Новости по теме

Фотогалерея: Выходные под знаком протеста

Новый Майдан 2016: Кто вышел на протесты

Майдан неоднозначен: с одной стороны, похож на события 2013 года, с другой — сходство это скорее карикатурно.

«Вести» разобрались в том, кто получает выгоду от раскрутки Майдана-3 и может ли он стать серьезным явлением.

Фото: С. Харченко

1. Кто лидер протестов

Личности руководителей Революционных правых сил (РПС) подпадают под определение «весьма неоднозначных». Среди лидеров — Роман Стойко (Друг Честный) из Закарпатского «Правого сектора», он засветился в стрельбе в Мукачево 11 июля прошлого года.

Также в руководстве организации — бывшие координаторы «Белого молота» (ультраправая радикальная организация, откололась от «Правого сектора» еще в 2014-м) Антон Бондаренко и Владислав Горанин (Горан). Первый до Майдана пикетировал посольство Израиля, пропагандировал нацизм. Против второго дали свидетельства радикалы, подозреваемые в расстреле поста ГАИ в Быковне (суд отпустил его из-за нехватки доказательств).

Кроме того, в РПС — Давид Мыколаив, бывший участник ПС из Ровно, причастный к «мусорной люстрации» местных чиновников; Сергей Мельничук, бывший комбат «Айдара» и нардеп из «Воли народа», подозреваемый в бандитизме (лишен неприкосновенности Радой); Дмитрий Павличенко, бывший заключенный, которого вместе с сыном в 2011-м признали виновным в убийстве судьи Сергея Зубкова. И, наконец, «лицом» РПС стал Юрий Кармазин, экс-нардеп от «Нашей Украины» (с 2007 по 2011 годы).

Источники «Вестей» в силовых структурах говорят, что среди охранников Кармазина замечены представители так называемого «Батальонного братства», которое год назад организовывало якобы штурм АП.

«Большинство из них никому не известны — это значит, большого эффекта не будет. Разного рода вече и попытки создать майданы происходят по нескольку раз в год, но лишь широкие межпартийные движения без доминирования одних флагов над другими способны достичь успеха», — сказал «Вестям» политолог Владимир Фесенко.

Руку на пульсе держат у Авакова: по словам нашего источника в среде силовиков, при МВД создан штаб, который следит за обстановкой. «В Киев из зоны АТО попытаются доставить оружие для РПС, либо устроить провокацию со стрельбой и возложить ответственность на правоохранителей, — рассказал нам источник.

— Поэтому операм в штатском приказано смотреть в оба. Также на Майдане работают специалисты СБУ с аппаратурой для проведения радиоразведки и аудиоконтроля». В самой РПС уверяют, что их акции абсолютно мирные. «Если нас начнут бить или убивать, тогда мы будем сопротивляться, а так, у нас мирная акция», — говорит Горанин.

2. Кому выгоден Майдан-3

Зачем создавать Майдан-3, тем более именно сейчас, в момент политического и экономического кризиса? Версий несколько.

Наиболее популярная: ситуацию «качают» извне (подразумевая Россию), чтобы свалить власть в Украине. Политтехнолог Тарас Березовец даже заявил, что РФ может использовать ситуацию для оправдания своих действий на Донбассе — мол, ждите резких заявлений от Кремля. «Но в кремлевские провокации веры нет: виноваты внутренние силы, — считает политтехнолог Владимир Грановский. — Ее истоки следует искать там же, где и у акции с блокадой российских фур, а смысл — не позволить обществу прийти в состояние душевного равновесия».

Фото: С. Харченко

В этом случае «бенефициарами» являются околомайданные группировки, которые тем самым шантажируют власть дальнейшей раскачкой (в пользу этой версии говорит участие в протестах комбата ОУН Николая Коханивского, у которого сохранились большие амбиции). 

Вторая версия подразумевает заинтересованность в раскачке со стороны самой власти: во-первых, этот «слабый» Майдан будет профилактикой против вероятных «мощных» протестов (вызвать их может все что угодно — от роста тарифов ЖКХ до падения гривни).

Во-вторых, президенту, а особенно премьеру, очень не хочется идти на перевыборы Рады. «Это манипуляция общественными страхами, убивающая двух зайцев, — профилактика Майдана, реальной угрозы в глазах власти, и попытка закрыть тему досрочных выборов, «проявив волю, жесткость». Тем более что этот Майдан пока не опасный, поскольку собрал маргиналов», — пояснил «Вестям» политолог Вадим Карасев.

