Главный архитектор Киева: "Я рад скандалу вокруг Андреевского спуска"

Главный архитектор Киева: "Я рад скандалу вокруг Андреевского спуска"

Главный архитектор Киева Александр Свистунов рассказал «Вестям», что планирует менять в городе, как относится к творениям своего учителя Бабушкина и театру на Андреевском, а также о том, что собирается делать с Крещатиком.

— Александр Викторович, скандал вокруг Андреевского спуска продолжается. Так, глава департамента культуры КГГА Диана Попова заявила, что киевляне консервативные и воспринимают только подделки «под старину», что не соответствует мировым трендам, потому что нигде не бывают.

— Ситуация сложилась очень интересная, и я даже искренне рад.

— Рады скандалу?

— Я рад, что таким образом вскрылась проблематика в Киеве. Рад, что наконец-то проектанты, застройщики поймут, что нужно проходить всю процедуру, предусмотренную законом, от начала до конца, что невозможно двигаться дальше, если мы не будем учитывать мнение киевлян или вообще общественности. И особенно в таких резонансных местах, как Андреевский спуск. Потому что раньше, когда в департаменте были все полномочия, мы проводили градсоветы, проходили общественные слушания, где авторы проектов должны были рассказать о своих идеях, показать, объяснить и доказать профессионалам, что проект не только соответствует всем нормам, но и не навредит городской среде. Сегодня градсовет, увы, носит лишь рекомендательный характер.

— То есть скандал не стал неожиданностью? Когда вы ознакомились с проектом?

— В августе 2015 года проходил Градсовет, где был представлен проект Театра. К проекту был сделан ряд замечаний.

— К тому времени проектом стал заниматься «Рошен»?

— Да, показывали эту архитектуру, эти фасады. Все согласились, что масштаб по фасадной части, выполненной в старинном кирпиче, может оставаться таким. Он по своим пропорциям и объемам соответствовал Андреевскому спуску. Но у всех вызывала сомнения верхняя часть этого объема. Речь шла, чтобы изменить методы завершения этого объема. Также было рекомендовано провести общественные слушания, чтобы снять общественное напряжение и повторно пройти градостроительный совет.

— Но автор проекта театра Олег Дроздов говорит, что ему его утвердил «Рошен».

— Меня как киевлянина возмущает одно: нельзя заходить в город, не посоветовавшись с людьми и с профессионалами. У меня большая проектная практика за плечами, и я пережил достаточно непростых моментов с разными объектами. Поэтому я знаю, что все начинается с того, что выходишь, доказываешь общественности свою правоту. Ни разу я не говорил: «А я так вижу». Есть критерии работы архитектора.

— Почему, на ваш взгляд, у бизнеса и политиков такой интерес к Андреевскому спуску?

— Это интерес не только к Андреевскому, а вообще к историческому центру. Абсолютно все хотят, чтобы их инвестиции и вложения были максимально в исторической части города.

— Так называемые понты для приезжих?

— Да. Но мы в этом не уникальны — и за границей так же. Лондон, Париж, Вена — в центре стоят стекляшки. Можно назвать преемственностью поколений, а можно — желанием выделиться.

— На Андреевском много домов исторической застройки в полуразрушенном состоянии. При этом часть из них — в частной собственности. У местных жителей складывается впечатление, что их умышленно разрушают, чтобы снести, а потом построить новый объект. Какие меры вы как главный архитектор намерены предпринять, чтобы сохранить исторический облик легендарной улицы?

— Это общая тенденция не только Андреевского, но и всех домов в центре, которые были взяты частными структурами на реконструкцию. Без историко-архитектурного опорного плана, в котором будут определены исторические зоны, статусы зданий, все будет оставаться в таком состоянии.

— То есть вы намерены принять документ, который защитит остатки нашего исторического наследия и поможет наказывать нарушителей?

— Да. Документ, над которым уже давно ведется работа, уже на выходе. Он даст определения, что является предметом охраны — здание, территория, какая-то усадьба, комплекс зданий. 2017 год должен стать для города знаковым. Надеюсь, будет принят историко-архитектурный опорный план, затем Генплан, создадим единые прозрачные условия для инвесторов и раз и навсегда защитим столицу от разрушений и хаотичной застройки. И главная цель — убрать ручное управление, возможность принимать решения по принципу «нравится» — «не нравится».

Фото: Константин Гришин/ "Вести"

— Но история последних лет показала, что нет никаких гарантий, что, несмотря на документы и запреты, не появится некий «Балабан», который плевать на них хотел и если решил сделать надстройку под самым носом у мэрии, то сделает, как в Доме профсоюзов.

