То, что во вторник могут быть столкновения, было понятно еще с понедельника. Оппозиция настаивает на возврате к Конституции 2004 года, большинство в парламенте против. Майдан говорит, что надавит на депутатов мирным маршем во вторник с утра. И в случае отказа парламента поменять Конституцию, звучали угрозы идти на штурм Рады.

Следите за новостями Киевская битва. Хроника событий

Вероятно, в оппозиции считали, что такие угрозы как-то подействуют на парламентское большинство, оно испугается и проголосует как надо. Знали бы они, как это подействует на самом деле...

К событиям готовились и со стороны власти. В воскресенье из Одессы, Харькова, Донецка и Крыма в Киев выехало несколько десятков автобусов с группами бойцов и активистов для поддержки Антимайдана (те самые, которых называют «титушками»).

Первая полоса нашей газеты от 19 февраля 2014 года

«Едем в Киев. Нас 15 человек, дернули с постелей еще ночью, сказали, мол, собирайтесь — будем рвать на куски майдаунов», — скороговоркой сообщил мне важную новость утром в воскресенье знакомый тренер по рукопашному бою.

Созваниваюсь с ним в понедельник, узнаю, как дела. «Сидим на Банковой во дворе какого-то дома в автобусах под охраной «Беркута». Никуда не выпускают, выдали дубины и даже щиты. Никто из наших не боится, все рвутся в бой, нужно наказать фашистов по-взрослому», — говорит мой знакомый. И добавляет на прощание: «Ты завтра поосторожней будь. Менты все уже на боевом взводе, говорят, что порвут всех завтра, как тузик тряпку на лету. День будет беспощадный».

Утром во вторник колонна бойцов Майдана выдвигается к Раде. Иду вместе с ними. По приблизительным подсчетам, несколько десятков тысяч человек. Бойцы самообороны идут стройными рядами под аплодисменты обычных демонстрантов и выкрики: «Молодцы!» Вид у бойцов очень бравый, похоже, что самообороновцы идут воевать всерьез и надеются на победу. У многих в руках оружие: шестоперы, клевцы, кирки и даже топоры. У одного довольно странного демонстранта в шляпе с тирольским пером я мельком замечаю огромный тесак для рубки мяса, который он украдкой прячет за пазухой. В центре колонны с крыши мини-автобуса вещает в громкоговоритель комендант Майдана Андрей Парубий: «Мы мирная демонстрация, но если на нас нападут, мы всегда готовы дать отпор. Нужно показать власти, что нас нельзя победить. Слава Украине!» «Героям Слава!» — ревом откликается нескончаемая колонна.

Фото: А. Бойко

Первые же минуты после прибытия колонны в Мариинский парк начинаются с эксцесса. Отряд самых «оторванных» бойцов из Правого сектора взбирается на один из КамАЗов, перегородивших сквер, и сбрасывает оттуда нескольких солдат ВВ и гражданских активистов Антимайдана, почему-то облаченных в черную униформу. В КамАЗ забирается мужичок средних лет в бандане и камуфляже и споро заводит мотор грузовика. Под улюлюканье КамАЗ разворачивают, освобождая проход к рядам милиционеров с щитами. Однако братания и мирного общения не получается — в милицию летят кирпичи и камни. В ответ милиционеры метают свето-шумовые гранаты и... те же самые булыжники. Однако перебрасывание камнями и гранатами через час заканчивается, и я направляюсь в сторону Крещатика вниз по улице Институтской.

Однако спокойной прогулки не получается. На углу улиц Шелковичной и Институтской самообороновцы Майдана атакуют «Беркут» и бойцов ВВ, перегородивших подходы к Верховной Раде, где в это время оппозиция блокирует трибуну, безуспешно пытаясь склонить регионалов к голосованию за Конституцию. На стороне силовиков воюют и «титушки» (среди них где-то и мой знакомый), вооруженные трубами и камнями.

Но массированной и организованной атаки не получается. Довольно быстро бойцы Майдана превращаются в обычную толпу, беспорядочно закидывающую милиционеров камнями и коктейлями Молотова. Одну из машин митингующие начинают крошить битами и молотками — на передней панели кто-то увидел удостоверение служащего Кабмина. «Покрошим тачку подонка на окрошку!» — выкрикивает молодой парень в маске и начинает подпрыгивать на крыше новенькой «Хонды». Через минуту авто полностью разрушено и подожжено митингующими. Помимо него на углу Шелковичной и Институтской горит еще одно авто — чей-то «Деу Матиз».

