В церкви пастора Сандея Аделаджи появился фейс-контроль. Без проверки, как на блокпосту, в зал, где проходят службы, не пройдешь. А красной нитью во время проповедей проходит тема киевской власти, с которой якобы у церкви теперь плотные связи.

О церкви, которую связывали с финансовой пирамидой "Кингс Кэпитал" и куда наведывался экс-мэр Леонид Черновецкий, вспомнили после недавнего скандала. Как заявили в пресс-службе Российского объединенного союза христиан веры евангельской, куда входит и "Посольство Божье", Аделаджа признался, что длительное время жил в грехе блудодеяния. После этого его якобы отстранили от всех видов служений.

Но, судя по всему, это не совсем так. Сандей ведет проповедь, а вчера один из пасторов встал на его защиту: "Если вашего отца обвиняют в каких-то грехах, вы же не выгоните его из дому и не будете обливать грязью".

Но меры безопасности там усилились. Первое, что слышишь, зайдя в большое здание на Осокорках, отстроенное вместо шатра на ул. Ижевской: "Вы впервые? Подождите, к вам сейчас выдут!" После чего новичку устраивают в отдельной комнате на втором этаже настоящий допрос с пристрастием, суть которого — понять цель прихода на службу. После 20-минутного "чистилища" новичка ведут к месту службы.

Вчера на собрании, где было больше 500 человек, много говорили о киевской власти, намекая на особые отношения. Несколько раз со сцены звучала фамилия Кличко, а также его замов, которые, по словам пасторов, очень помогают их церкви. Правда, подробности упустили. Как выяснилось, церковь активно ищет прихожан среди участников АТО, где ее представители служат капелланами. "Мы официально являемся капелланами 11-го батальона "Киевская Русь", прошли через Минобороны, СБУ. Представляете, на Крещение выносят мне ведро: "Отец святой, посвятите". Взял веничек и посвятил. Служение наше — вне конфессий", — говорит капеллан.

Кроме того, церковь плотно внедрилась в общественный совет пенитенциарной службы, общается со 100 тысячами заключенных и ожидает в свои ряды больше семи тысяч бывших зэков. "Мы нашли инструмент влияния через общественный совет, мы туда вошли. Сам начальник нам выписал такие пропуска, которые позволяют беспрепятственно заходить в любую колонию, работать с любым контингентом. Заходим в зону — и майоры, начальники колоний отдают нам честь", — говорит со сцены Анатолий, который сам раньше сидел в тюрьме.