— Чтобы описать вам суть понятия «серый импорт», расскажу анекдот. У нас таможня функционирует как в этом анекдоте, — объясняет бывший заместитель главы Госкомпредпринимательства Олег Шейко

— Приходит дорогой товар на границу и подлежит растаможке. Импортер говорит пограничнику: «Я не могу уплатить такой налог». — «А какой можешь?» — «Ну, могу вот столько-то», — протягивает деньги импортер. «Хорошо, — берет пограничник деньги и ставит печать. — Горошек так горошек».

Шейко смеется и резюмирует: девальвация гривны привела к росту серого импорта.

— Это объяснимо. Если товар завозит официальный импортер, то цена у него в среднем выше на 15–30%, — в свою очередь говорит директор Всеукраинского агентства авторских прав (ВААП) Юрий Гандзюк.

Одна из набравших популярность в последние месяцы схем несистемных поставок серого импорта — контрабанда посредством обычной почты, через которую в страну ввозят мелкую бытовую технику.

— Централизованного завоза нет. Все импортеры при регистрации в таможенном реестре устанавливают нижнюю границу торможения товара, — рассказывает Гандзюк. — Другими словами, существует установка не тормозить на границе товар на сумму до 300 евро. Проверять «блоху» стоимостью в 50 евро — долгий и трудоемкий процесс, невыгодный прежде всего официальному импортеру. То есть в случае, если таможенник ловит такой товар, официальный импортер получает сообщение, сопроводительную документацию на товар, привлекает дорогостоящего юриста и в итоге платит больше, чем выиграет в результате разбирательства.

Еще одна схема — мелкое «челночничество». Так, по словам Гандзюка, мобильные телефоны коробками завозят в вагоне-ресторане из России, а всякую мелочь вроде карт памяти — в дипломатах, сумках и карманах обычных людей. Более габаритную технику поставляют через Одесский порт и растаможивают «вчерную». Кроме того, большое количество техники попадает на украинкий рынок через Польшу и Словакию.

— Три серых импортера в бусе могут беспошлинно завезти товара на 3 тысячи евро. И декларируют 2 700 евро («для собственных нужд»), причем, по декларации, каждого отдельного бренда меньше чем на 500 евро, — продолжает директор ВААП. — Часто бывает импортер завозит товар через первую иностранную границу, а на украинской перед досмотром пишет заявление о подозрении в получении некачественного или несоответствующего товара. Таким образом, не начав таможенное оформление, товар вскрывают, и оказывается, что вместо тапочек, которые значатся на бумаге, вся фура загружена контрабандными амортизаторами Kayaba. После чего фура с «тапочками» разворачивается и не заносится в таможенный реестр, так как не прошла растаможку. В действительности умельцы выгружают товар где-то за углом в процессе разворота фуры, и, таким образом, назад машина возвращается пустой. И там уже никто не проверяет это, так как, согласно Женевской конвенции, каждая страна должна следить за своим импортом, но не должна следить за своим экспортом. По итогам первого полугодия 2014 года польский экспорт в Украину официально составил 100 млрд грн, тогда как наш импорт зафиксирован в размере 50 млрд грн. Куда делась половина? Прошла через границу незаметно.

История борьбы с серым импортом в Украине долгая и многоступенчатая, но малоуспешная. Для борьбы с ним в 2008 году Украинский госцентр радиочастот и Нацкомиссия по вопросам регулирования связи попытались ввести процедуру так называемой спецмаркировки. Вместе с разрешением на ввоз УГЦР начал выдавать импортерам голографические марки, которые те должны были бы наклеить на каждую коробку с телефоном. МВД и СБУ наделялись правом конфисковывать из магазинов все мобильные телефоны без маркировки. Впрочем, до таких суровых методов дело так и не дошло — инициатива встретила серьезное сопротивление розничных сетей и несколько раз блокировалась в судах. В конце концов регулятор был вынужден отменить процедуру, заручившись обещаниями ряда производителей, например Nokia и Samsung, перейти на централизованные поставки устройств в страну.

К 2009 году был разработан новый механизм борьбы с контрабандой на основе IMEI-кодов — уникальных сетевых идентификаторов, имеющихся в каждом мобильном. На базе УГЦР была создана автоматизированная система учета IMEI, в которой предполагалось наличие так называемых белого, черного и серого списков. В белый список автоматически попадали телефоны, работавшие в сетях операторов на момент запуска системы, а также легально завезенные устройства на основании данных импортеров, обращающихся в УГЦР за разрешениями. Серый список содержал IMEI-коды телефонов, работающих в сетях операторов, но не находящихся в белом списке. Владельцы таких терминалов должны были получать от операторов СМС о необходимости подтвердить законность ввоза. Если абонент не подтверждал законность ввоза в течение 90 дней, то телефон попадал в черный список. Сюда же, на основании данных милиции, вносились и краденные устройства. Телефоны из черного списка операторы должны были отключать от услуг связи.

