Поздно вечером 21 ноября пять будущих парламентских фракций парафировали текст коалиционного соглашения. Эксперты находят документ сырым и считают его скорее декларацией о намерениях, чем реальной программой Кабмина

1. С чем связано столь стремительное подписание коалиционного соглашения?

Документ появился после долгих двухнедельных переговоров. Появился в срок, без спешки или затягивания. Интересно, что подписание совпало с двумя событиями — годовщиной Евромайдана и визитом Джозефа Байдена. Так что его можно считать подарком дорогому гостю.

2. Когда будет создано правительство и насколько сильны противоречия между командами президента и премьера?

На первом заседании, 27 ноября, возникнет коалиция, сомнений в этом нет. Значит, состав Кабмина будет подан в лучшем случае до 28 ноября, в худшем — до 2 декабря. На первых порах в нем учтут пожелания всех (или почти всех) игроков, хоть трения, конечно, сохранятся. Шансы остаться есть у глав Минобороны, МИД, Минобразования. МВД и Минюст — особый вопрос. Важно, что не повторится ситуация 2004–2005 годов, когда возник конфликт между Тимошенко и «любими друзями» Ющенко. Сейчас есть не межличностные трения, а конкуренция.

3. Насколько велико влияние Арсена Авакова на батальоны?

Его преувеличивают. И исходит это из Администрации президента. Не стоит думать, что, если прозвучит призыв Авакова или Коломойского: «Вперед! На Киев!» — эта «вторая армия» поднимется на клич. Рискну предположить, что эффект будет обратным. И среди бойцов на фронте, и среди активистов Майдана немало людей, которые негативно оценивают действия министра.

4. Получит ли президент конституционное большинство и сможет ли им воспользоваться?

Без сомнения, первые пару месяцев у Порошенко и Яценюка будет конституционное большинство, сейчас это чуть больше 300 штыков. А вот насколько они смогут изменить Конституцию, зависит от их работоспособности и результативности. Если они окажутся способными проголосовать в первом чтении конституционные изменения на первой сессии Рады — получат шанс. Если приступят только на второй сессии — потеряют его.

5. Какой запас прочности у коалиции?

По моим расчетам, до полугода. А дальше все зависит от очень многих факторов: ситуации в стране, течения реформ, рейтингов. Внутренние противоречия в коалиции могут назреть весной, за ними последуют экономические проблемы, социальная напряженность.

6. И что потом?

Вариантов несколько. Первый, самый простой — изменения в составе правительства на уровне министров. Второй — смена премьера и формата коалиции. Третий, если уж совсем невмоготу, — продолжение нестабильности весной-летом, президент дождется завершения годичного моратория на роспуск парламента. Четвертый — форс-мажорный вариант. И он совершенно непредсказуем, предусматривает полную потерю контроля над ситуацией: обострение войны, иностранная интервенция, массовые беспорядки. Загадывать пока рано.

7. Насколько определяющими в социальной напряженности будут жесткие меры, указанные в коалиционном соглашении, например уравнивание тарифов на газ для населения с промышленными?

Нам уже повышали тарифы. Хоть что-нибудь произошло? Первое повышение мы проглотили. Но риск остается и немалый: новому правительству придется тщательно искать баланс между необходимостью реформ и обеспечением социальной стабильности. А соглашение никто не будет исполнять буква в букву. Это скорее техзадание, чем обязательство.