Дискуссия вокруг привлечения на руководящие должности в правительстве иностранных спецов становится все жестче. Противники идеи упирают на то, что иностранцы не знают наших реалий, не понимают специфики страны (что сделает их игрушками в руках местных политиков и олигархов), да и вообще оскорбительно для украинского народа, что не смогли среди своих выбрать достойных кандидатов. Сторонники идеи, наоборот, считают, что иностранцы будут независимы от влияния местных коррупционеров, принесут в страну передовой опыт реформ. Некоторые даже относятся к этим назначениям с чувством религиозного восторга (так же, как раньше воспринимали вступление в ВТО и Соглашение об ассоциации с ЕС): мол, наступает наконец-то новая эра в истории страны, светлое будущее не за горами.

Давайте, однако, абстрагируемся на время от этой дискуссии и посмотрим на проблему шире. Возможно ли вообще в стране при нынешнем политическом режиме проведение каких-либо реформ по модернизации государства, снижению уровня коррупции и повышению эффективности госаппарата (ведь именно для этого, по идее, зовут иностранных спецов)?

Среди топ-менеджеров в украинском частном бизнесе (где примеров проведения эффективных реформ по модернизации предприятий куда как больше, чем в госсекторе) популярна пословица: для того чтобы преобразовать предприятие, нужно всего два инструмента: штатное расписание и зарплатная ведомость. То есть возможность принимать на работу людей, которые способны работать над поставленными задачами, безусловное право увольнять любого, кто мешает выполнению поставленных задач, и возможность материально стимулировать людей, которые хорошо справляются с поставленными задачами. Все. Имея такие инструменты в руках и четкое понимание направления реформ в голове, топ-менеджер может добиться больших успехов.

Кстати, эти два инструмента имели в руках грузинские реформаторы, которые, во-первых, провели тотальные чистки в гос-аппарате, а во-вторых, резко повысили госчиновникам зарплаты. Результат налицо.

Но имеют ли эти инструменты руководители наших правительственных структур (вне зависимости от того, украинцы они или иностранцы)? Ответ отрицательный.

Система управления страной, которая сложилась после Майдана, строится на основании негласного пакта о сосуществовании между олигархатом, традиционной номенклатурой и победившим Януковича политическим классом. Основа этого пакта — право бизнесменов и коррумпированных политиков на паритетное «доение» государства, удачно замаскированное при помощи возвращенной Конституции 2004 года под распределение должностей между «участниками правящей коалиции в парламенте». Нарушение пакта, попытка отстранить те или иные группы от «кормления» за счет бюджета и коррупционных вертикалей, рискует обернуться большими проблемами для стабильности власти: голосов в Раде вдруг станет не хватать для принятия даже самых безобидных решений, а телеканалы начнут перемешивать с грязью чиновников и политиков.

Соответственно, все назначения, вплоть до районного уровня, распределяются с учетом интересов всех сторон пакта (причем на местном уровне в обязательном порядке дополнительно учитываются и интересы региональных элит). Профессиональные качества в данном случае вторичны. Первичной является способность отстаивать интересы своего финансово-политического клана и обеспечивать денежный поток «наверх». В этом и есть смысл всей украинской политики. Так было, впрочем, всегда, но после победы Майдана и разрушения выстроенной Януковичем единой вертикали власти система кланово-олигархического консенсуса окрепла и зацементировалась.

Поэтому кого бы ни поставили министром, он не получит в руки самый главный инструмент любых реформ — кадровый. То есть право увольнять и нанимать на работу того, кого хочет сам реформатор, а не того, кого ему укажут. И любые попытки реформ будут разбиты тем, что ни одного саботажника и коррупционера уволить не получится. Потому что это будут люди Бени, Сени, Левы, Пети, Коли, Андрея и прочих авторитетных людей.

