2014 год нельзя назвать успешным для экономики северного соседа. Прошли времена лозунгов об удвоении ВВП. Экономисты спорят о рецессии. Правительство России вынуждено работать в незнакомых для него условиях: при падающих ценах на нефть и «войне санкций»

Нефть: все ниже и ниже

Приятный подарок Россия могла бы получить 25 ноября в Вене. Встреча нефтедобывающих стран могла закончиться принятием решения о снижении добычи нефти на 2 млн баррелей в день. Это как минимум остановило бы падение цен или даже привело бы к их росту. Но Мексика и Россия не смогли договориться с ОПЕК в лице Саудовской Аравии и Венесуэлы. В итоге к началу декабря на рынке сложилась ситуация, когда ежедневное предложение нефти почти на 1 млн баррелей превышает спрос. Как тут ценам не падать? The Wall Street Journal, ссылаясь на свои источники, сообщает, что Саудовская Аравия ожидает стабилизации на уровне $60 за баррель — с такой ценой справятся страны Персидского залива. Это плохая новость для России, чей трехлетний бюджет сверстан исходя из цены в $100.

Причина резкого падения цен на нефть в 2014 году — все стали добывать больше. «Неожиданно» для рынка наладились поставки из Ливии (увеличились на 2 млн баррелей в день), при этом нарастили добычу нефти как страны ОПЕК (прежде всего Саудовская Аравия), так и страны, в ОПЕК не входящие. Ну и, наконец, сланцевая революция в США и Канаде вывела на рынок дополнительные объемы сырья. США благодаря сланцевой нефти уже в первом квартале этого года стали главным мировым производителем нефти и конденсата, и хорошо еще, что основные объемы добычи остаются внутри страны, а не идут на экспорт.

Собственно, стратегия стран ОПЕК, не желающих снижать добычу, направлена именно против США. Себестоимость добычи сланцевого газа еще довольно велика — около $100 за баррель. Арабы надеются, что низкие мировые цены заставят американцев резко ограничить экспорт.

Рубль: на коротком поводке

Резкое ослабление рубля во второй половине этого года (а по сути своей девальвация) — следствие прежде всего падения цен на нефть, а уже потом — политических и экономических последствий «войны санкций». Падающая цена на топливо сокращает приток в страну экспортной валютной выручки, а спрос на валюту постоянно растет. Причем конец года — еще не самое худшее время для рубля. Испытанием для него станет 2015 год, особенно его первый квартал. Именно в следующем году российским компаниям предстоит выплатить около $300 млрд по кредитам, которые они взяли в западных банках.

В иных политических условиях они бы просто перекредитовались. Но в условиях санкций российские предприятия и банки практически отрезаны от западных рынков финансирования, а значит, чтобы расплатиться, они будут вынуждены скупать валюту на рынке. Основная часть корпоративных выплат приходится на первые четыре месяца 2015 года. Помочь притоку валюты в страну сможет лишь серьезное повышение цен на нефть, но ожидать его вряд ли стоит.

ВВП: стремление к нулю

Если в начале года правительство РФ давало прогноз роста ВВП на 1,1%, то к концу года снизило его бо-лее чем вдвое — всего до 0,5%. И в этом тоже виновата нефть. Снижение ее цены на 30% лишает российский бюджет $90–100 млрд в год, признал министр финансов РФ Антон Силуанов. Вслед за ней падает и ВВП. Заместить нефтяные доходы нечем. Внутреннее потребление тоже сокращается: люди покупают все меньше, внутреннее производство если и растет, то очень медленно и в столь короткие сроки не сумеет воспользоваться возможностями, которые дает объявленная политика импортозамещения. Попросту говоря, посаженная сегодня яблоня не даст мгновенный урожай, а построенная сейчас ферма не сможет увеличить производство говядины как минимум в течение нескольких лет. Так что в следующем году Мин-экономразвития прогнозирует уже падение ВВП на 0,8%.

