Пиар вокруг подготовки и принятия программы правительства нужен Арсению Яценюку для отвлечения внимания от повышения налогов и урезания соцвыплат. Они станут шоковой терапией для Украины. Если страна после нее выживет, она разделится на относительно успешные регионы с неплохим уровнем жизни и регионы-аутсайдеры, фактически лишенные государственной поддержки

За последнюю неделю правительство разделилось на две неравные части. Большая часть министров, непосвященных, писали красивые презентации для программы правительства, которая должна быть представлена и принята в парламенте 11 декабря. Меньшая часть занималась делами — согласовывала тексты фактически новых редакций Налогового и Бюджетного кодексов и писала проект госбюджета на 2015 год. Самые доверенные лица вообще готовились к заседанию Венецианской комиссии, которая, как ожидается, 12 декабря огласит свое решение о том, что закон о люстрации нарушает принципы европейского права, что, в свою очередь, послужит основанием для решения Конституционного суда Украины об отмене ключевых норм этого закона. Президент Петр Порошенко от греха подальше решил посетить Австралию.

Детально анализировать текст программы правительства смысла нет — о нем забудут на следующий же день после принятия, как уже забыли о коалиционном соглашении или президентской программе «Стратегия-2020».

А новые Налоговый и Бюджетный кодексы вкупе с бюджетом на следующий год кардинально изменят жизнь миллионов граждан Украины. В худшую сторону, к сожалению.

Больше налогов

Первая попытка протащить через парламент новый Налоговый кодекс состоялась еще 16 сентября. Тогда среди депутатов не набралось достаточного количества голосов даже для того, чтобы включить этот документ в повестку дня парламента. В итоге правительство демонстративно отказалось готовить и вносить в Верховную раду проект бюджета на основе действующего законодательства, а МВФ перенес на квартал выплату Украине очередного транша.

Сейчас — попытка номер два: у Арсения Яценюка конституционное большинство в парламенте и он надеется, что депутаты проголосуют за все сразу под бравурный рассказ о предстоящих реформах. Даже первого взгляда на текст документов достаточно, чтобы понять, что они писались неукраинскими гражданами, точнее, людьми, которые не сталкивались с украинской действительностью. К примеру:

— Налог на недвижимость вводится с первого квадратного метра по ставке 24 грн за 1 м² в год. Сейчас налог платят только собственники просторных помещений или владельцы двух квартир и более. Да и ставка налога намного ниже. Этот налог ударит прежде всего по одиноким пенсионерам/безработным/малообеспеченным горожанам и жителям сельской местности, где площади домов традиционно больше, а заработки меньше. Результат — впервые в Украине сложится ситуация, когда часть собственников недвижимости не будет иметь возможности ее обслуживать и будет вынуждена либо продавать квартиры и дома, либо сдавать в аренду, съезжая в дома поплоше. Впрочем, на практике стоит ожидать тотальных неплатежей по этому налогу, которые закончатся бунтами после попыток взыскать недоимку принудительно.

— Запрет относить на валовые расходы 50% выплат плательщикам единого налога и введение нормы об обязательности кассовых аппаратов для всех упрощенцев, кроме рыночных торговцев. Из-за попытки Николая Азарова реализовать такие инициативы случился Налоговый майдан в 2010 году. Сейчас эти нормы прежде всего ударят по самозанятым профессионалам: строителям, программистам, дизайнерам, консультантам. Результат будет двоякий. Для высокооплачиваемых консультантов увеличится количество фиктивных сделок (формально будет заключаться контракт с иностранной фирмой, в реальности работы будет выполнять украинский специалист), а работы попроще, вроде ремонта, будут оформляться черным налом. Результат — сокращение числа официально занятых, уменьшение поступлений от упрощенцев и рост теневой экономики.

— Введение 5-процентного налога на продажи подакцизных товаров: топлива, сигарет и алкоголя (что сразу сгенерирует рост цен).

— Взыскание 15-процентного налога со всех пенсий свыше 3 750 грн (сейчас — с пенсий свыше 10 тысяч грн), отмена перерасчета пенсий в связи с ростом средней зарплаты и отмена индексации пенсий в связи с инфляцией, то есть пенсии будут заморожены на уровне 2014 года.

— Продление срока действия военного налога и пролонгация запрета на возмещение НДС при экспорте зерновых.

— Увеличение налога на покупку валюты в четыре раза — до 2% от суммы покупки.

— Тотальная отмена налоговых льгот для IT-отрасли, льгот по налогу на землю для дачных участков, кооперативов и товариществ.

И так 185 страниц мелким шрифтом.

