Несмотря на тяжелые стартовые позиции, постреволюционная экономика Украины имела одно неоспоримое преимущество: казалось, она была на дне, падать больше некуда, но впереди — структурные изменения и постепенный рост. Невербальный запрос к государству от предпринимателей был понятен и прост: меньше правил, меньше проверок, меньше коррупции. Колоссальный кредит доверия позволял провести любые реформы. Но пакета экономических реформ и стратегии их воплощения в жизнь у руководителей страны не оказалось

Власть, упавшая в руки вчерашним оппозиционерам, оказалась подарком неожиданным. Все, что они могли делать, — из разряда импульсивных движений: договор об ассоциации с ЕС, рост тарифов на газ, воду и электро-энергию, кредиты МВФ и затягивание поясов. Крым и Донбасс стали универсальным оправданием и ошибочных действий, и преступного бездействия. По большому счету, все, что удалось сделать правительству в сфере экономики почти за год, — компенсировать неэффективность государства ростом тарифов и налогов. Основным драйвером изменений в экономике выступили не государство, а война и экономический кризис. Государство же нашло себя в роли пассивного наблюдателя за этим процессом, время от времени подбрасывающего в костер сгорающей экономики дров в виде неумелых управленческих решений.

Балансировка неэффективности

Если в 2013-м украинская экономика балансировала в районе нуля, то в текущем году мы наблюдаем полноценный спад. Согласно прогнозам МВФ, валовый внутренний продукт Украины просядет на 7%. Падение продолжится и в 2015 году, а рост, как заверил премьер Арсений Яценюк, начнется не ранее 2016 года. Да и то при условии незамедлительной реализации пакета экономических реформ.

Кризис в экономике спровоцировал тектонические сдвиги в сфере государственных финансов. Внешняя торговля Украины резко просела. За девять месяцев 2014 года экспорт упал на 9%, импорт — на 25%. Благодаря разной динамике падения страна вышла на профицит внешнеторгового баланса в $4,2 млрд. Но «прибыль» от торговли все равно не позволяет финансировать государственные расходы: бюджетный дефицит по итогам января–сентября достиг $2,5 млрд, если считать по курсу 16 грн/$.

Гривна поставила мировой антирекорд девальвации: украинская валюта с начала года просела почти в два раза. То, что обычно служит для экономики лекарством, в случае Украины стало отравой. Дешевая гривна увеличит стоимость обслуживания внешних долгов Украины, а также удорожит критический импорт (газ, уголь, электроэнергия, ядерное топливо). Вместе с тем рост доходов от экспорта не оправдал ожиданий. Слабым звеном оказалась металлургия, дающая стране львиную долю валютной выручки. Война на востоке тяжело изранила стальной мускул государства. На подконтрольных боевикам территориях самопровозглашенных ДНР и ЛНР оказались крупные производственные активы: Алчевский, Енакиевский и Макеевский меткомбинаты, ферросплавные заводы, коксохимы и шахты. В итоге уже летом Украина вылетела из десятки крупнейших производителей стали в мире.

То, чего не сделала металлургия, должен был сделать агросектор. Но рекордный урожай 2014 года стал бы панацеей для Украины в тяжелый момент истории, если бы рекордным он был только в Украине. Однако земля хорошо уродила в этот год и на европейском континенте, и в США. Цены на продовольствие как минимум не выросли, а снижение цен на нефть задало понижательный тренд и на рынке зерна. Многие зернотрейдеры и мукомолы решили придержать поставки за границу, ожидая, пока цены на рынке вырастут.

Разворот на Запад

Компенсировать потерю российского рынка сбыта должны были возросшие поставки в ЕС. Тенденция к снижению роли России как торгового партнера Украины и растущий удельный вес торговли на европейском направлении зародились задолго до Майдана. Но революция и торговая война с РФ должны были придать этому движению заметное ускорение. Притом что экспорт в Россию в январе–сентябре 2014-го сократился на 27%, продажи товаров в страны Евросоюза выросли на 15%. Это существенный, но недостаточный рост. Дело в том, что экспорт в ЕС рос у предприятий из тех отраслей, которые работали на этом рынке и раньше, — у тех же металлургов. А вот первооткрывателей европейского рынка оказалось очень мало, даже несмотря на одностороннюю отмену Европой целого ряда импортных пошлин.

