Экс-мэр Александр Омельченко накануне 75-летия рассказал о том, как раздавал квартиры, о строительной мафии и том, почему не завидует Попову.

— Александр Александрович, 9 августа вам исполняется 75 лет. Как и где собираетесь праздновать и кого из бывших коллег пригласите?

— Мои друзья, товарищи, коллеги, единомышленники создали мини-штаб по организации дружеской встречи в честь моего 75-летия. Это мои бывшие замы, руководители районов, строительная элита, которую я по-доброму называю строительной мафией. Они сняли главный зал столицы — в гостинице «Киев». Никаких официальных приглашений не будет — они сами обзвонят всех, и придут те, кто захотят меня поздравить.

— Братья Кличко среди них будут?

— У штаба есть подразделение — спортсмены. В 96-м году я впервые провожал команду спортсменов на Олимпиаду и тогда дал им туда телеграмму: за золотую медаль — квартиру, за серебряную — гостинку, за бронзовую — прописку. И слово сдержал. Володя Кличко тогда получил 1-комнатную квартиру на Печерске. А месяца через два пришел ко мне со своей молодой женой — симпатичная блондинка, где-то по пояс ему ростом — и попросил квартиру побольше. Я посоветовался с депутатами, и мы дали ему 2-комнатную квартиру. Яна Клочкова получала квартиру и чемпионка мира по боксу Алина Шатерникова. Я не знаю, придут ли они ко мне, им просто напомнят, захотят — придут. У меня и к Володе, и к Виталию Кличко — доброе отношение как к великим украинским спортсменам. Но Виталию семь лет назад с точки зрения морали нужно было посоветоваться со мной: кому идти кандидатом на выборы мэра. Он этого не сделал. Поэтому часть вины за то, что семь лет Киев без руля и без ветрил, лежит и на нем.

— Александр Александрович, а чем вы сейчас занимаетесь?

— Как только закончилась моя каденция как народного депутата, я стал штатным советником спикера парламента Владимира Рыбака. В мои обязанности входит местное самоуправление и связь с Ассоциацией городов. Кроме того, я являюсь внештатным советником комитета государственного строительства и самоуправления (сейчас его возглавляет Давид Жвания).

— В Киевраде сложилась непростая ситуация, она сейчас находится на полулегальном положении — с одной стороны, ее полномочия истекли, с другой — парламент не принял решения о выборах в Киеве. Были ли подобные ситуации в ваше время?

— Такого не было ни в одном населенном пункте Украины. Выборы мэра нужно было проводить в прошлом году, в этом — горсовета. По политическим мотивам можно было бы провести выборы и сейчас, на два года — до всеукраинских местных выборов в марте 2015 года. Этого не произошло. Как быть? Город не должен останавливаться, нужно платить зарплаты бюджетникам, для этого нужно вносить изменения в бюджет. Поэтому, пусть и полулегальная, сессия Киеврады должна состояться. А исправить ошибку по выборам лучше позже, чем никогда — назначить их проведение на октябрь-ноябрь.

— Когда-то вы тоже боролись с Леонидом Косаковским, Киеврада не собиралась. Это была похожая ситуация?

— Нет, это была другая ситуация. Тогда не было закона о Киеве. Я был председателем КГГА, назначенным президентом в 1996 году, я был депутатом горсовета, и депутаты меня избрали председателем Киевсовета. Косаковский был городским головой. Он собирал Киевсовет, но приходило 35–40% депутатов вместо 50%. А мне Киевсовет дал право распоряжаться финансовыми ресурсами, поэтому город работал. Такая ситуация была и год назад — фактически при мэре Черновецком первый заместитель Александр Попов исполнял все его обязанности как главы администрации.

Я думаю, сейчас должно пройти одно заседание Киевсовета, на котором депутатам надо внести изменения в бюджет и дать право Попову распоряжаться финансами до конца сентября. Никаких других вопросов принимать они не могут, поскольку все, что касается жизни киевлян, можно оспорить в суде.

— Впечатление, что у Александра Попова выгодная ситуация — фактически, законный хозяин Киева он.

— Я лично Александру Павловичу не завидую. У него в руках — орел и решка. Он имеет моральное право руководить городом, управлять бюджетом с позволения Киеврады — это орел. А решка — оппозиция, «доброжелатели», которые постоянно говорят, что ты, мол, не избран киевлянами, ты назначен Банковой. Это действует на человека.