Инфляция: возвращение к двузначным числам

Впервые за долгие годы инфляция в России вплотную подошла к двузначной отметке — 9%, а то и 9,1% по итогам 2014 года. Нефть и здесь не осталась в стороне, но главный виновник на этот раз все же санкции. Причем не западные, а введенные российским правительством. Именно они привели к резкому росту цен на некоторые виды товаров. Прежде всего на те, которые оказались в санкционном списке, а в России почти не производятся. Выросли цены на мясо, молочные продукты, рыбу (импорт охлажденной рыбы в Россию после введения санкций сократился на 80%). Даже курятина, которой Россия себя обеспечивает почти полностью, подорожала более чем на 3%, а в некоторых регионах без собственного производства — на 20–25% (в Тульской области и вовсе на 42%). К слову, такие регионы-рекордсмены есть по каждому виду продуктов. Например, говядина в Смоленской области выросла в цене на 39,2%, свинина в Московской области — на 33,5%, сыры в Архангельской области — на 33,8%, молоко в Марий Эл — на 31,4%.

Вносит свой вклад в инфляцию и курс рубля. Ведь Россия импортирует не только готовую продукцию, но и ингредиенты, комплектующие, разнообразные лаки-краски, и это в конечном счете сказывается на цене практически всех товаров. В следующем году российское правительство тоже прогнозирует инфляцию 9%, надеясь на налаживание поставок продуктов из стран, не входящих в санкционный список, и рост импортозамещающего производства. Но если надежды оправдаются не в полной мере, Россия может получить и двузначную инфляцию.

Фонд национального благосостояния: распечатали кубышку

Правительство РФ наконец определилось, что деньги, мертвым грузом лежавшие в Фонде национального благосостояния (порядка 3,6 трлн рублей), нужно тратить и прежде всего на инфраструктурные и инвестиционно-привлекательные проекты. Первые 50 млрд рублей из ФНБ будут выделены уже в этом году на развитие БАМа и Транссиба. Распоряжение правительства о выделении этих денег Российским железным дорогам уже подписано. Еще 200 млрд рублей может получить «Роснефть» на дальневосточный центр судостроения «Звезда», модернизацию Комсомольского НПЗ, освоение газового проекта «Роспан» и Юрубчено-Тохомского месторождения. Кроме того, Владимир Путин в послании к Федеральному собранию заявил, что деньги ФНБ пойдут на докапитализацию ведущих российских банков.

Политика: разворот на Восток

Санкционная война с Западом привела к тому, что Россия начала геополитический и экономический разворот на Восток. Мера эта для нее хоть и вынужденная, но перспективная. Основным партнером России в Азии становится Китай. Президент Путин, будучи в Китае в марте этого года, подписал около 40 соглашений об экономическом сотрудничестве. Наиболее важные, конечно, касаются поставок в Китай 38 млрд кубометров газа ежегодно. И хотя эта цифра не слишком впечатляющая, российскому правительству был важен прецедент.

Понятно, что увеличится и обратный поток товаров. На страны Юго-Восточной Азии при покупке оборудования будут вынуждены переориентироваться многие промышленные предприятия (прежде всего военно-промышленный комплекс), попавшие под западные санкции. Там же, в Азии, будут искать дополнительное финансирование банки и корпорации, отрезанные от западных источников. Например, компания «Новатэк», попавшая в западный санкционный список, уже сообщила, что основное финансирование проекта «Ямал СПГ» (освоение Южно-Тамбейского газоконденсатного месторождения и строительство завода по сжижению газа) предоставят китайские банки.

Банки: чистка продолжается

Глава Центробанка РФ Эльвира Набиуллина продолжает борьбу с сомнительными банковскими учреждениями. Год еще не закончился, а лицензии отозваны уже у 81 банка. Впрочем, в этом году кара ЦБ не коснулась крупных банков с большим числом вкладчиков (как это было в 2013 году, например в случае с «Мастер-банком»). Поэтому Агентству по страхованию вкладов (АСВ) не пришлось волноваться, хватит ли у него денег. АСВ должно выплатить пострадавшим вкладчикам 14,1 млрд рублей. Но даже после этого, по словам генерального директора АСВ Юрия Исаева, размер фонда страхования вкладов составит 74,3 млрд, а в 2015 году пополнится еще на 90 млрд рублей. Не наблюдается особой паники и среди вкладчиков банков. Другое дело, что они стали меньше доверять мелким банкам и рублю. Банковская статистика показывает, что общий размер депозитов растет медленно и люди переводят деньги из более мелких банков в крупные, прежде всего в государственные Сбербанк, ВТБ24 и в крупные частные «Альфа-Банк», «Райффайзенбанк». Причем депозиты в рублях уменьшаются, а в валюте увеличиваются.