Фото: В. Бородин

Веселье прерывает атака «Беркута»: милиционеры внезапно распадаются из построения «черепаха» и бегут к митингующим. Так повторяется несколько раз. Вскоре бойцы МВД переходят к атакам сверху. Восемь спецназовцев забрались на крышу и швыряют оттуда куски шифера на головы демонстрантам. При более пристальном взгляде внезапно понимаю, что милиционеры вооружены каким-то длинноствольным оружием, по виду винтовками. Время от времени милиционеры целятся куда-то в сторону Институтской и стреляют. Один из них привстает и показывает вниз неприличный жест, согнув в локте руку и сделав характерное движение обеими руками к себе. Внезапно спецназовцы прячутся за щитами — снизу их также... обстреливают.

Несколько парней в камуфляже целятся в милиционеров из винтовок со снайперскими прицелами. Однако звуки выстрелов выдают в оружии пневматику. Рядом стоящая девушка успокаивает: «Это наши пацаны из стрелкового клуба ментов обстреливают из «воздушек». А менты по нашим настоящими патронами стреляют».

Также со стороны правоохранителей нас поливает чем–то оранжево-ядовитым водомет. Жидкость явно приперчена — от нее жжет кожу и слезятся глаза. Но долго «позиционная война» не продолжается, милиционеры быстро перестраиваются и размахивая дубинками бегут в наступление.

Спецназовцы обрушивают перед собой целый ливень из газовых и свето-шумовых гранат. Несмотря на бравый вид, самообороновцы бегут сломя голову. Бегство тут же превращается в хаос — бегут все, и бойцы, и мирные демонстранты, и посторонние зеваки.

Вместе с другими беглецами прячусь во дворе дома на Институтской, 16. Однако спасения там мы не находим — подъезды наглухо закрыты на кодовые замки, а один из краев двора заканчивается шлагбаумом — там тоже милицейская охрана, какое-то госучреждение. Милиционер начальственно машет рукой, мол, убегайте, здесь вам убежища не найти. При мне несколько бойцов из самообороны выбрасывают на бегу дубинки и срывают каски с противогазами. К сожалению, на бегу я спотыкаюсь и падаю. Успеваю только спрятать под собой фотокамеру и свернуться клубком. Сверху на меня обрушивается град ударов дубинкой. Кто-то пытается вытащить фотокамеру, но я изо всех сил сопротивляюсь. Наконец-то мне удается уползти и даже подняться на ноги — милиционеры явно не стали меня добивать. Хромая, прохожу мимо нескольких избитых и стонущих людей. Среди них — перемазанный кровью старик и плачущая пожилая женщина.

Фото: Reuters

Вообще после зачистки на улице оставались десятки раненых — с разбитыми в кровь головами, переломанными руками и ногами, некоторые были без сознания. Некоторых продолжали беспощадно добивать силовики. У одного активиста беркутовец забрал боевое оружие. Возле станции метро «Крещатик» около 20 человек избитых лежали ничком на земле. «Девушка! Помогите!» — кричал один из пострадавших. Оказалось, мужчина оказался здесь случайно — приехал в офис по работе. Но зачистка произошла настолько быстро, что он не успел убежать…

Выбравшись на улицу Институтскую, внезапно понимаю, что я попал туда не в самое подходящее время — сверху по направлению к Крещатику вниз на митингующих вновь несутся в атаку милиционеры. Снова стихийное бегство, у ворот первой баррикады у Крещатика начинается давка. «Помогите! Умираю, больно!» — истошно кричит кто-то в толпе. Порвав куртку, выбираюсь на Майдан. «Там наших крошат в винегрет, все бегут. Спасения нет. Несколько трупов уже!» — по телефону возбужденно рассказывает пожилой самообороновец в разорванном бушлате. «Как же так! Нас же намного больше! А все, как зайцы, бегут от ментов», — сокрушается юный боец в камуфляже и со щитом.

