На похоронах Георгия Гонгадзе случился инцидент. Киевлянка Орияна Сотник подошла к Морозу: «Если вы знаете, кто убийца, как вы можете подавать ему руку?» — «Убийца — Пукач», — отрезал Мороз.

Действительно, самым большим прорывом был арест в 2009 году генерала МВД Алексея Пукача. Он в деталях рассказал, как убивал журналиста. О заказчиках сказал единожды, намеком: «Соглашусь с вердиктом, когда сядут Кучма и Литвин».

О похоронах Гонгадзе, по словам адвоката Георгия Демиденко, Пукач уже знает — у него есть доступ к телевизору в СИЗО СБУ. «Мы добивались захоронения останков через суд. Правда, на могиле он вряд ли когда-то побывает — пожизненный срок», — отметил «Вестям» Демиденко. Он добавил, что подзащитный хоть и проиграл апелляцию, надеется на решение кассационной инстанции. Именно по этой причине его до сих пор не отправили в Менскую колонию (для правоохранителей), где в свое время отбывал наказание Луценко.

Собеседники «Вестей» убеждены: дело «топят» громкие фамилии. «Политическая воля такова: поставить точку. И, хоть у заказного убийства сроков давности нет, заказчики спрятаны», — рассказал «Вестям» бывший замгенпрокурора Алексей Баганец, который первым вел дело.

А по мнению экс-главы ГПУ Святослава Пискуна, курировавшего дело после Оранжевой революции, конкретных привязок не будет, хоть следователи и продолжали копать все 15 лет. «Дело не окончено, ребята из моей группы говорили, что есть новые наработки, но привязывать кого-то к делу без доказательств — дело неблагодарное, — сказал нам Пискун.

Сам Кучма старательно избегает темы — в 2011 году против экс-президента возбудили уголовное дело, проведен ряд очных ставок (в т. ч. с Пукачем и экс-майором госохраны Николаем Мельниченко, на пленках которого и строится дело). В конце концов дело против Кучмы закрыли, сославшись на решение Конституционного суда (обвинение не может основываться на данных, полученных незаконно, — речь о пленках Мельниченко). Литвин также избегал вопроса посредством размытых формулировок: «Общественный суд расставил все на свои места» и т. п. 

«Когда-нибудь истина будет установлена. Свидетели остаются, хоть и боятся давать показания», — считает экс-нардеп Тарас Чорновил.