За десятками норм проектов двух кодексов лежит четкая и внятная идеология — разрушение (трансформация) действующей идеологии публичных финансов, базирующихся на двух китах: бюджетной уравниловке и сословном характере системы социальной обеспеченности.

Конец уравниловки

Норматив бюджетной обеспеченности, подкрепленный формулой распределения межбюджетных трансфертов, до сих пор обеспечивает низкий, но гарантированный уровень социальных услуг. Школу (детский садик, больницу, амбулаторию или клуб) невозможно закрыть без решения местного совета. На каждого школьника, детсадовца или пациента местный бюджет ежегодно получает некую сумму денег под названием «норматив бюджетной обеспеченности». Для школьника это около 10 тысяч грн в год. Этот норматив одинаков для всей страны: если у местного бюджета достаточно денег, школа финансируется за его счет, если нет — за счет дотаций из государственного бюджета. По всей стране также действует единообразная шкала доходов бюджетников: учителя или врачи в Киеве и в селе Николаевка получают более или менее одинаково с поправкой лишь на какие-то местные доплаты (если они есть).

Правительство эту идиллию намерено разрушить. Правда, постепенно. Формула межбюджетных трансфертов отменяется, нормативы резко вырастают, а система оплаты труда бюджетников реформируется.

На практике это будет выглядеть так: в городке есть школа с 20 учениками в классе и садик с 15 детьми в группе. Если город богат, то в следующем году он может ничего не менять, если беден, то бюджетные субсидии он получит, только если в классе будет 30 учеников и более, а в группе детского садика — 20 и более детей. Это касается и малокомплектных школ и детсадов. Их смогут содержать только финансово состоятельные населенные пункты.

Если денег нет, государство поможет купить школьный автобус, чтобы возить детей в соседний город, и законсервирует здание школы или садика.

Аналогичные реформы пройдут в больницах, клубах, театрах, библиотеках и всех прочих учреждениях. Условно говоря, государство будет поддерживать театр только в том случае, если он дает не менее 40 спектаклей в месяц и его посещает не менее 2 тысяч зрителей. Показателей нет — ищите деньги в городском бюджете или объединяйтесь с соседним театром. Такая же система будет действовать для вузов, ПТУ и ветеринарных клиник.

Что-то похожее произойдет и с оплатой труда. Государство гарантирует только оклад врачей, учителей или актеров коммунальных театров, а это менее половины всей зарплаты. Все остальное — забота местного бюджета. В городе или области нет денег — пойте за голый оклад или увольняйтесь. В городе есть деньги — требуйте у города повышения зарплаты.

Министр обороны Степан Полторак, министр социальной политики Павел Розенко и министр здравоохранения Александр Квиташвили (слева направо), а также 16 остальных чиновников нового Кабмина собираются провести десятки самых непопулярных за всю историю независимой Украины реформ

Аналогичная реформа несколько лет назад была проведена в Российской Федерации. Результат — богатые города и регионы смогли сохранить и даже увеличить сеть бюджетных учреждений, а зарплаты бюджетников во многих городах стали выше средних. Депрессивным регионам и сельской местности такая реформа принесла сокращение всего и вся: массовое закрытие школ и больниц, увольнение врачей и учителей. Нечто похожее будет в следующем году и в Украине. Причем, что самое интересное, под наибольший удар попадут деиндустриализированные регионы центра и запада страны (опора нынешней власти). В то время как многие города на востоке Украины смогут существовать относительно благополучно за счет крупных предприятий-экспортеров.

Оппозиция прогнозирует массовые выступления против правительства по факту принятия такого бюджета. Этого не будет. Документы написаны таким образом, чтобы расколоть общество на несколько антагонистических страт.

Правительство скидывает всю социалку на местные бюджеты (доля местных бюджетов вырастет вдвое), основной источник их наполнения (около 80%) — налог на доходы физических лиц (НДФЛ). Параллельно вводится дифференциация НДФЛ: до 12,5 тысячи грн в месяц — 15%, до 42 тысяч грн — 17%, свыше 83 тысяч грн — 25%.

Кроме того, все покупки свыше 18 тысяч грн будут обязательно персонализироваться через паспорт и налоговый код. А потом, в случае если их сумма превышает официально задекларированные доходы, с разницы будет взиматься налог в 30%.

Параллельно вводится обязательное декларирование доходов и расходов и открываются реестры. То есть граждане будут знать, кто чем владеет и даже кто сколько налогов уплатил (если налогоплательщик — бюджетник, чиновник или член его семьи). Результат — как в Германии: купил сосед машину явно не по карману — обращения в фискальную службу, построил местный чиновник дом или приобрел землю — сразу в прокуратуру или антикоррупционное бюро.

