Глубокая заморозка для Донбасса

Глубокая заморозка для Донбасса

Мирные переговоры сорвались, перенеслись, отложились. Показательная готовность всех сторон садиться за стол не снимает противоречий, возникших внутри конструкции, называемой «минским форматом». Первоначальные договоренности от 19 сентября о прекращении огня и отводе техники более не актуальны: доверия нет, обе стороны скомпрометировали себя ответным огнем. А новый договор появиться пока не может — слишком разные цели ставят перед собой его подписанты.

Киев полностью дистанцировался от Донбасса: отказ платить «социальные» деньги, отзыв спецзакона о Донецке/Луганске — верхушка айсберга. За последние месяцы «большая Украина» оборвала незримую пуповину, связывавшую ее с мятежным регионом. Ввела экономическую, политическую блокаду, уволила тех, кто согласился сотрудничать с ДНР и ЛНР. Профессоров, оставшихся преподавать в блокадных университетах, показательно лишила всех званий и привилегий, а милицейских чинов, поддержавших «сепаратистскую гидру», обложила красными флажками. Симметрично восприятие ситуации Донецком и Луганском обострилось. Если «военная» администрация в лице Игоря Безлера могла позволить себе заявления в духе «регион остается украинским, важны условия», то «гражданские» руководители хотят максимальной независимости. И уже строят планы, хотя сказываются и нехватка опыта, и блокада. Тот же Андрей Пургин говорит о равноправном сотрудничестве в экономике и политике — собственно, желание Донецка видеть уполномоченного представителя Киева, а не Леонида Кучму заявлено в качестве основной причины переноса последних переговоров в Минске.

Впрочем, любой диалог заранее обречен без третьего участника. А в России, похоже, вектор сменился: московская пресса пишет об увольнении идеологов и реализаторов «независимого», приднестровского, сценария для ДНР/ЛНР, работавших в администрации под крылом «кремлевского голубя» Владислава Суркова. Заговорили даже о грядущем свертывании проекта «Новороссия», вследствие чего Донецку и Луганску не оставят иных вариантов, кроме как вернуться в Украину на правах автономии. Будет ли это сосуществование в рамках федеративного устройства либо автономный статус региона наподобие крымского, сказать сложно: механизм будет определяться после размораживания ситуации в Донбассе. Все равно реинтеграция областей в ближайшие три-четыре года невозможна по идеологическим причинам — пока с обеих сторон твердят о «хунте» и «террористах».

Ближайшее будущее Донбасса определить несложно. После переговоров, проведенных в любом составе, над закоченевшими городами (причем с обеих сторон: теплостанции, снабжающие регион электроэнергией, границ не различают) до весны установится хрупкое перемирие. Воевать зимой не хочется никому. После этого, если будет договоренность между Киевом и Москвой, Рада может разработать новую версию закона об особом режиме местного самоуправления для региона — на те же три-четыре года, которые будет длиться «глубокая заморозка». Параллельно будут сняты торговые и экономические запреты. Это уступка, на которую мог бы пойти Киев ради сохранения Донбасса. Которому, разумеется, также придется пойти навстречу: отказаться от идеи «самостийности» и провести местные выборы, вероятно, на всей территории областей по украинским законам и при помощи украинского Центризбиркома. Пойдут ли на это Донецк и Луганск? Вероятность велика, разумеется, при условии сохранения статуса-кво в управлении регионом.

Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram, Viber, Twitter, Facebook, Instagram и YouTube, чтобы первыми получать информацию обо всех важных событиях страны и мира.

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...