Проходя по Крещатику, мы часто видим одни и те же лица. Для этих людей главная улица страны — место, где можно заработать на жизнь. Как им это удается, мы и решили выяснить

"ЛЯШКО ЗА ВЗВЕШИВАНИЕ ЗАПЛАТИЛ ПОЧТИ 50 ГРИВЕН"

Пенсионерка Лариса Тимофеевна взвешивает людей на Крещатике уже 14 лет. Берет за это символическую плату — 2 грн.

«Иногда 10 грн за день имею, а когда и 50, — рассказала она нам. — Но в последнее время заработать все сложнее. Каждый день меня гоняют милиционеры. А я им говорю: «Сколько бы вы меня ни гнали, я все равно не уйду, а просто перейду на другое место». Обидно, что молодой сержантик, которому я в бабушки гожусь, требует деньги, даже когда у меня в кармане пусто. Приходится отстегивать когда 10, когда 20 грн. Вот рядом со мной лежат рисунки. Это оставил парень, который делает временные татуировки (одно тату стоит от 20 до 180 грн. — Авт.). Он только вышел, разложился, а с него сразу начали требовать деньги. Вот он и ушел. Мы договорились, если кто-то заинтересуется, я ему перезвоню. При Омельченко было лучше, он всем давал заработать на Крещатике, да и развлечений было побольше. Помните, по дороге водили верблюда? И даже слона хотели привезти, но потом что-то не сложилось. А ныне со всех деньги требуют. Между прочим все эти развлечения — хорошая возможность познакомиться. Я сама видела, когда незнакомые друг другу парень и девушка выбирали, какие татуировки себе сделать, слово за слово... Так и познакомились».

Есть у Ларисы Тимофеевны и известные клиенты: «У меня депутат Олег Ляшко взвешивался. Заплатил около 50 гривен, оставил свою визитку и сказал, чтобы я ему звонила, если будут проблемы».

На взвешивании людей зарабатывают от 10 гривен в день

"ЧАЩЕ ВСЕГО ДЕТИ ХОТЯТ СФОТОГРАФИРОВАТЬСЯ С ГУБКОЙ БОБОМ"

Мужчина в костюме сумасшедшей белки из «Ледникового периода» рассказал нам, что устроиться работать игрушкой на Крещатике достаточно просто, костюмов хватает: «Летом очень жарко работать, а зимой греемся в наливайках, но ради заработка можно и потерпеть — за месяц получается до 11 тысяч гривен. Главное — не стоять на месте и быть общительным. Чаще всего дети хотят сфотографироваться с Губкой Бобом».

Пока мы шли с ним по Крещатику, он несколько раз подбегал к женщинам с детьми, за съемку просил 10 гривен, но вхолостую. Но когда несколько «мультяшек» обступили иностранку да еще и заговорили с ней на сносном английском, она так обрадовалась, что дала за съемку по 50 грн каждому. А потом одна из игрушек уговорила еще одну туристку — после съемки та протянула 20 евро.

«Игрушки» подрабатывают и на детских праздниках. Такса одного персонажа — 200 гривен в час, правда, никто из них не учился и не учится в театральном институте или эстрадно-цирковом училище. А вот напрокат свои «шубки» не дают, мол, в них работают только сотрудники их фирмы.

Как рассказали мне несколько торговцев пивом на Майдане, сами «мультяшки» денег милиционерам не платят, но у хозяина этой фирмы есть какой-то договор с ними. Он и рассчитывается с ними, но сколько дает, они не знают.

"Игрушки" получают до 11 тысяч гривен в месяц

"НАС, ХУДОЖНИКОВ, НЕ ТРОГАЮТ, А ВОТ ДЖИГУРДУ В КУТУЗКУ ЗАБИРАЛИ"

Художник по имени Анвар, рисующий шаржи, работает на Майдане уже более 20 лет, но большими заработками он, что тогда, что сейчас, похвастать не может.

