Борьба с коррупцией в органах власти стала одним из требований Евромайдана. Незадолго до годовщины протеста, 26 октября, Петр Порошенко подписал антикоррупционный пакет законов, которые вступят в силу спустя шесть месяцев после этого. Новые законы автоматически отменяют действие предыдущего антикоррупционного законодательства, что на полгода создает почву, благодатную для воровства в госсекторе.

Впрочем, сейчас и без того мало что сдерживает взяточничество и казнокрадство. Только вместо существовавшей при Януковиче единой коррупционной вертикали (к которой были допущены далеко не все желающие) теперь создано огромное количество коррупционных горизонталей, которые замыкаются на конкурирующих группировках во власти и олигархах. Кроме того, децентрализация коррупции и общая нестабильность в государстве (в том числе и кадровая) привели к тому, что взятки берут уже все чиновники, у которых есть такая возможность. Причем зачастую без ведома начальства и даже вопреки его прямым указаниям. Что раньше было просто немыслимым. В общем, демократические перемены налицо

Децентрализация коррупции

— Есть такая книжка хорошая, «Теория системы» называется. Там пишут, что, если система вертикально интегрированная, ею легче управлять. А когда она иная и превращается в броуновское движение, ею управлять вообще невозможно. С коррупцией в Украине стало все очень плохо, — рассказывает один из крупных банкиров, уехавший жить в Европу. — Если раньше было понятно, как, что, куда и кому нести, то сейчас вообще непонятно. И все подорожало. Я год тратился на рефинансирование, чтобы выбить на банк деньги от НБУ за большую взятку. Выбил, а потом принял решение махнуть на все и уехал в Европу. Теперь наблюдаю за этим бредом глазами партнеров. Все брали, и эти новые демократы с либерально-космополитическими мозгами тоже берут. Только все дорого как-то стало.

— А вы не знали? Тоже мне Америку открыли, — весело делится подробностями ведения бизнеса в Украине глава «Конверс Груп» Владимир Антонов. — Берут за рефинанс, за выдачу лицензии (правда, сегодня только дебил откроет банк в вашей стране), за то, чтобы развернуть сотрудников департамента надзора домой, чтобы не заметили ошибок в отчетности. Берут за все, как и два года назад. Приходят дяди с чемоданами и вариантами сценариев, как можно решить вопрос, уменьшить проблемку. Я не резидент вашей страны, мне можно такое рассказывать.

А вот еще пример, характеризующий состояние коррупции в нашей стране.

— В части Донецкой области, которая подконтрольна украинской власти, открылся конкурс на должность главы районного управления земельных ресурсов. Победит тот, кто предложит самое высокое вознаграждение «за вход». Кроме того, чиновник должен ежемесячно приносить определенную откупную сумму «наверх». Как он ее добывает — никого не интересует. Сейчас рассматривают кандидатуры, конкурирующие за место, — рассказывает Андрей Марусов, независимый эксперт по вопросам государственных закупок.

Подобная схема покупки должностей в госсекторе — одна из популярнейших ниш для коррупции. Опрошенные «Репортером» эксперты в этой теме пришли к выводу, что при президентстве Виктора Януковича коррупция в Украине имела системный характер: по всем госорганам были выстроены четкие вертикали, тупиком в которых были счета Семьи.

— Сейчас же Семья не рулит, а вертикали, которые строились годами, автоматически рушатся. Соблазн удержать их велик, что и пытается сделать новая власть в некоторых сферах экономики. Но по факту система децентрализовалась. Больше не существует единого центра — политсилы или Семьи, в руках которой сосредоточивалась бы вся власть, — говорит Марусов.

Децентрализация обусловлена в том числе конкуренцией между несколькими политическими группами влияния.

— Можно четко сказать, что коррупционная вертикаль, основанная Кучмой, никуда не делась. Разница лишь в том, что чиновники, замешанные в этих делах, теперь просто вооружились риторикой Майдана. Многие коррупционеры вернулись во власть. Все чиновники только и ждут, что коллеги начнут их сливать. Все друг другу конкуренты, происходит передел, — считает Анна Гопко, будущий народный депутат новоизбранного парламента.

Николай Хавронюк, директор по вопросам научного развития Центра политико-правовых реформ, также согласен, что коррупционная вертикаль все еще функционирует, просто сегодня она видоизменилась.

— Пакетом антикоррупционных законов предусмотрено создание антикоррупционного бюро, но начало процесса по его формированию перенесено на январь. Кроме того, до 25 апреля 2015 года мы остаемся без какого-либо правового регулирования вопроса предотвращения коррупции. По новому законодательству, декларирование имущества, доходов и трат чиновников начнется лишь с апреля 2016 года. Статью Уголовного кодекса «Незаконное обогащение» станут применять лишь с 2017 года, когда будет декларирование доходов. До 25 апреля 2015 года можно продолжать официально принимать «подарки» и «пожертвования», коррупционеры смогут возвращаться на свои должности, а юридическим лицам, пойманным на коррупции, снова доступно участие в тендерах. Чиновники также могут свободно продолжать заниматься своим бизнесом, а кандидаты на госдолжности не обязаны проходить никакие проверки.

