Мнение: Освобождение от красоты

Я обычно не пишу о сериалах. Но четвертый сезон «Американской истории ужасов», который называется «Фрик-шоу», — случай особый. О чем вообще «Фрик-шоу»? Ну да, об изощренных убийствах, маниях… и о шоу-бизнесе, конечно. Но за перипетиями сюжета скрывается прогрессивная мысль о том, что границы нормы и ненормальности довольно размыты.

Участники каравана уродов, колесящего в 1950-е по городкам Миссисипи, отчаянно хотят показать «нормальным» обывателям свою нормальность. Не физическую, конечно, но эмоциональную, нравственную: мы не злобные карлики, за нашей дикой внешностью скрываются точно такие же люди, со всеми достоинствами и недостатками. Эта наглядная эмансипация всевозможных меньшинств (лилипуты, великаны, сиамские близнецы, безногие, безрукие и гермафродиты) изящно подкрепляется еще более радикальной и революционной идеей. Между строками программных монологов резонеров авторы прячут манифест всеобщей ненормальности: в каждом конформисте тут непременно обнаруживается скрытое отклонение. Каждый герой-консерватор оказывается точно таким же фриком, но временно замаскировавшимся и ужасно страдающим от своей тайны. Возможно, к концу сезона тезис и антитезис придут к своему синтезу, но в действительности это уже случилось.

Как вы думаете, где работает в реальной жизни один из актеров сериала Мэтт Фрейзер, «человек-тюлень» с деформированными от рождения руками? Ровно в таком же фрик-шоу: в нью-йоркском театре бурлеска. Его труппа не настаивает на том, что они такие же, как все. Нет, они просто приняли себя такими, как есть, безо всякой оглядки на остальной мир.

Они не осознают себя в категориях большинства или меньшинства, они не требуют от окружающих политкорректно не замечать их «уродств». Напротив, каждый уик-энд они предъявляют их миру со спасительным юмором и самоиронией. Лишние 50 кг, силиконовая грудь четвертого размера, руки-ласты — все эти ненормативные особенности делают норму скучной, унылой, печальной. Водораздел между прогрессивным и репрессивным проходит не по линии самосознания, а по линии вкуса. Серьезное закрепощает. Смешное и вульгарное освобождает. Так говорили еще сюрреалисты.

ГЛАВНЫЕ ФИЛЬМЫ НЕДЕЛИ:

Пингвины Мадагаскара

Саймон Дж. Смит, Эрик Дарнелл

Замечательных культовых персонажей мультфильма «Мадагаскар» лишили их главной прелести — эпизодичности. Теперь про четверку спецназовских пингвинов сняли полнометражную ленту. Сюжет незамысловат: героев вербуют в секретную организацию, которая противостоит преступному кальмару. В какой-то момент становится ясно, что руководство организации преследует свои эгоистичные цели. Но тут — о чудо! — снова включается харизма суперпингвинов, которые цинично и безжалостно побеждают всех врагов.

Третья персона

Пол Хаггис

Фильм рассказывает о трех взаимосвязанных любовных историях, которые происходят в Париже, Нью-Йорке и Риме. В Париже мужчина уходит от жены к любовнице, которая оказывается совсем не той, за кого себя выдает. В Нью-Йорке муж и жена воюют друг с другом за опекунство над своим сыном. В Риме американский бизнесмен влюбляется в цыганку и пытается вырвать ее дочь из лап мафии. Словом, фильм о том, что любовь безгранична.

Моя госпожа

Стивен Лэнс

Австралийский городок. Парень устраивается чистить бассейн во дворе немолодой женщины. Очень скоро отношения между ними становятся куда более близкими. Парнишка и его новая знакомая с утра до ночи предаются садомазохистским утехам. Мать парня в ужасе и не знает, как избавить сына от этой зависимости. Если верить пропаганде соседней страны, эта картина — очередное подтверждение загнивания Запада. Но вообще-то, фильм про любовь.

Супернянь

Филипп Лашо

Фрэнк усердно строит карьеру. Поэтому, когда его босс в добровольно-принудительном порядке предлагает ему посидеть в выходные с его капризным сыном, парень не может отказаться. Но босс не учел, что в этот день главному герою исполняется 30 лет, а значит праздника не избежать. На следующий день выясняется, что Фрэнк с сыном босса исчезли, а дом превратился в руины. Полиция находит видео-запись, с помощью которой удается восстановить ход событий.