Очередное народное вече на Майдане, совпавшее с праздником Крещения, переросло в массовые беспорядки. Радикальная часть протестующих атаковала кордоны милиции и внутренних войск, преграждавших путь к Верховной Раде и Кабмину. Лидеры оппозиции пытались остановить нападавших, но тщетно...

Народное вече вчера не задалось с самого утра. Во-первых, пришло не так много народа, как ожидалось после принятия скандального пакета законов. Было, по разным данным, от 20 до 80 тысяч. Многие из них пришли с корзинками и кастрюлями на головах. «Это знак протеста против тех законов, которые запрещают украинцам носить защитные каски», — сказала нам студентка Лиза. Во-вторых, накануне были ожидания, что вожди оппозиции наконец-то предложат план, ведущий к победе, или хотя бы определятся с единым лидером. Однако эти надежды оказались напрасными.

Главный ударовец Виталий Кличко снова заговорил о внеочередных выборах президента и призвал милицию перейти на сторону митингующих. А когда он сказал, что в понедельник соберется фракция и примет решение, народ засвистел от разочарования. Также свистели и кричали «Ганьба!» во время выступления Тягнибока и Яценюка, которые были не намного более конкретными (из идей — создание отрядов народной самообороны и альтернативных органов управления и разработка новой Конституции).

Время от времени площадь скандировала: «Ли-де-ра!» (то есть требовала определиться с единым вождем, впрочем сторонники «Батькивщины» и «Свободы» говорили, что эти «кричалки» запустили ударовцы). И о лидере было-таки сказано. «А теперь о лидере, — на этих словах Яценюка Майдан буквально затих. — У нас есть единый лидер... Это украинский народ!» Такой ответ явно пришелся не по душе людям. В толпе начали недовольно свистеть. «Снова одно и то же! Одни пустые разговоры! Да сколько все это может продолжаться?!» — уже намного громче стали кричать люди с площади.

ВОЙНА В ЦЕНТРЕ КИЕВА

В общем и целом после завершения митинга народ уходил разочарованным и раздраженным. «Фейсбук» пестрел комментариями об «импотентах-вождях» и о «предателях Майдана». Революционная душа требовала выхода негативным эмоциям. И этот выход она получила. По полной программе...

Фото: В. Бородин, "Вести"

Толпа молодчиков, одетых в камуфляжную форму, в лыжных масках, у многих в руках были палки, биты и даже топоры, направилась к Раде. Среди них было много школьников лет 15–16. Это была радикальная организация «Правый сектор» (ранее «Правый сектор» обвиняли в том, что именно он начал штурм здания Администрации президента 1 декабря). Возле стадиона «Динамо» на улице Грушевского им преградил путь кордон внутренних войск и «Беркута».

В милицию тут же полетели камни и файера (а чуть позже и коктейли Молотова), а спецназовцев и бойцов ВВ начали бить палками с криками «Слава нации, смерть врагам!» и «Бей мусоров!». Милиция долгое время лишь защищалась щитами, не предпринимая активных действий в ответ. И лишь после того как протестующие захватили один из автобусов и поехали на нем на таран, был пущен слезоточивый газ и полетели светошумовые гранаты.

Фото: В. Бородин, "Вести"

На место событий прибыл Виталий Кличко, который призвал активистов не устраивать столкновения с милицией, так как это дискредитирует протест (о том же, но с трибуны Майдана заявили и Яценюк, и Тягнибок). Но Виталия освистали, обложили матом и забрызгали из порошкового огнетушителя. Побоище же с небольшими перерывами продолжилось. Протестующие жгли и переворачивали машины и автобусы (чтобы погасить пожар, милиция применила водометы), кидали в спецназ камни и коктейли Молотова, от которых спецназовцы горели. Те отвечали им слезоточивым газом и светошумовыми гранатами. Нескольких милиционеров выдернули в толпу и жестоко избили.

ЧП ИЛИ ПЕРЕГОВОРЫ?

В общем все напоминало события 1 декабря около здания Администрации президента. Только тогда, простояв пару часов под ударами митингующих, спецназ перешел в наступление, рассеяв толпу, после чего оппозиция и Запад обвинили власть в неадекватном применении силы и избиении «мирных протестующих». Вероятно, из-за этого сейчас милиции был дан приказ не идти в атаку, а лишь отбиваться от штурмовиков, держа оборону. Что она до поздней ночи и делала.

Фото: В. Бородин, "Вести"

Прошел слух, что власти намерены ввести чрезвычайное положение и разогнать Майдан. Однако вечером к президенту Виктору Януковичу поехал Кличко. После встречи он заявил, что власть готова к переговорам. О том же сказал со сцены Яценюк, добавивший, что ему звонил сам Янукович. Впрочем, на демонстрантов, атаковавших «Беркут», слова «лидеров Майдана» не возымели никакого действия. Бойня, к моменту сдачи номера в печать, продолжалась.

Фото: В. Бородин, "Вести"

ЖЕРТВЫ

Жертвами беспорядков, по состоянию на 23:00, стало около 70 силовиков (12 госпитализированы с тяжелыми травмами). В больницы обратилось около 40 митингующих, а также несколько журналистов. Самые тяжелые травмы были от светошумовых гранат, осколки которых ранили людей. Одному человеку, который пытался взять ее в руки, граната оторвала кисть. Очень серьезную травму получил и журналист «Вестей» Вячеслав Веремий, выполнявший редакционное задание по освещению акции. У него осколками ранены глаз (требуется операция) и левая рука...

Фото: В. Бородин, "Вести"

День, когда изменился Майдан

Вчерашний день может стать началом конца Евромайдана в своем прежнем виде. На вече лидеров оппозиции народ освистывал за то, что те не предложили никакой внятной стратегии действий и даже не определились, кто из них главный. А затем националисты из «Правого сектора» вместе с несколькими тысячами митингующих напали на кордоны Внутренних войск и «Беркут», избивали их палками, подожгли автобус и кричали матом на Виталия Кличко, который пытался их успокоить. Этот беспредел стал логичным завершением вчерашнего дня — протестующие разочарованы в своих лидерах и все больше влияние приобретают радикалы. В итоге ситуация выходит из-под контроля.

Понятно, что так дальше продолжаться не может. На многих мирных сторонников акций протеста вид боевиков, которые нападают на милицию, действует отталкивающе и побуждает их держаться от митингов подальше. Да и сам Евромайдан из способа мобилизации сторонников оппозиции превращается в инструмент дискредитации ее лидеров. Для последних действительно нет смысла выступать каждое воскресенье под свист и оскорбления и потом бессильно наблюдать за беспорядками, которые устраивают радикалы и которые сами по себе могут служить прекрасной рекламой необходимости принятия жестких законов, запрещающих на митингах закрывать лица и проносить файера.

Что теперь будет с Майданом, пока сказать трудно. Но очевидно, что такие события как вчерашние, подрывают силу протестного движения и все сильнее погружают его во внутренние разборки и в отпугивающий обычных людей радикализм.