Но это еще полбеды. Даже если каким-то чудом реформатору удастся получить карт-бланш от «правящей коалиции» на кадровую политику (например, на каком-то отдельном направлении), он не сможет им воспользоваться ввиду отсутствия денег в бюджете на наем вменяемых кадров и на повышение зарплат персоналу ведомства. Можно рисовать какие угодно планы реформ Министерства внутренних дел, переименовывать милицию в полицию и обратно, но если опера будут по-прежнему получать по $200 в месяц, то не будет ни эффективности работы, ни борьбы с коррупцией. Когда государство дает офицеру милиции право открывать и закрывать уголовные дела, при этом платит 3 тысячи грн в месяц и требует не быть коррумпированным, то это выглядит как-то нелогично. С учетом того, что курс правительства и МВФ предусматривает дальнейшее затягивание поясов в госсекторе, никаких изменений к лучшему с зарплатами «государевых людей» не предвидится. Скорее наоборот.

Получается, что при сохранении существующей политической системы в стране невозможны какие-либо реформы. Максимум чего можно ожидать от министров — это поддержания в сносном состоянии на ограниченные бюджеты вверенных им систем управления. Что, кстати, тоже задача не из легких, но для ее выполнения не иностранцы нужны, а отечественные бюрократы-терпилы, которые из бюджетного рубля 30 копеек украдут, но на оставшиеся коммунальную трубу все-таки починят вовремя.

Иностранные же специалисты, попав в правительство, скорее всего, будут использоваться украинской властью вполне утилитарно. Во-первых, для имитации бурной деятельности по подготовке реформ, чтоб хотя бы на несколько первых месяцев дать надежду «прогрессивной общественности» на то, что преобразования в стране будут (вопрос отсутствия реформ — одна из главных претензий к новой власти).

Во-вторых, иностранцы будут использоваться Петром Порошенко для троллинга Арсения Яценюка. Все эти спецы идут по квоте президента. Соответственно, легко прогнозируется их конфликт с людьми премьера. И когда реформы по объективным причинам забуксуют, то для общественности уже будет очевидно, кто в этом виноват. Не случайно в «Народном фронте» крайне прохладно восприняли идею с назначениями иностранцев. Ведь одно дело «мочить» президента устами подконтрольных экспертов и СМИ за провалы в военном деле, Нацбанке и Генпрокуратуре и совсем иное — схлестнуться с «реформаторами». Тут уже и не скажешь однозначно, на чьей стороне окажутся симпатии «прогрессивной общественности» и «медиаспильноты».

Постараемся, однако, ответить на вопрос, при каких условиях вообще возможны реформы и модернизация.

Как минимум при двух. Первое — воссоздание единой вертикали власти, которая готова будет ломать кланово-олигархический консенсус. Кто будет стоять во главе этой вертикали — президент или премьер, опирающийся на свое большинство в парламенте, — не суть важно. Но это должно быть какое-то одно лицо. То есть страна должна отказаться от Конституции 2004 года, которая размывает власть и ответственность между главой государства и правительством, и либо перейти к парламентской республике, 
либо вернуться к президентской. И тот и другой варианты вполне приемлемы. В таком случае появляется возможность назначать на должности министров людей под конкретные реформаторские задачи и давать им кадровый карт-бланш. И иностранцы здесь особо не будут нужны. Потребуются опытные и смелые украинские менеджеры, члены единой политической команды президента/премьера, которые прекрасно знают все подковерные течения в вверенной им отрасли и могут, если потребуется, при помощи мата и прокурора ломать через колено косную бюрократию, беспощадно вычищая систему.

Второе условие — нужно решать вопрос о зарплатах. Без повторения «грузинского маневра», когда жалованье госслужащих (особенно силовиков) было увеличено в несколько раз, в сравнении со средним по стране, нам не обойтись. Если мы хотим модернизировать страну и побороть коррупцию. Правда, для этого нужно пересмотреть базовые подходы к макроэкономической политике, которая сейчас верстается по лекалам МВФ и направлена на ограничение госрасходов. Возможно, для этого надо искать новые источники финансирования, помимо Запада и международных финансовых организаций. Ну и, конечно же, нужно закончить войну, которая не только оттягивает на себя грандиозные средства, но и служит оправданием для отказа от реформ (мол, не до реформ, пока война идет) по многим направлениям.