Таким образом чиновники перекладывали проблему на плечи покупателя. Последнему предоставлялась возможность, отправив бесплатное СМС, проверить, в каком из списков находится его будущий телефон, и самому принять решение: не покупать контрабанду или рисковать остаться с неработающим телефоном. Однако преграда возникла со стороны мобильных операторов: они до сих пор отказываются отключать контрабандные трубки без соответствующих изменений в законодательстве. Несмотря на то, что изменения так и не были приняты, новая система дала хорошие результаты: по оценкам УГЦР, к 2012 году доля нелегально ввозимых телефонов сократилась до 6–7%.

В 2013 году объемы серого импорта вновь стали расти. В Нацкомиссии, сравнивая объемы рыночных продаж и количество выданных разрешений, говорили о его доле в 20–25%. По мнению чиновников, проблема заключалась в том, что контрабандисты просто перестали бояться отключения нелегальных трубок. Впрочем, после прихода весной 2014 года к власти нового правительства появилась информация, что старое руководство таможенной службы совместно с УГЦР перешло к ручному управлению системой IMEI, создав в свою бытность новые коррупционные схемы нелегального импорта. Большинство из них связано с занижением таможенной стоимости устройств. Так, по данным исследовательской компании IDC, средняя рыночная цена мобильных телефонов (включая смартфоны) в 2013 году на 70% превышала среднюю таможенную цену. Схожий казус аналитики отмечают и на рынке планшетов, а ноутбуки в Украине вообще продавались в среднем в 3,5 раза дороже таможенной цены. Общий объем недополученного НДС в прошлом году только по этим трем товарным категориям глава украинского офиса IDC Владимир Поздняков оценивает в $233 млн.

В апреле в рамках общего пакета реформ по дерегуляции бизнеса Верховная рада отменила выдачу разрешений на ввоз радио-электроники и реформировала саму систему учета IMEI-кодов. После вступления закона в силу в конце июля элементов, способных сдерживать контрабанду, практически не осталось, считает недавно отстраненный глава УГЦР Павел Слободянюк.

Впрочем, собеседник «Репортера» в одной из крупных дистрибуторских компаний рассказал о новых попытках государства реанимировать старую идею с маркировкой. Обсуждается схема, при которой таможенная служба будет выдавать импортерам мобильных телефонов и, возможно, другой популярной потребительской электроники марки со специальным электронным чипом. На этом чипе будет записана подробная таможенная информация, в том числе и задекларированная цена. Это поможет проверяющим органам выявлять нарушения прямо в торговых точках.

Юрий Гадзюк считает, что эффективным способом борьбы с контрабандой может стать установление на уровне законов механизма обязательной люстрации на границе.

— Если проехал контейнер стоимостью 300 тысяч евро по вине конкретного пограничника, то последнего нужно обязать в срок выплатить налог, который потеряло государство. И он должен отсидеть. Также нужно поднять зарплаты сотрудникам фискальной службы. Урезать численность работников (220 тысяч человек) на 40% и на эти 40% поднять заработные платы. Кроме того, следует вести разъяснительную работу среди населения, рассказывать, как вредно пользоваться контрабандным товаром. Вот как можно ставить несертифицированный амортизатор на авто? Неофициальный товар — это фактическое отсутствие гарантии и проблемы с обслуживанием. Как правило, в гарантийных талонах к серому товару указаны несуществующие пункты сервисного обслуживания. Могут быть указаны и оригинальные, но если человек придет в эти пункты, ему откажут в починке товара, так как проверить сертификацию очень легко.

Параллельно нужно регулировать ценообразование, считает эксперт.

— Взять, к примеру, компакт-диск. Если в магазине он стоит 20 евро, а розничная накрутка составляет не больше 25%, получается, что в точку продажи он поступил за 15 евро. При этом стоимость производства в Украине немного ниже за счет невысокой стоимости оплаты труда. Но наценка 50% для Украины — норма, а в некоторых случаях она может достигать и 100%. Это также происходит потому, что нигде нет такой дорогой аренды, как в Украине (с учетом взяток). А коммерческие представительства брендов, которые завозят товар в Украину, работают при чистой рентабельности до 5%. Так что магазины и розница делают огромную наценку.