Второй день празднования Дня крещения Руси прошел тихо и даже почти незаметно для киевлян. По информации полиции, на крестный ход КП пришли всего 6 тыс. человек, что на 4 тыс. меньше, чем у МП. И это только официальные данные.

Согласно оценкам УПЦ МП, в среду в центре столицы собрались около 80 тыс. Вместо десятка металлоискателей теперь только два, да и то пропускают даже с ножами. Например, экс-лидер УНА-УНСО Дмитрий Корчинский отказался от проверок — быть может, причиною стал походивший на нож предмет, который был заметен из кармана его брюк.

Кстати, радикалов, затесавшихся в ряды верующих, было немало: парни в камуфляже с нашивками «Правого сектора» и добровольческого батальона «Донбасс» даже размахивали черно-красными знаменами. 

Фотогалерея Украинская православная церковь устроила свой крестный ход в Киеве

Освятили СБУ

Около 10:00 к Владимирскому собору на Audi A8 с номерами «777» подъехал Филарет. Проведя службу, он под выкрики «Слава Украине!» двинулся вместе с верующими в сторону Владимирской горки, где еще утром также провел молебен с участием президента. Дойдя до СБУ, священнослужители неожиданно остановились и несколько раз взмахнули кадилами, будто освящая здание.

Уже у самой Владимирской горки паломников встретила депутат-медик Ольга Богомолец. Она с помощницей общалась с паломниками, поздравляя всех с праздником: «Сегодня нас охраняет святой Владимир и сотрудники Красного Креста», — говорила Богомолец. В этот момент к ней подошла женщина со словами: «Помогите сколько можете на лечение ребенка». Богомолец сначала сделала вид, что не слышит, но после просьбы, повторенной в третий раз, повернулась и резко сказала: «Мне сначала нужно увидеть вашу справку». 

"Нельзя ссорится из-за веры"

Тем временем в толпе обсуждали тему крестных ходов двух патриархатов. Валентина приехала в Киев с Тернопольщины. «Если бы я вчера в Киев попала, я бы и на тот ход пришла. Мне все равно, какой патриархат, я в церковь молиться хожу. А политики пусть там себе разбираются», — улыбается женщина. Но не все с ней согласились.

«Они наших сыновей, которые в АТО погибли, отпевать отказывались, разве это по-христиански? Я никогда к ним не пойду», — возмущенно говорила Ольга из Ивано-Франковской области. А няня из Киевской области Вера Петровна считает, что у нас должна быть только своя Украинская церковь, где службу ведут на украинском языке.

Хотя, стоит признать, большинство прихожан все же были настроены мирно.

«Нельзя ссориться из-за веры, неправильно это. У нас на Тернопольщине церкви в основном либо Киевского патриархата, либо католические. Мы все общаемся, ходим в гости друг к другу, но в разные церкви. И ничего страшного! Сейчас так много факторов, которые разъединяют, зачем выдумывать еще?» — говорит медик Валентина. 

Состязание стимулируют политики

То, что происходило эти два дня, напоминает Олимпийские игры крестных ходов, такой себе баттл», — говорит «Вестям» политолог Руслан Бортник. По его словам, все это стимулируют политики. «Вызывает удивление, что президент посетил только крестный ход Киевского патриархата. Он как глава государства должен был побывать везде. Иначе это выглядит как дискриминация, нарушение демократических принципов: почему он игнорирует одних верующих и приветствует других», — продолжает Бортник. 

Во время молебна Петр Порошенко обратился к представителю Константинопольского патриарха:  «Передайте, пожалуйста, Его Всесвятости, что Украинская церковь в Украине нуждается в неотложном внимании Вселенского Константинопольского престола. Он единственный, кто может помочь православным Украины объединиться и урегулировать канонический статус Украинской церкви в структуре мирового православия».

Политолог Владимир Фесенко говорит, что в АП очень серьезно занимаются проектом единой церкви: «Порошенко, может, и не такой фанат этой идеи, как Ющенко, но он этим занимается».  

Епископ Ирпенский Климент уверен, что тренд опасный. «Разделяют нас амбиции политиков, которые создают условия раскола православия. Именно благодаря политикам произошел раскол и появилась неканоническая церковь. Но прошло 20 лет, и никто ее как церковь не признает: ни на Афоне, ни в Иерусалиме. КП существует за счет поддержки политиков, в т. ч. и всех президентов. Как только политики перестанут вмешиваться в церковную жизнь, верующие объединятся».

Бортник с этим согласен. «Вокруг хода МП нагнеталась ситуация, запугивали провокациями, пытались занизить количество верующих, которые пришли на ход. А вчера мы видели иную картину — все тихо, спокойно, красиво. Политики просто используют верующих как инструмент, рассматривая как свой и чужой электорат. Это такой себе передел религиозного рынка. Если раньше 60–70% верующих не обращали внимания на то, к какому патриархату принадлежит церковь, то сейчас им указали: Московский — плохой, а Киевский — хороший».

Фесенко прогнозирует, что эта тенденция может усугубляться. «Московский патриархат своим крестным ходом сильно напряг власть, а власть всегда нейтрализует тех, кто ее напрягает. Конечно, закрывать церковь никто не будет, но скажем образно: выставлять металлоискатели будут везде и по любому поводу». В УПЦ МП уверяют, что не боятся давления. «КП ведет агрессивную политику, захватывают наши церкви, люди это видят и отворачиваются от них», — говорит епископ Климент.

"Вести" следили за тем, как проходил Крестный ход УПЦ МП, а также поинтересовались мнение политологов о том, зачем отдельные политсилы создавали вокруг мероприятия такой ажиотаж.

Итоги Крестного хода. "Политики создали линии раскола там, где должно быть единение"