— В столице за последние два-три года построено немало развязок. Как оцениваете Почтовую площадь? Что думаете о строительстве на Парковой дороге?

— Разрешите напомнить тем, кто подзабыл: все развязки, которые в Киеве завершены за последние два года, — были начаты при мне. Потом были заморожены, и при власти Черновецкого не строились. Конкретно: развязка и строительство моста с Подола на Троещину начались при мне. Реконструкцию Московской площади начали девять лет назад при нашей власти, три станции метро (Демеевская, Васильковская и ВДНХ) были на 80% готовы в 2006 году. Но решили ли они проблему транспорта? Нет. Пустили скоростной трамвай, но он медленный и шумный. Потому что новые вагоны не закупили. Открывая станцию метро Демеевская, Васильковская и ВДНХ, надо было одновременно сделать развязки и дорогу с ул. Васильковской на пр. Науки. Потому что возле каждой станции сразу создаются транспортный узел и рынок. Сегодня с Московской площади пробки ушли на ВДНХ. Выехать из города на Одесскую трассу или въехать невозможно. Сделали государственную трассу «Киев – Львов», а от Святошина до Крещатика по пр. Победы — разве не государственная трасса? Сейчас маленькими кусочками делают. Сделали развязку на мосту у Жулян, а Окружную от Святошина до Борщаговки, от Борщаговки до Корчеватого и на Московский мост по направлению к Борисполю — бросили. Пробки там жуткие. Думаю, что Парковая и паркинги там могут подождать. Что касается Почтовой площади, то я считаю — нельзя было вкладывать туда государственные деньги. Все надо было делать за счет инвестора. Ведь там торговые заведения, которые принесут большие прибыли. При мне все подземные работы на Крещатике, на Бессарабке делались за счет инвесторов.

— В последнее время снежные зимы в Киеве превращаются в стихийное бедствие. Почему так происходит?

— Мои кадры были очень сильными, со временем мои замы становились министрами: Сташевский, Данькевич, Бидный, Плачков. Главы районов одновременно возглавляли райсоветы, у них была власть. Штабы по подготовке к зиме начинали работать еще летом: завозились соль, песок на всю зиму. Техника была обеспечена дизтопливом на всю зиму, создавали НЗ. Что произошло этой зимой? В снегопад три дня ждали вагон соли, который застрял в Луганской области. Не было песка, не заправлены машины. Мне жаль, что я тогда резко высказался в отношении Александра Попова, но я остаюсь при своем мнении — в отставку должны были пойти не только Мазурчак, но и другие замы.

— В последнее время зоопарк постоянно — в центре скандалов. Уже и руководство сменили, и слона привезли, а все равно что-то происходит.

— Зоопарк 10 лет назад был в проекте утверждения в Ассоциацию зоопарков Европы. Для слона Боя мы привозили врачей из Германии, которые чистили ему копыта, делали процедуры. Когда же Кильчицкая курировала зоопарк и почему-то — Бессарабский рынок, были изгнаны руководители как зоопарка, так и рынка. Когда они вернулись, дела поправились. Смерть Боя — на совести бывших руководителей. Хочу верить, что нынешний директор Евгений Кирилюк наведет порядок. Что касается слона Хораса, то мы со спонсорами — Лысовым, Борисовым, Алексеем Толстоуховым — свою часть выполнили, все профинансировали. Но Ростов не выполнил свою часть — в договоре записано, что они должны найти этих двух белых медведей, а мы бы их купили и передали им. Но отыскать их оказалось сложно — все равно, что найти снежного человека. А Хорас уже подрос, ему нужны подружки, две слонишки, а лучше — три. Но бюджет не находит денег на строительство нового слоновника, а без этого ни одна Ассоциация зоопарков не позволит их купить.

— Александр Александрович, вы много лет руководили Киевом. Были ли случаи, когда вам предлагали взятку?

— Никогда и нигде. Единственный случай, когда в бюро посетителей, где я лично вел приемы, прислали конверт. В нем - $1,5-2 тыс. Это была явная подстава. Завотделом принесла конверт, говорит - там деньги. Мы открыли его, и эти деньги оприходовали — задокументировали и потратили на нужды Киева. Поэтому, наблюдая за историей ректора Мельника, мне просто стыдно, что творится. Надеюсь, эта история послужит уроком.