Большая часть доносчиков — местные бюджетники, которым Министерство информполитики расскажет о том, что уровень их доходов, даже сам факт сохранения рабочего места, напрямую зависит от того, уплатил ли сосед НДФЛ, и если да, то сколько.

Конец сословному обществу

Не менее важная часть инициатив правительства — реформа системы социального обеспечения под общим лозунгом «Льготы получат только бедные». Сейчас тарифы на газ, свет и тепло субсидируются государством, то есть все граждане Украины, вне зависимости от их уровня доходов и семейного статуса, платят за свет и тепло в три раза меньше себестоимости.

Разница в тарифах покрывается за счет бюджетных трансфертов. Их сумма в этом году около 100 млрд грн. С нового года все или практически все виды социальной помощи будут выдаваться адресно. То есть право на дотируемый тариф на газ или тепло получат только те, кто имеет право на субсидию для оплаты ЖКХ. Все остальные будут платить по рыночной цене — в два-три-четыре раза выше. Право на бесплатный проезд получат не все студенты, пенсионеры или многодетные пары, а только малообеспеченные. Если у тебя доходы выше черты малообеспеченности или ты не хочешь оформлять бумаги, проезд будет платный. То же самое и со льготами по ЖКХ. Их получат только малообеспеченные чернобыльцы, инвалиды, ветераны или судьи с милиционерами. По факту любые льготы, даже выплаты по рождению ребенка, будут полагаться не по факту принадлежности к какой-то страте — матерей, судей, пенсионеров или прокуроров, но по факту уровня обеспеченности — их получат только малообеспеченные матери или судьи.

Правда, по тем же тарифам на ЖКХ, видимо, придется снизить порог «малообеспеченности», после которого человек получает право на субсидию. При нынешнем пороге, с условием повышения тарифов и заморозки зарплат, под категорию малообеспеченных попадет ¾ населения страны.

Результаты такой реформы будут более серьезными, нежели просто увеличение доходов бюджета или уменьшение бюджетного дефицита.

Во-первых, очень быстро произойдет имущественная дифференциация регионов. Небольшая часть из них, вроде городов-миллионников, сможет сохранить текущий уровень предоставления социальных услуг: школы, театры, больницы и библиотеки закрываться не будут, а уровень доходов их работников может даже вырасти. Подавляющее большинство других регионов столкнется с быстрой деградацией сети бюджетных учреждений. Возникнет новое явление — консолидация органов местного самоуправления. Бедные пригороды будут проситься присоединиться к более богатым соседям, площадь того же Киева вырастет за счет Броваров и Борисполя, а городки на отшибе будут объединяться для того, чтобы сообща профинансировать одну школу на три села или одну больницу на два города.

Во-вторых, основным донором реформы станет средний класс. Информация о его имущественном положении станет доступна как фискальной службе (после введения всеобщего декларирования), так и соседям — после открытия реестров. Налоговая нагрузка на него резко вырастет: с 15% до 25% с доходов от оплаты труда и с 5% до 25% с пассивных доходов (поступления от аренды недвижимости, депозиты, роялти или дивиденды). При этом люди будут вынуждены вести более скромный образ жизни, опасаясь ненужного любопытства со стороны соседей или зевак.

Если эти новации будут приняты, то в среднесрочной перспективе — через 5–10 лет — они приведут к «американизации» Украины. Появится незначительное количество «богатых» поселков, районов или городков с очень качественными дорогами, школами и больницами, доступными только для местных жителей. Большая часть провинции останется вообще без доступа к социальным услугам: ближайшая больница будет за 50 км, а детей будут сдавать в интернаты, чтобы они смогли получить среднее образование.

Изменятся и настроения в обществе. Люди будут очень четко понимать отличие государства (обеспечение обороны, правосудия и безопасности) от органов местного самоуправления (ЖКХ, здравоохранение и образование), исчезнет и общая солидарность людей всех классов и сословий в недоверии к государству. Бюджетники будут четко понимать, что их зарплата зависит от того, сколько собственник магазина на углу уплатил налогов, да и средний класс научится контролировать друг друга. Машина, купленная за левые доходы моим соседом, — это повышение налоговой нагрузки лично для меня, то есть это машина, купленная на мои деньги. Как украинское общество сможет пережить такую трансформацию, фактически принудительное внедрение протестантской этики, и переживет ли — покажет время.

Правда, все эти намерения могут почить в бозе из-за извечной украинской коррупции, которая не даст провести реформы как задумано, оставив для граждан возможность по сходной цене договориться с государством.

И ответом на «великий перелом» правительства может стать не менее великий уход в тень экономической активности населения и бизнеса. Что не оставит места для протестантских практик.