Отец брошенной на остановке «Чабаны» 2-летней Кати Коржук поехал в свое село на Кировоградщине оформлять документы. Ему не хватило четырех справок — характеристики из сельсовета, справки о доходах, об инвалидности и состоянии здоровья, ведь мама Алены рассказала нам, что Евгений болен туберкулезом.

Спаситель Бездомный всю ночь грел на кладбище брошенную под Киевом девочку

«Если он привезет все документы, соберем комиссию и примем решение о передаче Кати отцу», — сказала руководитель службы по делам детей Киево-Святошинского района Мария Кубарская.

Сам отец вчера весь день сдавал анализы и проходил медосмотры.

А в сельсовете ему дали положительную характеристику. «Мы ходили к нему домой, хорошая семья. У них такое хозяйство, что не каждый в селе смог бы осилить. 20 соток огорода и еще девять гектаров земли за селом. Работы в селе нет, но Евгений на всех посевных и временных работах зарабатывал. Пьет он, как и все, а мама — по праздникам. Болезнь свою он залечил. Я и соседей всех опросил, не обижал ли он ребенка. Кате с отцом будет хорошо, в садик поможем оформить. И смотреть за ними будем. А мама Алена часто уходила в загулы, месяцами не появлялась», — сказал нам сельский голова Олег Мельничук.

Фотогалерея "Вестей" Бездомный приютил на кладбище дочь проститутки

В сельсовете села Чапаевка, где живет мама Алены, Надежда Стогний (и некоторое время сама Алена с мужем и Катей), говорят, что ребенка нельзя отдавать родственникам. «Бабушка вырастила троих детей благодаря мужу. В последнее время выпивает. А к Катюше с первого дня мы прикрепили соцработника, потому что за девочкой никто не смотрел. Но они с мужем сбежали на Кировоградщину», — сказала нам сельский голова Оксана Цюпа.

Из жизни Бросившая ребенка мать-проститутка рассказала слезную историю своей жизни

Надежда Стогний говорит, что ей иногда звонит какая-то женщина. Говорит, что Алена у них. «Вчера сказали, что она просила у меня прощения, но поговорить с ней не дали», — сказала нам мама Алены.

А сестра Наталья уверена — ребенка нужно оставить с мамой: «Какая бы Алена не была, но она мать. Мы когда приезжали к Катюше, она взяла мой телефон и стала в трубку кричать: «Але, мама, слухай!» Очень надеюсь, что Алена опомнится».