У меня не было опыта Оранжевой революции, и ночевка представлялась чем-то средним между командировкой в горячую точку и походом с посиделками возле костра. В 22:30 на Европейской установили палатки. «Их здесь около 20. Но вряд ли кто-то будет в них спать — даже настил не делают. В любой момент их снесут», — просвещает пенсионер Андрей, у которого из пакета торчат теплые носки. На всех малых архитектурных формах — бумажки с надписями: «Львовская область», «Фастов», «Днепропетровск», «Горловка». Больше всего народа возле палатки «Свободы» — здесь угощают бутербродами и чаем.

ЛЕТАЮЩИЙ ГАЗОН И ЧУДО-КАСКИ

От еды митингующих отвлекли крики: «Уходим! Идет «Беркут»!» Отряд в шлемах стеной передвигается по направлению к Европейской площади, а перед ним — кучка народа с Майдана. Потасовка списана с хроники погромов во Франции. Летали каски беркутовцев и куски ноябрьской травы — газон обрывали сторонники евроинтеграции. Спецназ решил освободить проезжую часть от митингующих. В конце концов на площадь вышел Луценко и призвал всех отойти к палаткам. После этого час ждем нового наступления.

С 23:00 микрофон оккупируют политики. Яценюк всех благодарит, свободовец Левченко агитирует за себя красивого как за кандидата по 223-му округу. Толпа внимательно слушает только студента — он советует набирать бутылки с водой в ресторанах и обливать беркутовцев. Ситуация изменилась часам к двум ночи — ополченцы начинают знакомиться. «Я привез с собой из Мелитополя два флага — Украины и ЕС», — говорит нам 50-летний Олег и одновременно протягивает печенье.

РУСЛАНА И НОВАЯ ПАРАСКА

К трем ночи начинается дождь — все прячутся в палатках, куда сносят ящики. Гонцы отправляются в круглосуточный магазин за колбасой и сыром, моют руки в лужах на парапетах и затевают разговоры о жизни. «Я учусь в Чехии, а вообще родом из Львова. В Киев приехал специально — посмотреть на Майдан, но меня не впечатлило. Мама думает, что я в Праге. Конечно, там люди живут намного лучше — у меня вот свой тренажерный зал есть, а папа — полковник СБУ», — говорит 19-летний Павел.

Оживила собрание певица Руслана, которая затянула гимн. «Я не поеду сегодня домой, — говорит она. — Там мне делать нечего. Это будет золотая ночь». Певица не на сцене, а в кругу поклонников в громкоговоритель поет народные песни. Блаженного вида бабушка танцует около певицы. «Я пришла сюда пешком из Городенки! Это Ивано-Франковская область. Шла целую неделю и останавливалась ночевать у незнакомых людей. Обратно, наверное, тоже пойду пешком, а здесь пробуду, сколько получится», — рассказывает бабушка-кандидат в новые «бабы Параски» и в промежутках целует всех подряд.

Руслана на Евромайдане. Фото: А. Бойко, "Вести"

ДОЖДЬ РАЗОГНАЛ ПРОТЕСТ

Дождь становится все сильнее — и толпа растворяется. В какой-то момент евромайдановцев становится всего около двух сотен — часть из них мигрирует между Европейской площадью и Майданом. В 5:30 утра, когда сил уже ни у кого нет, а впереди утренний поход на Кабмин, из тумана появляются автобусы с «Беркутом» — они едут на Майдан. Беркутовцы с металлическими заслонами методично оцепляют поющих людей. Со стороны это напоминает кадры из «Гарри Поттера» — спецназ в шлемах похож на дементоров-духов.

Часть людей на Майдане готовится к оцеплению и говорит, что будет стоять до последнего, а часть бежит на Европейскую площадь: «Они оцепят Майдан, чтобы, когда они будут разгонять палаточный городок, мы не смогли помочь тем, кто там ночует», — говорят они. Полчаса оцепления кажутся вечностью, а потом две трети беркутовцев садятся в автобусы и уезжают. Практически одновременно наступает рассвет. Страхи ночи как рукой сняло. Ведь многие не верили, что «Беркут» даст им простоять хотя бы одну ночь.