Привычный ритм жизни обитателей домов на улицах Институтской, Грушевского, Липской, Шелковичной вчера резко изменился — они оказались в эпицентре боевых действий. Многие не могли дождаться врача, сходить в магазин за покупками и просто выгулять собаку. А в их подъездах поселились силовики и появились лазареты с ранеными.

СЧИТАЛИ ГРАНАТЫ

Корреспонденты «Вестей» общались с жителями прямо во время столкновений, поэтому взрывы и все действия обеих сторон мы слышали в «прямом эфире». «Ох! Опять шашка. Уже восемнадцатая! У меня вот развлечение такое — считать взрывы», — вскрикнула в трубку 77-летняя Лидия Ивановна, жительница дома №9 по Липской улице, и через секунду снова ойкает: во дворе рванула 19-я, а потом 20-я граната. Ее соседка Ольга Леонидовна живет в квартире, окна которой как раз выходят на зону боевых действий. «У меня все перед глазами. А началось все в полшестого утра. По домофону позвонили. Я спросила: «Кто там?» Молчание. Я думаю, раз молчат, я тоже буду молчать, и не открыла», — говорит пенсионерка. Из-за взрывов у нее в квартире треснуло стекло. «Оно старинное, не пластиковое. Сама я его не смогу отремонтировать. Не могу выйти пенсию получить в банке через дорогу. Я не боюсь — просто не пропускают. Запихнули меня назад в парадное. Мол, бабушка, идите домой!» — восклицает она.

Подробнее Киевская битва. Хроника событий​

Ростислав живет в доме напротив центрального офиса Партии регионов. Он наблюдал, как митингующие подожгли здание. «Сожгли флаги ПР и портрет Януковича. Долго шел черный дым из здания. Окна затянуты плотными жалюзи, поэтому, что внутри, не видно», — говорит он. Житель горько шутит, что вместо телевизора семья смотрит в окно. «ТВ дает новости с опозданием. А осаду мы выдержим. Запас еды есть. Мы же советские люди!» — говорит он.

ВРАЧИ НЕ ЕДУТ

Окна квартиры Елены Брониславовны с ул. Институтской, 16, тоже выходят на зону боевых действий. Женщина только вернулась из больницы, где лежала с воспалением легких. Вызвала врача, но медики отказались к ней ехать! «К счастью, вызов был не оперативный, так что переживем. Слава Богу, за продуктами сходил муж», — говорит она. «Дом дрожит. Полно шашек. Лично я даже боюсь в окно выглядывать», — шепчет в трубку жительница дома №12/5.

«Хотели в магазин сходить через дорогу, а его закрыли — остались без хлеба. Из дома выходить не хочется, но придется выгулять собаку. Иначе выть волком будет. Пойдем во внутренний двор. Правда, здесь пару часов назад сломали замок и калитку», — рассказал Михаил из дома на ул. Институтской, 16. По его словам, из-за событий в центре пришлось забрать дочь из школы. «Забрали после третьего урока, а не после пятого, как обычно», — говорит он.

В КОМПАНИИ «БЕРКУТА»

Ирина из дома №17/5 рассказывает о том, что видит из окна: «Это жесть. Врагу не пожелаешь. У меня онкология, должна была ехать на химиотерапию. Но вынуждена сидеть дома. Камни летают. Подъезд заблокирован. Особенно жутко было, когда горели армейские грузовики. Вся квартира в дыму. Выветриваться будет долго», — рассказала она.

Под окнами у киевлян разгорелись настоящие бои. Фото: С. Харченко, "Вести"

По ее словам, все время она и соседи проводили в компании «Беркута». «Они у нас в парадном фактически живут два месяца. Около 30 человек постоянно греются, обедают и спят — недавно обзавелись ковриками для йоги. В соседний магазин ходили и покупали себе конфеты и мандарины. Буквально переступаешь через них. Помню, открывала дверь и просила подвинуться», — рассказала она.

В ПОДЪЕЗДАХ БЫЛИ ЛАЗАРЕТЫ

После боев на Институтской можно было увидеть лужи крови. Валялись разбитые каски, удочки от флагов. Сиротливо стояли джипы с побитыми лобовыми стеклами, догорала одна машина на перекрестке перед парламентом. А из каждой подворотни выглядывали силовики.

Мимо по тротуарам волонтеры под руки ведут раненых митингующих, некоторых несут на носилках. У одного из них лицо закрыто каской. А сложенные руки мертвенно-зеленого цвета. Те, кто может, передвигаются сами. Раненые сидят прямо на бордюрах, а многие забились в подъезды элитных домов по соседству с высоткой во дворе Администрации президента. Там организованы полевые госпитали — людей перевязывают тут же на полу.

«Я врач. Прошу вас, не бейте и не калечьте людей, они такие же, как и вы. Не убивайте их, я вас прошу!» — обращается к милиционеру медик. «А мы шо, не украинцы?» — бурчит милиционер и уходит. По разобранной тротуарной плитке пытаются проехать четыре скорых. Один из медиков вышел на дорогу и махал, как регулировщик, руками. На перекрестке Институтской и Шелковичной в скорой находятся трое человек. Рядом на носилках просто на асфальте лежат двое мужчин. К ним медики подводят одного из беркутовцев, он еле идет, но следов побоев не видно. «Посадим его вперед», — говорят между собой врачи.

На улицах горели машины. Фото: С. Харченко, "Вести"

Через полчаса со дворов начинают выезжать дорогие «Лексусы», «БМВ» и «Мерседесы», некоторые с номерами «ВР». Машины по Шелковичной спускались к бул. Леси Украинки и там застревали в пробках.