И, наконец, это может быть игра для того, чтобы народ почувствовал сильную необходимость в защите и безопасности, которую может обеспечить полиция, оказавшаяся в эпицентре скандалов. 

Последняя версия наиболее комплиментарна для митингующих — разумеется, если допустить, что большинство находящихся на Майдане вышли туда по зову сердца. «В любой стране есть люди, одержимые романтикой революции: в обычных условиях они пишут книжки, а как только ситуация обостряется, выходят на баррикады, — пояснил Фесенко. — Наша война стала для них питательным бульоном: имеем то же, что в Европе в 1968 году, только у нас герой-революционер — Бандера, а не Че Гевара. И есть только одно «но» — я хорошо знаком с личностью Кармазина. Он бесплатно не работает».

3. Выйдут ли люди на протесты

Известный экономист Александр Пасхавер обратил внимание на карикатурность протестов: будто организаторы Майдана-3 пытаются копировать события двухлетней давности. «Балаган — это когда повторяется форма, но вы не в состоянии отразить содержание. Посмотрите: организаторы говорят, что, мол, люди съезжаются к ним со всей страны. Хотели бы — уже давно съехались бы, хоть пару тысяч. Украина не так и велика».

Фото: С. Харченко

Социологи объяснили: у большинства украинцев нет сочувствия к собравшимся на Майдане по нескольким причинам. Во-первых, виновата военная форма (вызывает ощущение тревожности). Во-вторых, слишком быстрое разворачивание событий. «На Майдане-2013 люди месяцами протестовали. Были накалены, готовы ко всему. А тут пару дней стоят и уже разбрасываются требованиями, — считает кандидат социологических наук Надежда Корытникова. — За ними нет ни подготовленного общественного мнения, ни массовости, ни сочувствия».

Впрочем, не исключено, что организаторы пойдут на обострение — как и их «праобраз» из 2013 года. Возможно, даже в ночь на понедельник (есть намерение поставить на Майдане сцену: утром в воскресенье были легкие столкновения активистов с полицией). Но и в этом случае накалить ситуацию вряд ли получится (разве что в соцсетях): после двух лет войны «порог чувствительности» населения стал существенно выше.

«В конце 2015 года мы оценивали готовность к протестным действиям. Она была в два раза ниже, чем в 2013 году, — сказал «Вестям» гендиректор КМИС Владимир Паниотто. — Мне кажется, вряд ли нынешние протесты будут иметь серьезные последствия, хоть растет неудовлетворение властью, существенно падает доверие».

4. Отношение Запада к новым протестам

Международная реакция ограничилась пока неконкретным призывом со стороны Госдепа США к украинской власти — почтить память погибших на Майдане проведением наискорейших реформ и борьбой с коррупцией. Политологи считают, что сейчас Запад, скорее, просто обеспокоен.

«Он вообще не всегда адекватно воспринимает то, что происходит в Киеве, черпает информацию из депеш Джеффри Пайетта (посол США. — Авт.), бесед с нашими дипломатами, публикаций в СМИ и оценок экспертов. А среди них очень много «славистов», изучавших СССР по книжкам: они мыслят схемой, по которой вслед за февральской была октябрьская революция — радикальная и кровавая. Этого ждут и в Киеве», — резюмировал Фесенко.

5. Чем опасны новые волнения

Протесты могут существенно отразиться на экономической и политической ситуации в стране. И без того непростые переговоры с МВФ, который не доволен динамикой реформ в Украине, имеют все шансы полностью заморозиться.

Это, считают эксперты, станет мощным сигналом для иностранных инвесторов и экспортеров, которые перестанут заводить в страну валютную выручку. В этом случае нас может ждать новый виток девальвации — банкиры поговаривают даже о 35 грн за доллар.  

Еще одно последствие — политическое. Могут быть подвешены все кадровые перестановки в стране, поскольку никто не решится идти на компромиссы и предлагать должности в тот момент, когда оказывается давление улицей. И, наконец, наш имидж в Европе.

С Голландией, которая в апреле проведет референдум по соглашению об ассоциации Украина — ЕС, у нас и так непростые отношения из-за скандала с украденными картинами. «Нет» украинской евроинтеграции в Голландии может спровоцировать цепную реакцию и стать стартом для серии референдумов в других странах ЕС. В таком случае надежда на безвизовый режим уже точно перейдет в разряд несбыточных.