Столичные спасатели бьют тревогу: скоро выезжать на пожары будет некому.

Многие ищут поводы для увольнения, поскольку техника изношена настолько, что приходится работать буквально голыми руками.

Почему не тушат торфяники

О дырявых рукавах (оборудование для тушения), изношенной технике и годами не обновлявшейся спецодежде спасатели заявили сразу же после мегапожара на заправке БРСМ, записав и выложив в Сеть видео, в котором показали, что им попросту нечем сражаться с огнем.

Но с тех пор ничего не изменилось.

«Все по-старому! У ребят боевки (защитная одежда. — Авт.) — обычный брезент, такой рваный, что его и надевать стыдно. Шутим, мол, до нас в нем трое умереть успело. Тушить торфяники ездим без еды — ни о каких пайках и речи не идет. Машины еле ездят, могут заглохнуть по дороге, а резина лысая! Наш ЗИЛ-130 водитель заводит ручкой — представьте, у нас нет аккумулятора!» — возмущается киевский спасатель Андрей.

Его коллеги рассказывают, что зарплата мало у кого превышает 2500 грн, при этом часто технику ремонтируют за свои деньги.

«За такую зарплату никто работать не хочет. Люди уходят, молодых не появляется. А вы говорите, почему не можем торфяники потушить?! Да скоро вообще на пожары выезжать будет некому!» — предостерегает спасатель одной из частей Голосеевского района Сергей. 

Увольнение вместо протеста

По словам бойцов, протестовать в их ведомстве практически бесполезно, потому что 80% бойцов иногородние, для которых даже зарплата в 2,5 тысяч грн — единственный шанс содержать семью.

Те, кто устал работать за мизерную зарплату, все чаще интересуются у коллег, по какой причине можно уволиться, чтобы при этом не получить в трудовой «волчий билет».

«Летом было несколько акций, но у нас из части на них вышли только четверо, другие не видят смысла. С нового года обещали какие-то улучшения, но никто уже не верит», — жалуются спасатели.

Люди или на пенсию бегут, или переводятся в объектовые части при заводах или больших ТЦ — там немного попроще, поясняют наши собеседники.

В пресс-службе ГСЧС нам ответили: относительно обеспечения нужно разбираться индивидуально с каждой частью. «Сейчас идут тендеры по боевкам и технике», — уточнили в ведомстве.

Экономят на отоплении

Практически шагом отчаяния выглядит фотография термометра в спальном помещении 20-й части в Голосеевском районе, которую один из спасателей опубликовал в соцсети, — на нем +10°С. По словам других бойцов, такая ситуация в каждой части.

«Позавчера был на сутках — утром в караулке 11 тепла. Ложился спать, надел подштанники, штаны, зимний синтепоновый комбинезон, кофту, куртку, шапку, капюшон, одеяло — и так спал. Заходишь в часть — половина чихает, половина с температурой. Наелся антибиотиков и ходишь сутки, как наркоман, на лоб глаза вылазят», — рассказал на правах анонимности один из спасателей Подольского района.

Бойцы добавляют, что за попытки включить обогреватели их командиры получают выговоры: мол, перерасход электроэнергии.

Официально в ведомстве говорят, что тепло начали давать с понедельника, а поздно включили из-за экономии.

«Отопления действительно не было, но мы каждый год включаем его позже. Делается это ввиду экономии, так как мы оплачиваем тепло из своего бюджета. Была дана телефонограмма по всем частям с приказом включить обогрев. Если не будет аварий, то во вторник все части будут с теплом», — сообщила нам спикер ГСЧС Киева Светлана Водолага.

До этого отдельные части грелись автономным отоплением. У кого стояли буржуйки — топили их, уточнила она.

Другие новости Киева