В начале февраля глава фракции "Гражданский актив Киева" в Киевраде Александр Пабат пострадал от взрыва салюта. Говорят, это был несчастный случай, который произошел прямо накануне назначения депутата главой Святошинской РГА. Пабат потерял один глаз, а за то, чтобы второй мог видеть, сейчас борются врачи. Как себя чувствует депутат, что на самом деле произошло с ним и каковы его планы на будущее, впервые после трагедии он рассказал в эксклюзивном интервью "Вестям".

— Александр, как вы себя чувствуете? Мы слышали, что недавно вы перенесли еще одну операцию по пересадке сетчатки. Что говорят врачи, есть ли надежда?

— Всего я перенес восемь операций, три из них — на глазе. У меня сейчас в лицевой части 38 металлических элементов. Да, недавно врачи в Германии пересадили сетчатку, сделали пластику века. Сейчас наступил самый сложный период — ждать и надеяться. Пока я не вижу ничего.

— Но говорили, что вы различаете свет, тени...

— Нет, я ничего не вижу, темнота. Только когда мне фонариком в глаз светят, вижу свет, и это дает надежду врачам. Но зато теперь мозги лучше работают — все чувствую. Сам хожу по улице, у меня есть специальная трость-ориентир. Купил себе часы с голосом: нажму кнопочку — и они говорят время. Пользуюсь гаджетами, у которых есть голосовая функция, — они читают мне электронную почту, а жена Иванна и мой референт зачитывают прессу. Депутат Гринюк (экс-родственник Леонида Черновецкого. — Авт) подарил аудиокниги. Кстати, советую Карнеги "Как перестать беспокоиться и начать жить".

— Когда все случилось, прозвучали две версии: то ли вы отмечали день рождения кого-то из детей и наклонились над не выстрелившей установкой, то ли вас куда-то позвали, а потом супруга нашла вас истекающим кровью возле ворот. Какая из версий правильная?

— Ни та, ни другая. Ни у кого в семье нет в феврале дня рождения. Ну я же не идиот, чтобы наклоняться над салютной установкой! Как все произошло, не буду рассказывать. Скажу только одно: скорее всего, все это было организовано извне.

— Вы хотите сказать, что это было подстроено?

— Я сказал то, что сказал. Судя по множеству сообщений о взрыве буквально на третий день, кто-то это готовил, может даже некрологи писал. Но я не буду мстить своим врагам. Меня спасла жена, она у меня золотая, даже платиновая. Все решили первые сорок минут, когда жена не растерялась, а четко действовала. Значит, Бог зачем-то оставил меня на этой земле. И я ему за это благодарен.

— Слышали, что вы сейчас и спортом занимаетесь?

— Да, я занимаюсь на тренажере спортивной ходьбой, тот же депутат Гринюк подарил мне эспандеры для кистей. Вернулся к работе. Занимаюсь Святошинским районом, несмотря на то, что я слепой, встречаюсь с общественностью, обобщаю их предложения для бюджета на следующий год. Веду приемы, недавно ко мне обратились роллеры, хотят территорию в парке для катания. Мы уже почти решили этот вопрос. Когда через шесть дней я вышел из медикаментозной комы, мне жена сразу сказала: "Ты что, хочешь быть, как овощ? А как же я, дети? Нет, я тебе этого не позволю!" И я взял себя в руки, сейчас работаю в несколько раз больше, чем раньше. Жалко только, что я не могу ездить на футбольные тренировки детей, потому что ничего не увижу. Скажу так: я не хочу жить прошлым — что случилось, то случилось.