«Я могу просидеть на солнцепеке с 12 часов и до позднего вечера и нарисовать всего четыре портрета по 30 гривен каждый. Бывают, правда, и лучшие дни, когда в день по 10 клиентов, но раз на раз не приходится. А бывает, что родители усаживают ребенка, я его рисую минут 20–30, а потом они говорят, что им не понравилось. Встают и уходят, не заплатив за работу. И их не убедишь, что это не портрет, а шарж, шутка. Если рисунок удался, я его вывешиваю на доске рядом с собой для рекламы. Я, как правило, сижу недалеко от метро, нам милиция не разрешает выходить на сам Крещатик — сразу гонят. Правда, мы им никогда не платили за место. В 90-е мелкие бандиты пытались с нас снимать деньги, но мы и им не платили. Те, кто «крышевали» в те времена центр, занимались более серьезными делами и нас, так сказать, богему, не трогали. А вот кого милиция часто увозила в кутузку, так это Джигурду, который в 90-е пел здесь под гитару. А все потому, что песни были матерные. Его и врачи забирали, а когда скручивали, он кричал, что ему в его родном городе и стране не дают петь по-русски... Теперь, живя в России, он хочет проводить фестиваль к 200-летию со дня рождения Шевченко».

Художников милиция не трогает

"ПРОСЯТ ИГРАТЬ ПЕСНИ "КИНО", А ДЕНЬГИ В ОСНОВНОМ БРОСАЮТ НАШИ. ИНОСТРАНЦЫ — НЕТ"

«За вечер я зарабатываю от 200 до тысячи гривен, которые делю пополам с гитаристом, — рассказал нам музыкант Жан (играет на таблах — это индийские барабаны). — Я уже несколько лет играю на улицах с разными группами и на Майдане, и на Андреевском, и в пабах. Но еще не было такого, чтобы нас кто-то прогонял или заставлял платить деньги. Кстати, в центре мне меньше нравится играть, потому что здесь собирается публика, которая все время просит играть одно и то же. Как правило, песни «Кино», «Сплин» и «Чижа». А мы включаем в свой репертуар композиции Muse, Radiohead, Doors, но это больше для себя, чем для публики. Раньше мы думали, что эти песни привлекут внимание иностранцев, но они как не бросали деньги, так и не бросают. Платят в основном наши. А когда я впервые вышел играть на таблах, этот инструмент был диковинкой и народ больше интересовался, что это у меня такое зажато между ног...»

Уличные музыканты за вечер зарабатывают от 200 гривен

"ТАНЦЕВАТЬ ВОЗЛЕ МЕТРО НАМ РАЗРЕШИЛИ В МЭРИИ. ПОТОМУ МИЛИЦИОНЕРАМ МЫ НЕ ПЛАТИМ"

Среди танцоров хип-хопа, которых часто можно увидеть возле станции метро «Крещатик», практически все самоучки.

«Мы смотрим записи концертов и клипы, запоминаем и пытаемся повторить движения танцоров. Здесь, в центре, я работаю уже два года, — рассказывает один из танцоров. — Вначале вышел на улицу, чтобы проверить, на что способен перед незнакомыми людьми. Когда стало ясно, что могу завести толпу и еще заработать, начал регулярно выступать здесь с друзьями. За час-полтора нам всегда удается собрать около тысячи гривен — выходит по 200 на брата. Конечно, я не собираюсь всю жизнь танцевать на улице. Каждый из нас мечтает работать в шоу-балете, вот только настоящих рэперов в Украине нет, а танцевать у попсаря в нелепом костюме не хочу. Хорошо, если бы у нас появились свои «Баста» или «Каста». Если не выйдет с шоу-бизнесом, тогда буду сам вести школу танца. К нам часто подходят и спрашивают, где можно научиться так танцевать».

На мой вопрос, не прогоняет ли их отсюда милиция, ребята ответили, что бывают попытки. «Они говорят, что на нас жалуются жильцы близлежащих домов, дескать, мы очень громко включаем музыку, но мы следим за уровнем децибелов. Это просто повод снять с нас деньги, но мы им не платим, потому что у нас есть разрешение, которое мы получили в мэрии».

