«Вести» побывали по другую сторону баррикад на улице Грушевского — на стороне силовиков. Чтобы туда попасть, получаем в милиции разрешение. Идем вдоль улицы со стороны Кабмина. По бокам стоят автобусы и скорые, все время проходят отряды «Беркута» и внутренних войск, чтобы поменяться сменами с коллегами возле стадиона «Динамо». Подходим вплотную к кордону, там пока все спокойно. Митингующих сдерживают три ряда солдат внутренних войск (ВВ), за ними сразу стоят в пятнистой форме отряды спецподразделения «Беркут».

Между силовиками расставлены огнетушители, чтобы сразу потушить пожар, если в них снова полетят «коктейли Молотова». «Что новенького?» — интересуюсь у одного из ВВ-шников. «С народом общаемся, вот священники приходили, молились. Сейчас песнями «Океана Эльзы» развлекают нас», — немного стесняясь, говорит парень. За его спиной недалеко стоит огромная махина. Оказывается, это и есть тот самый водомет, которым тушили горящие автобусы 19 января.

Как нам рассказали, его не могут применять, когда на улице мороз, так как трубы могут замерзнуть, и техника испортится. Но, когда активисты подожгли автобусы, пожарные долго не могли подобраться к месту, а потом выяснилось, что в гидрантах низкое давление. И пришлось включать водомет. Вдоль кордона ходит один из беркутовцев и снимает народ на видеорегистратор, что установлен на длинной ручке.

«Метров 10 захватывает, — говорит «оператор» в форме. — От наказания никто не уйдет». Ему подсказывают его коллеги: «Вон там сними, видишь, с битами ребята стоят?»

ПРИКАЗА РАЗГОНЯТЬ НЕ БЫЛО

На линии баррикад все время шумно — со стороны силовиков в мегафон временами предупреждают, что милиция может применять силу, если активисты подходят к ним ближе чем на три метра. А со стороны митингующих постоянно звучат призывы политиков переходить на их сторону: «Вам и вашим семьям мы гарантируем неприкосновенность». В ответ силовики начинают синхронно стучать щитами по брусчатке. Гул стоит такой, что и слова нельзя разобрать из громкоговорителя. «Зачем так делаем? Да надоедает это слушать весь день, — говорит Юрий, который работает в спецподразделении «Беркут» больше 10 лет. — За кого мы? За людей, но не за тех, кто бросает в нас «коктейли Молотова». После такого мы тем более никуда не отступим».

«Сейчас в интернете показывают, что, мол, мы стреляем в журналистов специально, — возмущается другой спецназовец. — Но мы даже не успеваем рассмотреть, есть ли среди толпы пресса или нет. Вот смотрите, в нашу сторону светят лазерами, это слепит нас. А когда забрасывают камнями и горючими смесями, отстреливаемся резиновыми пулями, не разбирая. Никто специально не целится в прессу».

Фото: В. Бородин

Становится все холоднее, силовики меняются сменами примерно раз в час. Чтобы согреться, нас приглашают внутрь кареты скорой помощи. Внутри нас встречает срочник Андрей — он пока отдыхает на кушетке. «Вчера было действительно много работы — едва успевали оказывать помощь нашим ребятам. Пацанов приносили с разбитыми головами, переломанными руками и ногами, с жуткими ожогами... Мама волнуется, только сегодня пять раз позвонила, чтобы узнать, все ли со мной в порядке, — говорит Андрей. — Я в войсках — и года не будет, с весны. Дальше в СБУ хочу пойти».

В неофициальных беседах силовики говорят, что приказов разгонять толпу до сих пор не получали.

Фото: В. Бородин

«Мы только сдерживаем людей, чтобы не шли громить Верховную Раду. Хотя 19 января у нас было все, чтобы мы разогнали быстро толпу, но мы стали применять силу, только когда уже жизням ребят стала угрожать опасность, — говорит нам подполковник ВВ Сергей Чижевский. — Когда кто-то из наших бывает за границей по обмену опытом, всегда приходится выслушивать от коллег уйму возмущения, мол, почему мы не применяем силу против толпы, как они. Французы называют нас дикарями, говорят, что у нас должны быть сильные нервы. Ведь за границей не терпят, когда им в лицо кричат непристойности и провоцируют. Мы же даже светошумовые гранаты не можем просто так начать применять, чтобы разогнать или усмирить народ. Чтобы применить хоть одну гранату, нужно отдать приказ в письменном виде. Так было и 19 января».

Следите за новостями Побоище на Грушевского. 22 января. Хроника событий

Кликните по изображению для увеличение

Как себя вести пострадавшим в беспорядках:

Если вы пострадали

«Если гражданин Украины пострадал, он должен обратиться в больницу для оказания помощи. Он может не называть себя. По Конституции медики обязаны оказать помощь, даже если человек не называет своего имени, фамилии и места жительства. Но медики, в свою очередь, обязаны сообщить о травме, которая не является природной. Так что работники милиции могут все равно прийти. Если человек не чувствует за собой никаких нарушений, то пусть смело называет свои данные и просит приехать милицию, чтобы зафиксировали факт и провели проверку. Найти виновных тут очень сложно, но в любом случае можно подать в суд на МВД и попытаться через суд получить материальную компенсацию», — советует правозащитник Эдуард Багиров. Подробнее...