«Вести» в среду как раз застали визит сотрудников СЭС в КГГА, которые проводили дезинфекцию всех помещений — от колонного зала до ступенек и входа. Полы заливали специальной жидкостью.

«Проводим дезинфекцию уже второй раз. Препарат покрывает пол тонкой пленкой, которая держится 10 дней, но мы пришли через пять, потому что тут очень большой поток людей. Убивает все бактерии», — рассказала нам санврач.

«Да, мы их специально пригласили, заплатили за работу из пожертвованных денег, — объясняет ответственный за санитарное состояние КГГА и медицину депутат от УДАРа Андрей Странников. — Сейчас мы думаем над тем, чтобы обрабатывать не только поверхности, но и одежду, которая собирается в пунктах приема. Но это делается в специальных камерах. Проблема в том, что пока нет возможности вывезти все это из-за заблокированных дорог».

Пол покрывают тонким слоем специального средства. Фото: В. Веремий, "Вести"

По его словам, госпитализирован из КГГА был всего один человек — с бронхитом, также люди заболевают ОРВИ, но ни туберкулеза, ни гриппа тут не было. «Мы людям ежедневно выдаем по нескольку тонн теплой одежды. Сейчас в КГГА собралось около трех тонн одеял, свитеров, белья, рукавичек, шапок. Все приносят люди, а мы уже отбираем, что можно давать, а что нет. Для обуви используем дезинфицирующие спреи. Для гигиены выдаем шампуни, мыло, даже зубные щетки и пасты, всех водим в баню — за это ответственный отдельный человек, который составляет списки», — рассказывает нам 20-летний студент-транспортник Владимир Присяжный, который в КГГА отвечает за теплую одежду и гигиену. Его друзья пострадали во время разгона студенческого Майдана, с тех пор он тут каждый день.

ЗАШИВАЮТ ГОЛОВЫ И ИСПОЛЬЗУЮТ СУ ДЖОК

Медпункт в КГГА теперь занимает большую часть колонного зала. Сами врачи признаются, что вчерашний день был для них самым сложным — мало того, что здание собирались брать штурмом, так с улицы приходили пострадавшие защитники. «У нас наготове две кушетки для больных, было еще место для кардиограммы, но там сидели медики скорой, а когда ночью начался штурм, они исчезли вместе с аппаратурой. После штурма пришлось двоим мужчинам накладывать швы — были разбиты головы», — говорит хирург, 62-летний Алексей Иванович. Он приехал из Винницкой области еще 1 декабря (там работал в облбольнице до ухода на пенсию) и с тех пор каждый день заступает на смену в 9:00, а уходит в 21:00. «У нас две смены по девять человек тут работает. Кроме нас есть еще волонтеры, которым выдаем медикаменты, и они идут в люди, оказывают им на улице помощь. Когда все раздадут, возвращаются, греются, а потом снова идут на улицу», — делится с нами другой медик, 68-летний профессор из Луцка Александр Харченко, который практикует Су Джок-медицину. «У меня тут пункт помощи от боли. Я знаю точки на руке, на которые нужно нажать, и боль исчезает. Я семь книг об этом написал», — говорит профессор и демонстрирует нам книгу учета пациентов и отзывов, в которых люди пишут благодарности. Просмотр книги прервал парень, прокричавший в микрофон: «Уважаемые, у нас появилась новая услуга — евромассаж для всех, кто хочет немного расслабиться. Буду работать в углу с медиками». Оказалось, это обычный массаж, который просто решили назвать в духе времени.

Еды для митингующих в мэрии достаточно, кроме того в КГГА собралось около трех тонн одеял, свитеров и шапок. Фото: В. Веремий, "Вести"

БОМБОУБЕЖИЩЕ В МЭРИИ

Могут ли силовики попасть в здание мэрии тайными подземными ходами? Как выяснилось, нет. В этом нас заверил экс-мэр столицы Александр Омельченко. А вот укрыться от нападений в мэрии вполне возможно. Оказывается, под администрацией на Крещатике, 36, есть бомбоубежище на 1100–1200 человек на случай воздушного нападения, которое соорудили еще в 1946–52 годах. После войны в каждом админздании и жилых домах обязательно были запроектированы такие помещения. «При мне подвал поддерживался в хорошем состоянии — делали косметический ремонт, побелку. В свое время туда были заведены инженерные коммуникации и телефонная связь. Мебели никакой нет — просто голые стены. Попасть в него можно изнутри здания — спуститься в правом или левом крыле по ступенькам. Переходов в метро или на улицу нет. Ключи были у руководителя предприятия «Хозкомобслуживание». У кого они сейчас, я не знаю», — рассказал «Вестям» Омельченко.