма относительно бесперспективности частных космических запусков случилась именно тогда. Четвертый запуск в случае неудачи должен был стать последним. Но ракета взлетела, скептики были посрамлены, а Маск заполучил финансирование NASA и заключил контракт на 12 грузовых рейсов к МКС.

Контракт успешно выполняется, на сегодняшний день грузовики Dragon побывали на МКС уже трижды. А «Фальконы» столь же успешно выводят на орбиту спутники — заказов у SpaceX сегодня на 50 запусков спутников, ведь инженерам компании уже удалось существенно снизить стоимость запуска ракеты.

Тем временем Маск занимается следующим этапом космической программы, который в случае успеха на порядок удешевит полеты в космос. Он разрабатывает многоразовую ракету-носи­тель, способную приземляться на хвосте пламени. Сегодня его Grasshopper («Кузнечик») уже умеет садиться на этом самом хвосте с километровой высоты. Если в космос полетят такие многоразовые ракеты-носители, запуск маленького спутника станет делом, доступным практически любому желающему.

Космическая гонка

Надо пояснить, что мы имеем в виду под частной космонавтикой. Производством ракет и космических кораблей и раньше вовсю занимались коммерческие компании. В США крупнейшими подрядчиками NASA были Loсkheed Martin и Boeing, в Европе — Thales Alenia и EADS. Так, Lockheed Martin только что завершил сборку многоразового корабля Orion; этот аппарат, рассчитанный на полеты человека в дальний космос, сменит не используемые с 2011 года шаттлы и российские «Союзы».

Ракета — это сложный конструкт, в создании которого принимают участие много производителей. Например, на разбившемся «Антаресе» стояли модифицированные самарские двигатели НК-33, а система подачи топлива была изготовлена на днепропетровском Южмаше под контролем КБ «Южное». Просто раньше частные компании-сборщики сдавали готовый продукт заказчикам-государствам, а те уже выводили космические аппараты на орбиту. А начиная с первого коммерческого запуска SpaceX частники сами стали продавать услуги, осуществлять космические полеты.

В спину SpaceX дышат конкуренты, успешный пример оказался заразительным. Orbital Sciences Corporation, чей транспортник разбился 27 октября, вряд ли сильно пострадает от этого — компания заключила контракт с NASA на запуск восьми грузовых аппаратов Cygnus в течение трех лет общей стоимостью $1,9 млрд.

Для того чтобы самим осуществлять запуски, компаниям нужны частные космодромы. SpaceX пока использует для стартов ракет площадку ВВС США во Флориде. Но Маск не собирается арендовать этот космодром бесконечно: одним из приоритетных пунктов в его плане по освоению космоса значится постройка собственного космодрома, который он предполагает объявить доступным только для коммерческих запусков. Его уже строят в штате Техас, непо­далеку от городка Браунсвилл. А Ричард Брэнсон запускает корабли из собственного космопорта «Америка». Свой космодром есть и у Orbital Sciences Corporation, по соседству с космодромом NASA на острове Уоллес.

Предприниматели берутся осваивать не только орбитальное пространство. Компания Planetary Resources, среди инвесторов которой основатель Google Ларри Пейдж и кинорежиссер Джеймс Кэмерон, разрабатывает корабли, которые будут добывать полезные ископаемые на астероидах. Компания Inspiration Mars собирается отправить пилотируемый корабль к Марсу в 2018 году, а проект Mars One и вовсе направлен на колонизацию Марса в следующем десятилетии. В этом году они собрали 200 тысяч заявок от добровольцев со всего мира, желающих переселиться на Марс. Как мы знаем, и у Илона Маска долгосрочная цель — колонизация Марса. Он уже разрабатывает транспорт для первых переселенцев, Mars Colony Transporter. Работу над кораблем, который сможет принять на борт до сотни человек, предполагают завершить в 2020-х. Его пассажиры купят билет в один конец: корабль останется на Марсе навсегда и станет базой для поселения, которое будет разрастаться, чтобы приютить в дальнейшем до 80 тысяч человек.

Новая надежда

Аналитики говорят, что коммерциализация — это основная тенденция в деле освоения космоса последних лет. Это не только выгодно, но и модно. Даже такой магнат, как Роберт Бигелоу, сделавший состояние на гостиницах и казино Лас-Вегаса, теперь планирует строить гостиницу на околоземной орбите.

Авиацией тоже поначалу занималось в основном государство, но постепенно она естественным образом перешла в частные руки. Похоже, с космосом происходит та же история, и катастрофы никак не повлияют на приток частного капитала туда, где возможны космические прибыли.

Государственные программы космических полетов слишком забюрократизированы. «Союзы» оказались в десятки раз дешевле шаттлов, но и технологическим решениям, используемых в их конструкции, уже десятки лет. За это время прочие отрасли шагнули далеко вперед. В перспективе переход к многоразовым носителям, кажется, неизбежен.

Теперь есть надежда, что благодаря притоку частного капи­тала эра великих космических открытий уже совсем близка.