Уже на Майдане я узнаю, что сегодня в Киеве впервые в истории было остановлено сообщение метро. А спецназ тем временем за 10 минут преодолел штурмом баррикады и загнал всех протестующих на Майдан. Правительственный квартал полностью зачищен, ближе к 18:00 был взят под контроль и Украинский дом (активисты из него ушли сами).

К 16:00 сообщается о пяти погибших — один силовик (с огнестрельным ранением), один сотрудник офиса Партии регионов (по одним данным, его забили протестующие во время попытки штурма офиса ПР на Липской, по другим — он задохнулся во время пожара), а также еще трое людей (один из них — гражданин Грузии).

Все ждали реакции властей на события. Нардепы-регионалы в кулуарах Рады предупреждали, что реакция будет очень жесткой — мол, оппозиция, пытаясь напугать парламент уличным протестом и продавить решение по Конституции, перешла черту, организовав массовые беспорядки, повлекшие гибель людей.

Реакция действительно последовала в виде жесткого совместного заявления глав МВД и СБУ: «Экстремисты из оппозиции перешли границу — они убивают на улицах столицы Украины ни в чем не повинных людей, издеваются над женщинами, жгут и подрывают дома и автомобили. При этом лидеры оппозиции по телефону осуществляют режиссуру этих преступлений. Их цель одна: даже ценой человеческой крови добраться до властных кресел. Предупреждаем горячие безответственные головы оппозиции: у власти есть силы, чтобы навести порядок. В случае, если в 18:00 бесчинства не прекратятся, мы будем обязаны навести порядок всеми средствами, предусмотренными законом».

Все восприняли это однозначно как подготовку к штурму Майдана. Тем паче что к нему уже двинули ряды спецназовцев с автоматами Калашникова, а в город въехали БТРы.

Но некоторое время ничего не происходило. Более того, появились сообщения со ссылкой на некие «источники», что в среду президент и лидеры оппозиции начнут переговоры о создании коалиционного правительства.

В 18:00 ничего не произошло. В 19:00 тоже. Но, как только все начали успокаиваться, ленты новостей взорвались — начался штурм. Это произошло около 20:00.

Фото: Reuters

«Уважаемые женщины и дети, покиньте территорию... Сейчас тут будет проводиться антитеррористическая операция», — объявили силовики в мегафон. После чего, забрасывая баррикады свето-шумовыми гранатами и поливая их водой из водометов, бойцы внутренних войск и «Беркут» атаковали позиции протестующих. Зашли с двух сторон — улицы Институтской и Европейской площади. Водометы разметали баррикады и самих протестующих. На Майдане вспыхнули палатки. Баррикаду на Европейской площади протаранил БТР. И тут же вспыхнул. Его забросали коктейлями Молотова.

«Они уже возле фонтана со скульптурами Кия, Щека, Хорива и Лыбеди. Стреляют травматами и жгут наши палатки. Мы отбиваемся. С нашей стороны много раненых — травмы глаз, ранения…» — кричит в трубку нардеп от «Свободы» Руслан Андрийко.

Штурм продолжился, и за час силовики оттеснили протестующих до самой площади Независимости, взяв самые дальние баррикады. Но затем наступление остановилось: мешал огонь, который быстро охватил палатки и баррикады. Он стал союзником протестующих.

— От Дома профсоюзов вдоль по Институтской до самой стелы Независимости создали огненную стену. Кидаем в нее все, что попадается под руку, — перекрикивая шум Майдана, сообщил один активист. — Раненых десятки. Относим их в Дом профсоюзов.

Около 22:00. Во время наступившего затишья поступили новости о том, что протестующие подожгли еще один БТР и водомет. Тем временем на Майдане создали живые цепи и укрепляют линию огня камнями, подкидывают шины. Загорелся Дом профсоюзов. Противостояние продолжается. С трибуны лидеры Майдана призывают стоять до конца.

К моменту сдачи номера в печать уже было объявлено о 15 погибших. Из них семеро силовиков.

Чем закончится бойня мы на момент сдачи номера в печать еще не знаем. Но ясно, что сегодня утром мы все проснулись в другой стране. В которой уже совсем иные понятия о жизни и смерти и ставки в борьбе уже тоже становятся совсем иные. Надеемся, что разум противоборствующих сторон возобладает и кровопролитие прекратится. Из последних сил надеемся...