Охотничьи угодья экс-президента Виктора Януковича в Сухолучье — места тихие. Раскинулись на доброй половине Днепровско-Тетеревского лесничества, в 60 км от Киева. Местные жители утверждают: когда «Межигорье» открыли для посетителей, про ухоженный охотничий уголок на время забыли, и дома под шумок вычистили мародеры.

С тех пор жизнь простых селян, а обитают здесь около 300 человек, встала с ног на голову: вместо охотников по лесу гуляют люди с автоматами, а лесничество и вовсе могут прикрыть. «У нас и так здесь нет работы. Почти у всех жизнь на заповеднике завязана, теперь не знаем, что будет дальше. Раньше жилось несладко, а теперь вообще подвешенное состояние», — сокрушается местный житель Александр.

Самооборона пускаети только «своих»

Во времена Януковича у подъездов к селу стоял пост ГАИ. И домой жители Сухолучья попадали по спецпропуску или паспорту с пропиской в селе. После смены власти туда пускают свободно, а вот на территорию самих угодий, которые находятся в конце села, просто так не попадешь.

Видеогалерея Оружие и олени - экскурсия по Сухолучью Януковича

«Можете проехать дальше, погулять по лесу, но к домам Януковича не попадете. Там еще несколько блокпостов. С февраля там находится самооборона и никого не пропускает», — уверяют нас охранники на въезде в лесничество. При этом записывают наши фамилии и спрашивают, нет ли ружей в авто.

Даже егеря в Сухолочье не были обделены комфортом. Фото А. Бойко

Днепровско-Тетеревское лесничество — место невероятной красоты: на 20 тысячах гектаров охотничьих угодий есть выход к Киевскому морю, сосновый лес с березовой рощей, а еще олени, лоси и кабаны... Людей животные не боятся и свободно гуляют по территории. О президентской роскоши, как в селе, так и в заповеднике напоминает дорога: без единой ямки и выемки. Пару километров по лесу — и попадаем в зону разведения кабанов. В большом вольере, огражденном со стороны дороги рабицей, пасутся несколько десятков молодых кабанчиков. Животные упитанные и почти ручные — подбирают кукурузу, роют носом землю и даже не думают скрываться от фотообъективов.

Второй блокпост окружен уже четырехметровым кованным забором — мимо него никак. Из будки охраны выходит молодой человек лет 30-ти, представляется Павлом из самообороны Сухолучья и сходу заявляет: «Охотничьи домики Януковича описывает спецкомиссия, посторонних не пускают». Но все-таки звонит начальнику, который говорит не пускать. «За то, что поговорил с вами, сдаю смену и ухожу отсюда», — вздыхает Павел. Через прутья высокого забора видим, как по территории разгуливает пара оленей. Руководитель сотен от УДАРа Анатолий Медведь объясняет: пресса неоднократно обвиняла самооборону в мародерстве, писала о бойцах нелесности, так что на милость теперь нечего рассчитывать.

ПШОНКА МЕЧТАЛ СТАТЬ СОСЕДОМ ЯНУКОВИЧА

Недалеко от второго блокпоста еще два высоченных забора. Здесь, как выясняется, дачи экс-Генпрокурора Виктора Пшонки и бизнесмена-политика, супруга скрипачки Ассии Ахат — Игоря Баленко. В дом Пшонки нас, «по привычке», не пускает самооборона, говорят, что приказ не общаться со СМИ им дал «один прокурор». Через забор видим угодья бывшего главы Генпрокуратуры: 3-этажный коттедж, гостевой домик, охранная вышка и баня. Есть и небольшой причал. В доме напротив, который принадлежит Баленко, народ приветливее.

Читайте также Рада вернула Межигорье в собственность государства

Охранник Сергей Бондарчук уверяет: «Сейчас в доме у Пшонки только два человека. Новенькие, нормальные, как по мне, ребята. А до них тут творился настоящий кошмар: приехали среди ночи люди с автоматами и начали все вычищать. Вывозили и мебель, и технику». Сергей работает у Баленко уже шесть лет и намекает на то, что Пшонка давно хотел дачу по соседству с Януковичем: часто видел, тот ходил, присматривался... нынешний участок приобрел около года назад, а построился только в сентябре. «Первая гулянка здесь была на день рождения жены Пшонки Ольги 27 сентября. И баржа подплывала с фейерверками, и бомонд был. Янукович, разумеется, тоже», — рассказывает Бондарчук.