Среди уличных танцоров почти нет профессионалов

"МУЖЧИНЫ НЕ ЛЕДЕНЦЫ ПОКУПАЮТ, А СПРАШИВАЮТ, ЧТО У МЕНЯ ПОД ЮБКОЙ"

Около года назад на Крещатике появились продавщицы леденцов, но это уже не бабушки, торгующие петушками на палочках, а молодые симпатичные девушки, одетые в пышные платья, которые были в моде в конце XIX — начале XX веков, с чепцом на голове и зонтиком от солнца. Мне больше хотелось сфотографироваться с ними, чем купить конфету.

«За съемку тоже надо платить, либо купите конфету», — сказала мне девушка и пожаловалась, что люди часто сделают кадр и убегают, не желая рассчитываться. «Поэтому зарабатываем в основном на леденцах, хотя люди покупают их мало. Хорошо, если за день 100–150 грн наторгуешь, хотя на праздники дело идет лучше. Но что действительно портит настроение, так это вопросы мужчин: «А что у вас под юбкой?» Чтобы не конфликтовать, я ухожу в сторону. Хотя хозяйка следит, чтобы нас не обижали».

Продавщицы леденцов берут деньги и за фото

"В ПРАЗДНИКИ МЕНЯ ПРОСЯТ НЕ ПОЯВЛЯТЬСЯ НА КРЕЩАТИКЕ. А ТАК Я ВЯЖУ ЗДЕСЬ УЖЕ 10 ЛЕТ"

«На Крещатике своими изделиями я не торгую, а рекламирую их, потому что торговля здесь запрещена, — со знанием дела говорит кружевница Людмила Николаевна. — В праздники меня просят здесь не появляться».

Первый раз на Крещатике Людмила Николаевна оказалась случайно. Подруга привезла ей из США вязаную кофточку, а сыну — свитер. Женщине они настолько не понравились, что она решила их распустить и связать носки. Их и вынесла на Крещатик. Это было десять лет назад. «У меня их купили. Не помню, по какой цене, но помню, что недорого, — рассказывает кружевница. — После этого стала выходить чаще, а сейчас практически каждый день просиживаю здесь по несколько часов. Люди подходят, интересуются и заказывают, но бурной торговли у меня нет. Особенно в последние годы. Хорошо, если в месяц получится наторговать пару тысяч. Да, платки и большие скатерти у меня стоят 400 грн (вяжу их двое суток), но в основном у меня берут шапочки по 50 грн (за день могу связать три штуки) и всякую мелочь по 20 грн. Кстати, скатерти, которые вы здесь видите, связал мой сын.

Крещатик за эти годы изменился сильно, причем в худшую сторону. Киевляне здесь
почти не гуляют, только приезжие ходят туда-сюда быстрым шагом. Спрашивается, зачем тогда ехать?»

ЗА ПОЛЧАСА МАЛЬВИНЕ НАБРОСАЛИ 100 ГРН. СКУЛЬПТУРАМ-МУЖЧИНАМ СТОЛЬКО НЕ ЗАРАБОТАТЬ

Устроиться на работу живой скульптурой оказалось не так и просто. Прямо на улице молодой парень, который сопровождает девушек в костюмах, предложил пройти тест.

«Изобрази грусть, изобрази, как будто ты обдолбался наркотиками», — попросил он. Как я ни корчил рожи, ничего у меня не вышло. «Не подходишь», — развел он руками. А жаль... Зарабатывают «скульптуры», как мне показалось, неплохо. В выходной день девушке, изображавшей Мальвину, за полчаса прохожие набросали более 100 грн.

В прошлые годы живые скульптуры изображали в основном мужчины, однако мода изменилась. Теперь на Крещатике работают исключительно женщины, изображающие пионера, ангела и ковбоек. С последними чаще все и фотографируются, бросая кто 20, кто 50 грн. За день на всех выходит пару тысяч гривен.

