Резонансная погоня за BMW и стрельба копов по авто, в результате которой погиб несовершеннолетний Михаил Медведев, была ошибкой. Во всяком случае, теперь именно так говорят полицейские, оценивая историю двухмесячной давности.

Тем временем сам Сергей Олейник, обвиняемый в убийстве, готов извиниться перед родными Медведева, а водитель злополучного BMW по-прежнему считает себя невиновным.

Фото: dtp.kiev.ua

«Контроль жестче»

«Сейчас наше начальство признало действия патрулей ошибочными. И чтобы таких ошибок больше не повторилось, все эти два месяца с полицейскими проводится работа», — рассказал нам один из патрульных, Михаил. Напомним, после самого происшествия все полицейские как по писаному говорили, что дежурные в тот день все делали по инструкции.

Сейчас копы отрабатывают правила применения оружия в условиях города и погони. «Понимаете, тогда, конечно, все  говорили, что Олейник действовал по инструкции. Но в душе многие понимали, что оружие — это крайний метод воздействия на водителя и оно может применяться только в отношении явных преступников, но отнюдь не в случае нарушения скоростного режима», — говорит нам Михаил.

По его словам, контроль и в отношении оружия, и в отношении погонь со стороны руководства усилился. «Нам рекомендуют не гнаться за нарушителем. По крайней мере, не доводить до абсурда саму погоню, как было в тот раз. Есть рация, план-перехват. Нам четко было сказано, чтобы таких ситуаций (когда погиб случайный несовершеннолетний. — Авт.) больше не повторилось», — подключается к разговору Олег. 

Копы говорят, что, по их наблюдениям, хамов среди водителей-нарушителей стало меньше. «Иногда за смену попадается от силы один хам, остальные водители реагируют вполне адекватно. Слушают внимательно, что мы им говорим, часто соглашаются. И, что интересно, я заметил, что явные лихачи куда-то исчезли. Скорость превышают, но ненамного больше разрешенной — от 80 до 90 км/час. Грешно так говорить, но мне показалось, что тот случай как-то подействовал на нарушителей», — говорит Михаил.

Официально в полиции отвечают уклончиво. «Нельзя делить жизнь до этого случая и после него. Полицейские постоянно обучаются — независимо от того, была стрельба или нет», — сказала нам глава пресс-службы Юлия Коваль.

Олейник готов извиниться

17 апреля истекает срок домашнего ареста для полицейского Сергея Олейника, затем суд должен либо его продлить, либо взять подозреваемого под стражу. Его отец Владимир Олейник рассказал «Вестям», что Сергей находится в общежитии на Народного ополчения. «Он там живет с семьей. Без браслета. Он много читает. Моя жена к нему приезжает, привозит книжки. Занимается физкультурой, поддерживает форму, отжимается», — говорит нам отец копа.

По его словам, Сергей намерен извиниться перед родственниками погибшего. «Извинение перед семьей погибшего обязательно будет, но пусть сначала прокуратура докажет, что это была именно пуля Сергея. Нам пока они ничего не говорят, потому что им не за что уцепиться», — считает Владимир Олейник. 

В прокуратуре Киева говорят, что основные следственные действия уже проведены, как и все экспертизы. «Ждем результата», — говорит спикер Надежда Максимец. Источники в прокуратуре рассказали «Вестям», что срок домашнего ареста Олейнику собираются продлевать, но отношения между прокуратурой и полицией после ухода с поста генпрокурора Виктора Шокина не потеплели.

«Полицейские пытаются усиленно дежурить возле ГПУ, Главного следственного управления прокуратуры либо же возле прокуратуры Киева. Стараются выписать как можно больше постановлений о штрафах», — говорит наш источник в прокуратуре.

«Пусть их накажут»

Мама погибшего Михаила Медведева рассказала «Вестям», что извинений не было ни от копа, ни от водителя BMW. «Никто не попросил у нас прощения, что нашего Миши не стало, — едва сдерживает слезы Наталья Медведева. — Мы ничьей крови не жаждем, но виновные должны быть наказаны. Знаете, думала, что самым сложным моментом для меня будут похороны, но... каждый день сложнее предыдущего».

По ее словам, Ростислав Храпачевский, который в тот день был за рулем BMW, к ним в дом так и не приходил после смерти сына, хотя они были дружны. «Храпачевский... Он, конечно, тоже виновен в том, что случилось. И я, честно сказать, не знаю, какая бы у меня была реакция, если бы я его увидела... Но по какой статье его будут судить? По административному нарушению?» — говорит Наталья Медведева.

 Храпачевский боится попасть за решетку

По словам адвоката Храпачевского Станислава Иваницкого, Ростислав не признает себя виновным. «Храпачевский не считает себя виновным в аварии. Он, конечно, переживает, но только за то, что может сесть. И все. Но я с ним расторг договор и больше не оказываю ему адвокатских услуг. По поводу перспектив дела, думаю, что кто-то из них двоих ответит, и я думаю, что это будет Храпачевский. Ключевую роль будет иметь то, сколько времени прошло с момента ранения парня и его смерти. Если он умер мгновенно — виноват Олейник, а если Храпачевский продолжал уходить от погони с раненым на борту — тогда вопросы к нему», — говорит адвокат.