Поднимаюсь по лестнице пятиэтажной киевской сталинки. Между третьим и четвертым этажами слышен характерный матерок жэковских работников — устанавливают батареи в подъезде. Старые были признаны негодными, сняты и, надо понимать, утилизированы в пользу начальника ЖЭКа. Новые ставятся на обычных креплениях, как в квартирах, без сварки. Понятное дело, завтра эти батареи снимут и продадут на соседнем рынке.

Это уже будет проблема милиции. Послезавтра милиционеры приедут на место, оформят протокол и, возможно, даже заведут уголовное дело, после чего так же, по форме, его закроют. Будет потрачено некоторое количество человеко-часов, закуплены материалы, исписана бумага, выплачена зарплата. Вся эта совокупность действий в конечном итоге произведет ровное ничто — теплее в подъезде не станет. Но жалоба жильцов формально будет удовлетворена. Ни качество работы, ни ее соответствие первоначальной задумке в расчет не принимаются. Так и живем.

Философ Фрэнсис Фукуяма считает, что любая стабильная и инертная система рано или поздно начинает деградировать. То, что было эффективно раньше, сейчас не дает видимой пользы — колеса проворачиваются вхолостую. Защита гражданских прав и свобод, детально прописанные нормы и протоколы определили рамки и установили правила поведения между гражданами и государством. Но без вливания новой энергии отточенные шестерни со временем дают сбой: бюрократический налет покрывает систему таким толстым слоем, что она становится неповоротливой, а потому неэффективной.

В бизнесе есть такая практика: когда собственник понимает, что больше не может тянуть свой бизнес, он может передать его трудовому коллективу. Под обязательства погашения долгов, а то и вовсе без них, в качестве репутационных отступных. Часто это срабатывает, и бизнес получает новое дыхание. Казалось бы, что изменилось? Те же работники, та же структура, те же ресурсы и активы, только денег меньше. Но машинка, бесполезная в одних руках, заработала в других. Все дело в мотивации. Украинская экономика изношена. Изношены теплосети, дороги, трубопроводы, порты, мосты и промышленные агрегаты. Попытки государства влить в эту систему больше денег, нанять (путем выборов и последующих назначений) новых менеджеров не могут оживить корпорацию «Украина». Она продолжает генерировать убытки и вот-вот схлопнется.

Страна больше никому не нужна, кроме нас самих. Поэтому пора передать компанию трудовому коллективу, воплотив известный принцип «меньше государства». В стране больше ничего не приватизируется, за последние полгода мы, наверное, и слово такое не вспоминали. Иные скажут: какая приватизация, время сейчас не то, активы ничего не стоят, война, экономический кризис. Они действительно ничего не стоят. Но стоимость их со временем не вырастет: ржавое железо одинаково ржавое в стране, где идет война и где царит мир. Но государство все еще пытается оставаться посредником между гражданами, пытаясь перераспределять уже не прибыль, но убытки.

Последний и единственный шанс для страны — передать ее единственному заинтересованному лицу, тому самому «трудовому коллективу» в лице граждан. А начать — с того же подъезда. Не сократить число ЖЭКов в четыре раза, создав на их месте некую объединенную структуру, как предлагает столичный градоначальник, а отдать дома в полное распоряжение их жителей — от подвалов до наружных стен и придомовой территории. Глядишь, и батареи будут целы, и в подъезде тепло.