Скандал, связанный с недостаточной закупкой угля для украинских ТЭС и критическими размерами запасов энергоносителей в разгар отопительного сезона, стал причиной смены руководства «Центрэнерго». А руководитель другой госкомпании «Укринтерэнерго» Владимир Зиневич был задержан в качестве главного обвиняемого по делу «о закупках южноафриканского угля». Тем временем Украина возобновила закупки газа в России, а также начала импорт российской электроэнергии. О том, имеют ли ошибочные решения чиновников от энергетики необратимые последствия для отрасли, «Репортер» побеседовал с Дмитрием Маруничем

1. Критична ли для проведения отопительного сезона ситуация с поставкой угля?

Дефицит угля с начала октября по конец отопительного сезона — около 10 млн тонн. По состоянию на 1 декабря запасы на складах ТЭС составляли 1,65 млн тонн против 4,3 млн годом ранее. В наибольшем дефиците угли марки «А», на которых работает примерно половина блоков ТЭС.

2. Был ли импорт российской электроэнергии безальтернативным решением в сложившейся ситуации?

В ситуации, когда обеспечить ТЭС достаточными объемами угля невозможно, импорт электроэнергии был безальтернативным. Мин-энерго обсуждало импорт из РФ еще в начале сентября, однако решения были приняты с опозданием. После отказа Кабмина от покупки угля в ДНР/ЛНР сырье могло поставляться по морю или из РФ. В обоих случаях существовали логистические ограничения в виде мощности перевалки и пропускной способности железнодорожных коридоров в Сумской и Харьковской областях. Кроме того, российские операторы железнодорожных вагонов опасаются рисков для подвижного состава в связи с ситуацией в Украине.

3. Веерные отключения электроэнергии — это мера экономии или объективная необходимость?

Это суровая необходимость. Совокупный дефицит электроэнергии достигал 5 тысяч МВт. Отказ от веерных отключений привел бы к развалу энергосистемы в случае падения частоты тока ниже 49 Гц. При таком варианте развития ситуации страна погрузилась бы в «каменный век», убытки от уничтожения энергетического оборудования и бытовых электроприборов исчислялись бы миллиардами долларов.

4. Как повлияла на общее состояние энергосистемы остановка одного из блоков Запорожской АЭС? Имело ли это решающее значение при принятии решения о начале импорта электро-энергии из России?

Остановка 3-го блока ЗАЭС привела к росту дефицита электроэнергии на уровне 1 тысячи МВт. На пиках потребления дефицит достигал 5 тысяч МВт. Это усугубило проблему, но не стало ее основной причиной. Более того, с 8 декабря на плановый ремонт длительностью 119 суток выведен блок ЮАЭС, который обладает аналогичной мощностью. Этот ремонт также обусловлен планами «Энергоатома» по замене топлива ТВЭЛ на сборки Westinghouse.

5. Каковы шансы покрыть дефицит угля его импортом из России и других стран?

Они минимальны. Решением проблемы мог быть импорт угля из ДНР/ЛНР, но это политическое решение. Альтернативой может быть реконструкция блоков ТЭС под угли группы «Г», которых в настоящее время добывается достаточно, с обязательным просчетом угольного баланса страны.

6. Когда ожидать повышения тарифов на газ, горячую воду и электричество для населения?

Логично сделать это после завершения отопительного сезона, поскольку повышение тарифов сейчас может снизить показатели оплаты потребителями. Согласно меморандуму с МВФ, тарифы на газ для населения должны повыситься с мая 2015-го на 40%, еще на 20% их обязались повысить в 2016 и 2017 годах. Но при подписании меморандума с МВФ курс гривны составлял 10,5 грн/$, тогда как сегодня он упал до 16 грн/$.

Планы властей по повышению тарифов на электроэнергию не обнародованы. По некоторой информации, международные кредиторы потребовали от Киева поднять тарифы для населения на 40% уже в текущем году.

7. Повлияет ли назначение нового министра энергетики и угля Владимира Демчишина на ускорение реформ энергорынка?

Владимир Демчишин не обладает достаточным опытом работы в энергетике. Но в настоящее время дело не в персоналиях. Я убежден, что в условиях резкого падения реальных доходов населения, высоких рыночных цен на импортируемые энергоносители, обвальной девальвации нацвалюты задекларированная властью имплементация 3-го энергопакета ЕС превратится в «шоковую терапию» для потребителя. Время кризиса — худшее время для любой реформы.