— Но город настроен решительно и выполняет данные обещания, и ведь снесли же, хотя это длинная история, до сих пор идут суды.

— Вы тоже строили в центре, и без скандала не обошлось. Один из ваших проектов — отель «Интерконтиненталь» — в буферной зоне Софии. Вам ничего тогда не говорили?

— На тот момент построить в центре Киева такой объект было сумасшедшим экспериментом. Все эти фасады обсуждались со всеми возможными институтами, плюс впервые в Киеве появился минус третий этаж. Это сегодня таким не удивишь, а тогда было экспериментальное строительство. В чем только нас не обвиняли. Но мы все фасады согласовывали с органами охраны культурного наследия. Я работал исключительно в том правовом поле, которое мне позволил Киев.

— «Интерконтиненталь» вы делали в достаточно юном возрасте. Протекция бывшего главного архитектора Сергея Бабушкина, в мастерской которого вы работали?

— Мне правда повезло с учителями: в институте им был бывший главный архитектор Киева Валентин Ежов, а в студенческие годы я начал работать с тогда главным архитектором Бабушкиным. У меня на сегодня 20 лет архитектурной деятельности. Хорошие учителя попадались и дальше. Например, я попал в проект «Укрреставрации» — реконструкция здания Премьер-Паласа, мы три года им занимались. Когда мы зашли на объект, там стена со стороны ул. Пушкинской была, как во время войны. Киевляне уже не помнят, наверное.

— Помнят. Здания отеля и ресторана «Украина», которые там были, имели свой неповторимый колорит и шарм старого Киева. Ну и этаж достроили.

— Да мы ни один фасад не разрушили. Только укрепили все фасады. Все бережно относились к городской среде.

— Но при этом ваш учитель Сергей Бабушкин запомнился домом-монстром на ул. Грушевского, затмившим Лавру, стекляшками на Майдане, которые ему не могут простить уже 15 лет. А как вы относитесь к его проектам?

— Хоть я и не причастен к этим объектам, но для меня это тоже уроки. А кто прав, были ли это градостроительные ошибки, фотографируются ли на фоне этих зданий люди — все это покажет время. Чтобы вы понимали, для меня не важны имена, для меня важны городская среда и объекты, которые вписались или не вписались. В архитектуре, как в медицине, главное — не навредить.

— Некоторые ваши проекты тоже сопровождали скандалы, например, ТРЦ на Осокорках, где дошло до столкновений и кровопролития.

— Этот объект мне как раз показал, что нужно доверять своей интуиции. Ведь заказчик всегда хочет все побольше. Изначально там было запроектировано трехэтажное строение, а впоследствии я убедил, что в той среде может быть здание только меньшей этажности.

— Но потом скандал замялся, правда, заказчику это стоило места в списке в Киевраду провластной силы. Как и пока улеглась ситуация вокруг ТРЦ на «Героев Днепра». А сколько вообще стоит замять архитектурный скандал?

— Не знаю, не сталкивался.

— Вам как главному архитектору предлагали когда-нибудь взятку?

— Нет.

— Слишком мало времени прошло?

— А дело не во времени. Желание у людей не возникает. Так и напишите: Свистунову взятки не предлагать. Я за другим сюда пришел — защищать городскую среду и определить правила игры для застройщиков.

— А каким вы видите будущее Крещатика? Будут ли реализованы проекты победителей Международного конкурса по реконструкции Майдана и увековечивании событий 2014 года? Что будете делать с Домом профсоюзов?

— Улица Крещатик не просто улица Киева. Это главная улица страны, Майдан — главная площадь страны. И было бы странно и неправильно, что, заняв должность главного архитектора города, я бы вдруг встал и заявил: «А давайте снесем эти стекляшки, они не вписываются в дизайн Майдана, а давайте уберем стелу, вернем фонтаны». Я должен услышать месседжи общества.

— Вы говорите, что вся Украина должна определять, как должны выглядеть Майдан, Институтская. Но процесс декоммунизации, инициированный Минкультом, в итоге превратился в буффонаду.

— Мне кажется, что мы напоминаем с вами людей, которые едут в купе и вываливают друг другу все, что у них накипело.

— Просто, на мой взгляд, у главы департамента, отвечающего за городскую среду, должны быть свое мнение и видение.

— У каждого есть свой функционал, и вопросами духовными у нас занимается Минкульт, департамент культуры. Есть интернет-голосование, где киевляне могут выразить свою позицию. А я как киевлянин обязательно приму участие в таком обсуждении.

 Подписывайтесь на самые свежие и актуальные новости на канале "Вестей" в Telegram

Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram, Viber, Twitter, Facebook, Instagram и YouTube, чтобы первыми получать информацию обо всех важных событиях страны и мира.

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...