МЕРСЕДЕСЫ-ЛИМУЗИНЫ

Охранник дома-соседа Пшонки уверяет: пока люди рассматривали «Межигорье», охотничьи угодья Януковича безбожно грабили. «Я не могу осудить этих людей или понять. Я даже не знаю, кто они были: говорили, что самооборона. Сейчас здесь тоже самооборона. Но уже ничего не воруют... А тогда лично видел, как легковушками и грузовиками увозили и мебель, и технику — все, что могли», — рассказывает Сергей. Помнит, как приезжало несколько групп конкурентов. Правда оказывалась у тех, в чьих руках было больше оружия.

Местные лесники подтверждают: «Одни приехали, за ними — другие. Выбегали в масках и с автоматами, выгоняли тех, кто до них был, и так несколько недель. Последние ушли где-то неделю назад, сейчас уже ничего не грабят, а больше, наверное, и нечего». Одним из самых лакомых кусочков в Сухолучье были два бронированных микроавтобуса «Мерседес», переделанных внутри в лимузины и напичканных всевозможной техникой. Цена каждого из них 90 тысяч долларов. Их вывезли первыми.

ЛЕСНИКИ БЕГУТ

За дачами Пшонки и Баленко есть еще один закрытый подъезд к охотничьим угодьям Януковича. За забором — дома местных егерей. Навстречу выходят двое мужиков. «Днем кормим животных, а ночью охраняем их от браконьеров. Работаем на общество рыболовов и охотников «Кедр», — откровенничают они.

Уверяют: лес — их жизнь, они работали здесь еще до Януковича. Впрочем, сейчас волнуются о себе: «Здесь жило 11 семей. Сейчас многие уехали. Испугались. А вы бы не боялись, когда тут люди с оружием ходят? И это не охотники. Нас, правда, слава Богу, не трогают». При этом общество рыболовов и охотников «Кедр» продолжает платить им зарплату, и жить пока можно. Надолго ли? У «Кедра», который основали соратники Януковича, охотничьи угодья Сухолучья новые власти уж точно заберут.

Через первый блок-пост проехать можно, дальше - полная самооборона.  Фото А. Бойко

Кравчук: «После охоты ели булочки»

Между собой жители Сухолучья называют охотничьи угодья Януковича тайником зверя. Потому что не любили экс-президента, а объект охранялся похлеще госдач. «В Сухолучье экс-президент приезжал зимой не реже двух-трех раз в месяц. Всегда со свитой. Бывали здесь и экс-глава МВД Захарченко, и экс-премьер Азаров, и бывший генпрокурор Пшонка», — рассказывает Сергей Бондарчук, охранник дачи бизнесмена Игоря Баленко. Часто здесь видели и поющего ректора Михаила Поплавского. Правда, сам он историй о том, как ходил на зверя с Януковичем, никогда не рассказывал.

Заглядывали в Сухолучье и сыновья бывшего президента — Виктор и Александр. При этом все Януковичи предпочитали охотиться сугубо на крупного зверя: лосей, оленей и кабанов. А вот диких уток отстреливать не любили. Мол, не царское дело в засаде часами сидеть.

Фотогалерея Зоопарк и свиноферма в Межигорье

Охотничьи угодья Сухолучья поделены на специальные зоны под каждый вид животного. Там их откармливали и проводили охоты. Организовывали в основном загонные — когда егери загоняют животных на точки, где стоят вип-охотники. К слову, на автомобилях не охотились. Трофеи домой не забирали, готовили прямо на месте и подавали к столу. Вначале разделывали в специальном цеху. Там же проверяли на качество и делали анализы, в том числе на радиацию. Только после этого относили на кухню. Стряпали повара, которые приезжали вместе с Януковичем. Местные поговаривают: несмотря на разные политические взгляды и даже вражду, на охоте с Януковичем видели всех бывших президентов Украины. Среди них Леонид Кравчук — самый завзятый охотник. Бывал в Сухолучье не раз и охотился вместе с Виктором Януковичем.

«Охота всегда проходила на высшем уровне. Для загона животных использовали только специально обученных собак. Рядом постоянно находились люди, которые следили за тем, чтобы ружье всегда было перезаряжено и случайного выстрела не произошло», — вспоминает Леонид Макарович.

Первый президент независимой Украины рассказывает, что в сезон охоты ходили на зверя в Сухолучье каждую субботу. Он лично бывал реже. Да и то не ради зверя, а больше для удовольствия. Как-то за сезон подстрелил всего лишь трех кабанчиков. «Охота обычно начиналась в девять утра и могла закончиться уже под вечер. Как правило, ходили на кабана. Первого подстреленного зверя отмечали чаем с булочкой или бутербродом. После окончания охоты садились за стол и все вместе обедали. После этого разъезжались по домам», — поделился Леонид Кравчук.