Верховная Рада приняла закон об амнистии, отдельной статьей прописав освобождение от наказания участников АТО. Теперь их могут освобождать от ответственности, даже если они грабили, отбирали автомобили и прочее. А сами преступники уже добиваются снисхождения судов даже в тяжких преступлениях, прикрываясь боевым прошлым.

"Это страшный прецедент"

Закон об амнистии в этом году — «двойного назначения»: кроме гражданских лиц, которым законодатели прощают преступления легкой и средней степени тяжести, военным простят и тяжкие преступления. Правда, с рядом оговорок — амнистия касается лишь имеющих статус участников боевых действий (УБД) и не относится к тем, кто умышленно убивал, незаконно лишал людей свободы, брал заложников, занимался вымогательством...

Несмотря на эти оговорки, эксперты опасаются, что закон может стать бомбой замедленного действия. «Раньше военные несли уголовную ответственность с двойной строгостью. Но мы оказались уникальной страной, в которой вдруг решили, что выполнение воинского долга может снизить ответственность или вообще ее обнулить. Создан страшный прецедент. Совершив преступление в зоне АТО, человек потенциально остается преступником. Эта предрасположенность может сработать и в мирной среде», — говорит Сергей Шабовта.

Речь о том, что, привыкшие в любой ситуации доставать оружие и решать проблему силой, вчерашние военные переложат те же модели поведения и на мирную жизнь. Только наказывать их за это не будут.  Один из основателей УБОПа и ветеран МВД Валерий Кур уверен, что это усугубит и без того очень непростую криминогенную ситуацию в стране. «Всегда, когда государство дает кому-то льготы или какие-то привилегии, появляются люди, которые обязательно этим воспользуются. Это хороший инструмент для мошенников».

Мародеров на свободу

Стоит отметить, что сам проект закона набрал голоса случайно — благодаря активной работе внутри фракций БПП и НФ. Его принятие де-факто было «делом чести» Андрея Парубия. По данным «Вестей», работа велась внутри БПП с колеблющимися депутатами — с ними говорил лично глава фракции Игорь Грынив, убеждая в том, что «участникам АТО можно спустить незначительные прегрешения». Аналогичные посылы поддержали и в «Народном фронте», и в «Самопомочи» (депутатские группы и радикалы голосов практически не дали).

Сами же атошники считают, что закон нужный, но решает далеко не все проблемы.  «Многие осуждены якобы за военные преступления в период, когда отсутствует военное положение. Второй момент — а был ли вменяем солдат в боевой обстановке в тот период, когда он совершил преступление? Такую экспертизу никто не может сделать. Поэтому я считаю, что такие вещи нужно забывать и прощать», — говорит нардеп и бывший боец «Айдара» Игорь Лапин.

А по мнению главы Общества ветеранов АТО Кирилла Сергеева, только 5% атошников судят за те дела, которые они реально совершали.

«Большая часть участников АТО, которые получили сроки, под амнистию не попадут. Так, в госизмене обвиняли военных, которые выходили из окружения через территорию РФ. Военный забыл выложить из рюкзака гранату — его обвиняют в подготовке теракта. Это особо тяжкие преступления, которые не подпадают под амнистию. А вот те, которые совершали реальные преступления, прикрываясь статусом военных (мародерство, угон машин, рекет), будут выпущены, поскольку преступления средней тяжести», — говорит «Вестям» Сергеев. 

"Закон Савченко" номер два

Несмотря на то что закон об амнистии принят только сейчас, суды уже выпускают преступников на свободу. Причем смягчающим обстоятельством там считают сам факт их участия в АТО. К примеру, в Иванковском райсуде Киевской области 10 июня 2016 года слушалось дело военнослужащего, который в июле 2015 года изнасиловал 10-классницу. Выслушав доводы сторон, судья назначил ему четыре года тюрьмы, который заменил на два года условно и штраф 3 тыс. грн. «Обстоятельствами, что смягчают наказание обвиняемого, суд признает его участие в АТО на востоке страны», — говорится в материалах дела в реестре судебных решений.

По мнению политолога Андрея Золотарева, закон продиктован политическими соображениями: власть старалась снять напряжение после конфликта вокруг комбата «Айдара» Валентина Лихолита (Батя).

«Власть боится атошников, стремится, чтобы из этой среды не выросла какая-то более-менее внятная альтернатива власти. Хотя, с точки зрения интересов государства, это может выйти боком. Государство частично утратило монополию на насилие, среда добробатов почувствовала момент силы. И есть большая вероятность, что последствия будут такие же, как у закона Савченко», — говорит Золотарев.