Все дело в нетарифных ограничениях: сертификатах качества, производственных и экологических стандартах, маркировке и т. п. Соблюдение этих норм и правил требует от бизнеса значительных инвестиций. То есть либерализация торговли с Евросоюзом даст эффект лишь в долгосрочной перспективе. Тогда как вал экономических проблем накрывает Украину здесь и сейчас. Снижение импорта, девальвация гривны, рост тарифов на услуги госмонополий и увеличение налоговой нагрузки, конечно, могут свести экономику в ноль. А обратная сторона этого — обнищание населения, снижение экономической активности и предпринимательской инициативы. Что делает туманными перспективы экономического роста.

Украине неохотно дают в долг. Даже МВФ, обещавший выделить $17 млрд, пока дал лишь $4,6 млрд. Со скрипом идут программы финансирования по линии Всемирного банка, Европейского банка реконструкции и развития, Еврокомиссии. Но показателен даже не объем выделенных стране кредитов, а то, как они используются. Большая часть траншей предоставляется для рефинансирования старых долгов. Фактическое же сальдо кредитов в 2014 году едва превышает $1 млрд. С такой финансовой подушкой провести ключевую реформу, каковой является реформа налоговой системы, просто невозможно. Но здесь уместен вопрос: курица или яйцо? То ли денег под реформы не дают, то ли реформ нет, а потому нет и денег. Видимо, все-таки второе.

Неконтролируемая девальвация гривны окончательно подорвала доверие к банковской системе наряду с ограничениями НБУ по снятию наличности, налогом на депозит и сбором с валютно-обменных операций. Отток депозитов с начала года, по данным Нацбанка, составил 116 млрд грн. Причем первым делом население изъяло из банков валютные депозиты, опасаясь принудительной конвертации их в гривневые. Кстати, такая конвертация фактически производилась в рамках процедур выведения неплатежеспособных банков с рынка и возврата средств через Фонд гарантирования вкладов. Валютные вкладчики этих банков еще не скоро доверят свои деньги финучреждениям.

Пожертвования вместо кредитов

Прямой гарантированный государством долг по итогам 2014 года вырастет до 67% ВВП, прогнозируют в МВФ. Это выше порогового уровня в 60% ВВП, когда инвестиции в страну считаются рискованными. Обслуживание существующих кредитов потребует еще больших объемов заимствований. Но без понимания того, как Украина будет их отдавать, международные кредиторы денег не дадут. Помощь Украине, ранее оказываемая в виде кредитов, скорее всего, будет переведена в форму донорских вливаний. Ключевое мероприятие в данном контексте — конференция доноров, проведение которой планируется на январь 2015 года. Понятно, что объемы безвозвратной донорской помощи — это совсем не те деньги, которые помогут стимулировать экономический рост. Скорее это деньги на поддержание штанов для Украины и отступные Киеву от Брюсселя.

С реформами в стране пока не сложилось. Стихийные преобразования в экономике, впрочем, идут своим чередом. Вместо реформы углепрома — закрытие и затопление шахт на оккупированных территориях. Вместо продуманной политики в области валютного и банковского регулирования — массовые банкротства финучреждений. Опорной точкой роста в 2015 году, вероятно, останется АПК. Возможно, к нему присоединится военно-промышленный комплекс. Бюджет-2015, судя по всему, будет отличаться резко возросшими расходами на армию. И, при правильно организованных госзакупках для ее нужд, ВПК страны и связанные с ним предприятия могут рассчитывать на приличный госзаказ.

Вернуть доверие международных кредиторов способны только радикальные экономические реформы. Сокращение числа налогов и снижение общего фискального бремени для бизнеса — ключевая реформа. Она требует не только завидной политической воли, но и приличной финансовой подушки. Снижение налоговых поступлений должно быть компенсировано расширением налогооблагаемой базы за счет выхода бизнеса из тени. Произойдет это не в один день, а значит, понадобится страховка в виде массированной кредитной помощи международных организаций. Далее должны последовать другие ключевые реформы: правоохранительных органов, судов и госаппарата в целом. Но пока воли не видать.