Когда я покупал квартиру по инвестиционной схеме, ее общая площадь по завершении строительства оказалась на несколько метров меньше оговоренной при покупке. Что было равно на тот момент нескольким тысячам долларов. Когда пришло время заключать итоговый договор купли-продажи, застройщик решил включить туда норму о возврате денег за недостроенные метры в очень отдаленной перспективе. Конечно, это было незаконно, но деваться было некуда — не заключив договор, рисковал потерять жилье. Нечто подобное на днях произошло в парламенте во время голосования за кандидатуры членов правительства. Голосовали пакетом, то есть сразу за всех (за исключением министров иностранных дел и обороны), без обсуждения и выступлений кандидатов перед депутатами.

В результате в Кабмин попали откровенно одиозные персонажи. Взять хотя бы вице-премьер-министра Валерия Вощевского от Радикальной партии Олега Ляшко. В официально розданной депутатам биографии чиновника значилось: «хотел украсть предприятие…» Прямо так и написано. Конечно, конфуз. И, конечно, тему быстро замяли, объяснив случившееся то ли провокацией, то ли недосмотром — мол, биографию списали с украинской «Википедии». Но позорно выходит и так и этак. Мало того, что депутаты толком не знали, за кого голосуют, так ведь и покуражиться не дали — вопросы неудобные задать, ответы послушать. Наверняка у казака Гаврилюка была пара-тройка заковыристых… Про министерство информации, например.

Процедура утверждения состава правительства в стиле puppet show говорит о двух важных вещах. Первая — коалиция очень нестойкая. Сорвись голосование по одному из кандидатов в министры или вице-премьеры, и тут же начнутся громкие демарши. А значит, должности подкреплены не только и не столько профессионализмом людей, их занявших, сколько политическими договоренностями. А коалиция — не долговременное партнерство ради реформ, а портфельная в прямом и переносном смысле инвестиция новых акционеров украинского парламента.

Вторая — это то, что украинский парламент так и остался всего лишь местом для дискуссий. Источником инициативы и местом принятия окончательных решений, как и при Януковиче, остаются Администрация президента и Кабмин. А парламентские выборы, столь тяжело давшиеся стране, переживающей глубокий экономический кризис и ведущей самую настоящую войну на востоке, кажется, имели всего одну цель — подмахивать такие вот правильные кадровые решения. Ну и, конечно, дискутировать, дискутировать, дискутировать… преимущественно в соцсетях.

Вся эта ситуация, должно быть, неприятна и самим министрам, среди которых есть достойные люди. Не заручившись поддержкой депутатов, не убедив их лично в собственной незаменимости (а ведь речь идет об экстраординарной ситуации: три ключевых министра — граждане иностранных государств), реформаторы не смогут опираться на поддержку парламента, попадая в полную зависимость от своих патронов — президента и премьера. А те в свою очередь связаны мириадами обязательств перед многочисленными партнерами. Свобода министров будет ограничена обязательствами их нанимателей. А значит, и реформы станут заложниками кулуарных договоренностей. Но ведь не для того этих людей звали во власть и давали им гражданство.

Компенсации за оплаченные, но не построенные квадратные метры, я так и не дождался. Дававшая обязательства контора давно ликвидирована. Получив новый, по всем признакам реформаторский Кабмин, страна может не дождаться вожделенных реформ. Потому что реформы — это прежде всего бескомпромиссность тех, кто их проводит.

Бывает, покупая несколько килограммов яблок, не замечаешь, что продавец подбросил одно-два — на самое донышко — с гнильцой. А после обнаруживаешь, что испорчен весь мешок. Так и с министрами: вроде люди хорошие, а от пакета все равно как-то дурно пахнет.