Голубых сменили красные

— Каха Бендукидзе, бывший министр по координации экономических реформ Грузии, говорил, что если в течение года после Майдана в Украине не проведут реформы, то окно возможностей закроется. Я пока реформ не вижу, — говорит адвокат Олег Веремеенко.

— Понимаете, новой власти, как и старой, удобно иметь суды на ручном управлении. Сохранилось и телефонное право. Когда, скажем, на сына депутата в местный суд подан иск, и депутат звонит в высшую судебную инстанцию, чтобы решить проблему. Затем глава высшего суда звонит в местный суд, в котором судью, занимающегося иском, «вежливо просят» помочь решить дело «правильно». Просто раньше звонили от Януковича, а сейчас от Порошенко или Яценюка. Кроме того, ничего не изменилось и в системе набора судей. Это по-прежнему тест от Высшей квалификационной комиссии судей Украины, который можно спокойно купить, — рассказывает Веремеенко.

Зампредседателя правления Центра политико-правовых реформ Роман Куйбида в разговоре с «Репортером» также подтверждает, что телефонное право в судах никто не отменял.

— Об этом говорят судьи. Просто сегодня произошла децентрализация, и судьи дезориентированы, не знают, куда нести, — говорит Куйбида.

Еще одна сфера, которая страдает от тотальной коррупции больше прежнего, — оборона.

— Летом были возбуждены уголовные дела против нескольких сотрудников отдела закупок Министерства обороны, потому что снаряжение вроде автоматов, беспилотников, гранатометов и ракет, которое никак не может продаваться на внутреннем рынке, каким-то образом на него попадало. Например, продавались БРДМ через «Укроборонпром» — связанную с Минобороны фирму. Кому прода-валось-то? Неужели волонтерам? А ведь по такой схеме МО за первое полугодие 2014 года заработало практически 84 млн грн. Из этой суммы предприятия-посредники получили почти 3,5 млн грн в качестве комиссионного вознаграждения и более 17 млн грн — за «организацию продажи» данного имущества, — рассказывает Андрей Марусов.

— Самое ужасное, что бывшие коррупционеры на всех уровнях просто сменили партию, и теперь попробуй их достать, — говорит адвокат Сергей Малышев. — Я занимаюсь вопросами коррупции и люстрации в своем районе. Главная проблема: «регионалы»-коррупционеры просто массово перешли в провластные партии и работают как ни в чем не бывало. При этом они рассказывают одинаковую сказку, что «регионалами» никогда не были, а просто были вынуждены записаться в партию. Хотя я лично знаю, что многие из них ездили на Антимайдан, собирали титушек, увольняли подчиненных — активистов Евромайдана. И эти люди по-прежнему на своих должностях и продолжают воровать, только шифруются лучше.

Старые цены, новый подход

Откаты при госзакупках как явление процветают и даже находят отражение в официальных сводках правоохранительных органов.

К примеру, на днях СБУ удалось задержать руководителей одной из дирекций «Укрпочты», которые требовали откат в размере 35% от суммы сделки по выполнению строительных работ. А вот еще один пример: в Одессе сотрудники СБУ задержали чиновника Фонда социального страхования по временной потере трудоспособности. В СБУ заявляют, что задержанный требовал от руководителей оздоровительных учреждений откат за выдачу денег в размере более 10 млн грн. Это практически 22% от 46 млн грн — общей суммы, которая через областную дирекцию фонда поступила оздоровительным заведениям Одесской области. Деньги предназначались для оздоровления детей, в частности тех, которые прибывают из Донецкой и Луганской областей.

Эксперты по-разному оценивают изменение «ставок» по взяткам и откатам при новой власти. Одни говорят, что откаты снизились, другие — что, наоборот, выросли из-за курса доллара (откаты номинируются в твердой валюте, а госзакупки остались в гривне).

— Ставки растут автоматически. Процент остается, но сумма всегда считается в долларах. То есть в пересчете на гривны это уже будет намного больше. Но все зависит от сферы, — говорит Андрей Марусов.

Из необычных коррупционных тенденций — замена единовременного платежа за купленную должность «арендной платой». Раньше, чтобы стать прокурором, судьей, чиновником и т. д., нужно было заплатить фиксированную сумму. Сейчас эти суммы тоже запрашиваются, но вот желающих платить все меньше. Чиновник Владимир говорит, что причина этого — неуверенность в завтрашнем дне:

— Сейчас люди массово отказываются платить из-за того, что не понимают, сколько они продержатся на новом месте. Поэтому стал актуальным принцип аренды: «вход» может быть бесплатным, а вот потом проводятся обязательные ежемесячные платежи в определенном размере. Сумма варьируется в зависимости от должности и области.

