Дорожные службы утверждают, что с первым серьезным снегом справились на отлично. Мол, и снегопад был слабый, и машины были готовы. «Вести» побывали на базе Дорожно-эксплуатационного управления Шевченковского района на ул. Бакинской, 35, которое среди прочего обслуживает ключевые улицы центра Киева, и посмотрели, как выглядит борьба со снегом изнутри.

«МАЖОРНЫЕ» УЛИЦЫ

База расположена в глухой промзоне, путь к которой ведет по избитой колдобинами дороге. На территории еще хуже — здесь вместо проезжей части месиво из песка. Нас встречает Трофимыч — мастер управления Владимир Улашенко. Снег хлещет по щекам и залетает во все дыры, но старожил базы говорит, что это ерунда. «Это не снегопад, а мелкий снежок. К тому же он падает и сразу тает», — говорит он. «Но ведь с утра город стал в пробках!» — парируем мы. «Так ведь пробки и без снега бывают. Вот если бы сегодня был мороз 15 градусов, было бы намного хуже», — сказал мастер. Он пообещал, что, даже если снег будет падать и ночью, к утру дороги будут чистыми.

Фотогалерея Киевляне провели день в борьбе со снежной стихией

Заходим в ангар, в котором хранятся 800 тонн соли — огромная гора высотой метров пять. «Расходится слишком быстро, нужно в два раза больше соли», — комментирует мастер. На вид она такая же, что стоит в пачках на каждой кухне. Но мягкая на ощупь и без комков. Достигается это благодаря обработке химраствором, так что использовать ее для приготовления пищи нельзя. «Соль мы с помощью бульдозера на уличной площадке смешиваем с песком в нужных пропорциях. Например, на 300 тонн песка идет 20 тонн соли», — рассказывает Трофимыч и выводит на улицу к еще большей куче. К ней то и дело подъезжает трактор, зачерпывает ковшом и насыпает смесь в МАЗ, который уезжает посыпать улицы. «В этой куче — смеси для тротуаров и дорог. Отличаются процентом соли. Для тротуаров — 3%, а для проезжей части — 8–10%. Есть еще гремучая смесь с 25-процентным содержанием. Ей посыпают дороги, где снег укатался или дорога замерзла из-за прорыва трубы. А вот чистая соль используется для экстренной посыпки Крещатика, Банковой и других центральных улиц», — рассказывает Улашенко. Он говорит, что все улицы разбиты по категориям. «Первая — это, например, Банковая, Крещатик, бульвар Шевченко. Их надо чистить в первую очередь», — говорит он. Вторая — все остальные, третья — дворовые проезды, тротуары. Правда, сейчас из-за митингов полноценно работать там нельзя. Поэтому используют небольшие тракторы.

САМИ СДЕЛАЛИ БУЛЬДОЗЕР

Сейчас дорожные управления перешли на круглосуточный режим работы. «Каждый водитель имеет свою карту, по которой он понимает, куда нужно ехать. Иногда ситуация путается, когда машина ломается или кто-то не вышел на работу. Тогда на помощь приходят дежурные», — рассказывает Владимир Улашенко. Все сотрудники отогреваются в теплой двухэтажной бытовке. Внутри в полутьме стоят кровати на пружинах с древними матрацами, телевизор показывает Евромайдан, а в глубине комнаты расположен вход на залитую светом скромную кухоньку. Обстановка вроде бы не располагает к ударному труду, но мастер говорит, что всего хватает. «Электричество, плита, холодильник есть. Все работает! Нам, работягам, с головой», — уверяют мужики.

Предыстория Потери первого снежного коллапса в Киеве

Владимир Трофимович знакомит с удивительным сотрудником — Виктором. Оказывается, бульдозер, с помощью которого смешивают соль с песком, сделал этот человек. «У нас стоял сломанный Т-130. Считай, кусок металла. Я за месяц переделал мотор, ходовую, задний мост. Когда в марте был большой снег, чистили им улицы — Телиги, Ольжича, Грекова, Берлинского, Черновола, Дорогожицкую, Мельникова», — говорит местный Кулибин. А Трофимыч добавляет, что именно таких машин не хватает Киеву. Еще работники жалуются, что мало помогает ГАИ. Если в советское время во время больших снегопадов колонну тяжелой техники и посыпочные машины сопровождал патруль с мигалками, то сейчас проезду мешают припаркованные на обочинах машины. И никто не штрафует водителей. «Да и город как-то организованнее был. На уборку снега выходили целыми предприятиями, а сейчас не помогают», — говорит Владимир Трофимович.