Из-за ситуации в стране киевляне стали активно интересоваться бомбоубежищами — так на всякий случай. В интернете даже появился их список, например, под ДК «Украина», в красном корпусе КНУ, в университетском ботсаду, под Пассажем на Крещатике, в подвалах БСП... А еще просто в старых домах. «Вести» вместе с диггерами, которые обследуют подземелья столицы, наведались в одно из убежищ.

НАРЫ И ДУШ

Вход в укрытие на улице Лебедева-Кумача напоминает вход в подземный погреб. Коридор перед выпуклой гермодверью завален мусором — бутылками и старыми башмаками. А 300-килограммовая дверь в убежище прогнила. «От вентиляционной системы, которая должна очищать загрязненный воздух с улицы и подавать его в убежище, остались только ржавые части», — объясняет диггер Дмитрий Воронов.

Он проводит в большие залы, где пахнет сыростью. Рассчитаны они на 1,5 тыс. человек. Температура в убежище круглый год держится на уровне 10–15 градусов. Некоторые комнаты затоплены водой по щиколотку. Приходится их пересекать, прыгая по кирпичам и коробкам. Насосы, которые должны отводить сточные воды, не включали уже 20–30 лет. Поэтому лужи с каждым годом становятся все глубже.

Остатки двухъярусных нар. Фото: А. Бойко, "Вести"

Краска на стенах облупилась, на полу кое-где образовалась плесень, похожая на свежий снег. В одной из комнат есть тонкие сталактиты и сталагмиты. На столах валяются противогазы и плакаты с инструктажом, как надевать защитный костюм. Есть отдельное помещение с женскими и мужскими туалетами, душевыми. В одном помещении хранятся железные остовы от двухэтажных нар.

СДАЮТ ПОД ПАБ

В одном из залов наш проводник находит щитовую и нажимает на кнопки — загораются лампы дневного света. «Это большое везение найти бомбоубежище, где еще работает электричество. Обычно его нет. Там просто голые стены. На сегодняшний день в столице нет ни одного действующего бомбоубежища, которое было бы готово принять людей и каким-то образом их защитить», — уверен Воронов. В «дизельной» он включает вентиляционную систему — мотор с громким ревом начинает гонять воздух по трубам. Но никакого очищения воздуха не происходит — трубы порваны, фильтры не работают. В помещении потянуло болотной тиной.

 Укрытие на Отрадном. Видео: А. Бойко, "Вести"

По словам диггеров, в Киеве существует сотни бомбоубежищ. Все они в плачевном состоянии. Но восстанавливать их смысла нет. Современные бомбы взрываются на глубине 60 метров, а большинство укрытий в Киеве представляют собой подвалы под зданиями заводов, общежитий и учебных заведений. Их глубина — максимум 5–6 метров. Такие помещения, скорее всего, пригодны для складов. Кроме того, в них можно обустраивать бары и рестораны. Например, из бомбоубежища завода «Большевик» сделали паб «Маузер».

Тем временем В Донецке разгадали тайну элитного секретного подземелья

Впрочем, по словам бывшего начальника управления ЧС в Киеве Виталия Пшеничного, 80% бомбоубежищ в нормальном состоянии. И это не считать главного из них — метро. «Есть два типа бомбоубежищ. Те, что расположены на крупных предприятиях — «Артем», «Арсенал», например, содержатся в хорошем состоянии, и они относятся к первому классу. А есть бомбоубежища в жилых домах, в подвалах, которые принадлежат жэкам. Тут контроля меньше, и некоторые помещения были приватизированы», — рассказывает Пшеничный.