Фактор страха

Впрочем, есть мнение, что коррупция со времен победы Майдана уменьшилась. Так считает, например, Андрей Марусов:

— Чиновники все время находятся под прицелом камер и контролем общественных организаций, которые только и ждут, чтобы устроить новый пикет. Они боятся подвергнуться остракизму.

Нардеп от УДАРа Виктор Чумак также думает, что коррупция уменьшилась, потому что после Евромайдана сознательных людей стало больше:

— Я верю, что люди стали меньше давать и, соответственно, чиновники — меньше брать. Я это вижу. Общество стало менее толерантным к коррупции. Люди больше не боятся отказать в откате или взятке.

— Действительно, у людей поубавилось желания давать взятки, а у чиновников добавилось страха их брать, — считает Анна Гопко. — Но очень важно, чтобы людьми руководил не страх, а понимание того, что безбожно воровать у своей страны — значит потерять ее. Важно не бояться воровать, а понять, что воровать нельзя. Перестать красть не из-за страха, а из-за любви к Украине.

— Несомненно, составляющая коррупционных деяний в Украине за последний год изменилась, — говорит Сергей Гула, старший аналитик «Transparency International Украина». — Во время правления Януковича коррупция была очень централизованной. Очевидно, что самой коррумпированной была сфера госзакупок. Такой она осталась и сейчас, но крадут уже намного меньше. Это произошло благодаря принятию закона «Об осуществлении государственных закупок», разработанного Минэкономразвития при участии иностранцев. Закон хороший, но старые схемы остаются, и часто фирмы, которые выигрывали тендеры во времена Януковича, и сегодня продолжают их выигрывать.

А вот опрошенные нами предприниматели тенденцию к уменьшению взяточничества пока не подтверждают.

Чиновник Владимир говорит, что страха в глазах коллег под конец года поубавилось:

— Во времена Януковича чиновники боялись, что, если возьмешь что-то и не выделишь долю в «общак», тебя закопают где-то в лесу. А теперь брать в свой карман можно свободно.

— При Януковиче в каждой сфере был свой смотрящий, и все знали, что ему нужно нести и он решает вопросы, — говорит киевский застройщик Дмитрий. — Теперь смотрящих нет, и взятки требуют все кому не лень. И в этом смысле можно сказать, что коррупция даже выросла.

«Люди страх потеряли»

Об отличиях коррупции домайданного и постмайданного времени рассказывает известный киевский адвокат Сергей Н., который специализируется на делах, имеющих отношение к правоохранительным и контролирующим структурам:

— В последний год правления Януковича уже даже и не коррупция была, а бизнес-план по построению новой мощной финансово-промышленной группы и концентрации власти в руках верных людей. То есть все ресурсы собирались в одних руках, а внесистемная коррупция воспринималась как конкурент в этом процессе и по мере сил искоренялась. Конечно, шел этот процесс со скрипом, но появились целые сферы, где нельзя было даже за большие деньги решить вопрос, только через встраивание в систему.

Майдан все это изменил. Вместо одной вертикали появилось несколько новых. Своя у президента, своя у премьера, своя была, кстати, у «Свободы» и у «Батькивщины» как у членов коалиции. И в рамках каждой пошли свои потоки. Любой человек, связанный с таможней и налоговой, знает, что решаются вопросы через нескольких людей, очень близких к правительству. Но исполнители на среднем и даже низшем уровне в этой вертикали тоже могут выстраивать свои схемы и кроить денежку.

К примеру, начальник какой-то силовой структуры берет деньги за то, чтобы «закошмарить» предпринимателя. И дает команду подчиненным. Те идут к предпринимателю и берут деньги, чтобы дело развалить. Раньше это было немыслимо — теперь возможно. То есть страх люди потеряли, и теперь берут все, кто может. А что касается общественного контроля и внимания активистов — я не вижу, что это работает.

Возьмем, к примеру, прокуратуру при прежнем руководстве. В открытую писалось и про миллионные взятки за закрытие дел против людей Януковича, и о том, что в ГПУ на кадровые решения прямо влияет авторитет по кличке Пупс. Я такого даже в 1990-е годы не помню, чтобы авторитеты прокуроров назначали. Это же моральная катастрофа власти! И об этом везде говорится, пишется. Но что, заведены уголовные дела? Кто-то арестован? Нет. А если и будут уголовные дела, то я могу сразу сказать, чем они закончатся: будет заявлено, что это провокация ФСБ против патриотов-националистов, начнутся митинги, шины загорятся — и власть пойдет на попятную.

Или взять историю с углем из ЮАР. Начато расследование по поводу того, что у нас уголь закупается дороже, чем стоят аналогичные поставки того же угля в Европу. Тут же это интерпретируется как борьба между президентом и премьером. Яценюк делает заявление, что уголовное дело — это провокация в угоду России и сепаратистам с целью сорвать поставки. И дело потихоньку разваливается. Вообще, многие коррупционные вещи стали делаться более открыто. Видимо, люди, которые сейчас глубоко встроены в правящие партии, считают, что всегда могут прикрыться Майданом и войной.