"Скульптуры" могут заработать несколько тысяч гривен в день

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ: НА КРЕЩАТИКЕ В ХОДУ ЗАУМНОЕ И НЕПОНЯТНОЕ

Поговорив с разными людьми, зарабатывающими на Крещатике, я решил попробовать себя в роли художника. Честно говоря, рисую я плохо, поэтому придумал себе фишку — аурические портреты (изображать не физиономический, а абстрактный портрет человека). Перед тем как выйти на Крещатик, я немного потренировался дома, срисовывая фломастером картины Василия Кандинского, в которых мастер использовал много геометрических фигур — треугольников, кружочков и квадратов. Рисуя свои картины уже на улице, я старался повторять «сюжеты» его работ.

В одну из суббот, в 17:00, я вышел на Крещатик и расположился прямо на разделительной полосе. Выставив рядом с собой папку с надписью «Аурические портреты», начал рисовать. Вначале усадил перед собой своего друга и минут 30 водил по бумаге фломастерами. Почти сразу вокруг меня стали собираться люди и рассматривать, что я рисую. Дети смеялись, прочитав слово «аурические», а некоторые прохожие, увидев мои художества, начали меня и мой рисунок фотографировать. Когда я заканчивал первый портрет, ко мне подошла девушка и поинтересовалась, что я рисую. После моего объяснения, что означают мои портреты, она сказала: «Я вам не верю, но идея у вас классная, новая!» Оказалось, что это была достаточно известная в Киеве художница Александра Чичкан, дочь Ильи Чичкана.

Автопортретом журналиста «Вестей» заинтересовался иностранец

Почти сразу после того, как я закончил, у меня появился первый настоящий клиент. Моя такса — 20 грн — его не смутила. Он меня все время подкалывал: «А почему так много черного цвета в моем портрете, а почему вы разбили лист на девять клеток?..» Мне приходилось выдумывать ответ на каждый его вопрос. Портрет я рисовал минут 40. Но клиент остался доволен и заплатил мне положенную сумму.

Во время работы над вторым «шедевром» ко мне подошел какой-то пожилой мужчина, который, посмотрев, что я рисую, сказал: «Такое и пятилетний ребенок может нарисовать. Даже лучше». Позже я узнал, что его брат — профессиональный художник и в советские времена рисовал большие портреты наших партийных лидеров. За одну работу ему платили 300 рублей. Но как зовут его или брата, он сказать отказался.

После этого наступило затишье, лишь одна девушка сказала, что подумает и может быть вернется. Чтобы не сидеть впустую я продолжил рисовать, объясняя прохожим, что это автопортрет. Ко мне подошел иностранец и спросил по-английски, что я рисую. Позировать мне или покупать готовый рисунок он отказался, но сказал, что у меня хорошая и интересная техника. Около часа я просидел без дела. Но тут ко мне вернулась та девушка, которая активнее всех расспрашивала меня о том, что я рисую, и заказала портрет.

Пока я работал, она спрашивала, давно ли я рисую такие портреты, как мне пришла такая идея в голову?.. Я же выяснил, что она офтальмолог из Западной Украины, но сейчас находится в декретном отпуске. Через 20 минут портрет был готов — и еще 20 грн оказались в моем кармане. Отдавая рисунок, я по ее просьбе объяснил, почему в ее портрете использованы именно такие цвета, что означают круги, квадраты и треугольники. Через минут 10 к ней подошли ее подруга и мужчина с ребенком, и уже она, показывая им мои художества, водила пальцем по бумаге и объясняла, что все это значит. Спутники ей только улыбались в ответ.

В итоге, просидев три с половиной часа, я заработал 40 грн, но главное — за это время ко мне не подошел ни один милиционер, чтобы сбить с меня деньги. Хотя проходили они мимо меня часто. Вначале просто приглядывались, а потом и вовсе не смотрели в мою сторону. Видимо, художники на Крещатике и вправду неприкосновенны...