В воскресенье, на 40 дней с момента расстрелов 18–20 февраля, на Майдане вспоминали героев Небесной сотни. На вече, которое стартовало в полдень, пришли несколько тысяч людей. Сам Майдан в этот день напоминал огромный мемориал — повсюду цветы, лампадки, ватманы со стихами в память о погибших и их фотографии, возле которых стоят и плачут люди.

«Нет, я никого из них лично не знала. Но какая разница, ведь все они умерли за то, чтобы остальные могли жить», — вытирая слезы, говорит преподаватель из Днепропетровска Ольга Кремень. Она приехала в Киев специально для того, чтобы прийти в воскресенье на Майдан.

Само вече началось с богослужения, а потом со сцены выступил министр культуры Евгений Нищук. «Я помню, как мы здесь на Майдане прощались с одним из первых погибших — Михаилом Жизневским. Тогда мы не думали, что будет столько смертей. Но, как сказала мне мать одного из героев Небесной сотни, самое главное теперь — чтобы не оказалось, что эти люди отдали свои жизни зря», — сказал со сцены Нищук.

Здесь же на Майдане презентовали книгу-реквием «Небесная сотня». Это фотоальбом с хроникой Майдана и портретами всех погибших, их биографиями и рассказами об их подвигах во время революции. «Над каждым портретом написано, из какого региона приехал в Киев человек. Мы сделали это для того, чтобы развеять миф о том, что на Майдане были только активисты из Западной Украины», — сообщил один из основателей центра соцпроектов «Хочу жить» Роман Савчак, который занимался изданием книги.

ВОСПОМИНАНИЯ

«Вести» пообщались на Майдане с родственниками и знакомыми погибших в те страшные дни. Первыми, кого мы встретили в толпе людей прямо возле сцены, были мать и сестра журналиста нашей газеты Вячеслава Веремия, которого убили «титушки» в ночь с 18 на 19 февраля. «Мы пришли, потому что уже нет сил сидеть дома. Пошли сначала на Михайловскую площадь положить цветы, потому что там рядом Славы не стало, а потом пришли сюда», — говорит, рыдая, Екатерина Аркадьевна.

Недалеко от нее стоит женщина в черном платке. Это Наталья Корсунева, она стояла на Институтской 18 февраля рядом с погибшей Антониной Дворянец, пенсионеркой из Броваров. «Это было страшно. Сначала мы вместе кричали «Героям слава!», дальше меня куда-то оттеснила толпа, а потом я увидела пятна крови на асфальте и лежащую женщину. А на следующее утро узнала из новостей по телевизору, что это была Антонина», — рассказала нам Наталья. С тех пор она каждое воскресенье приносит цветы на то место на Институтской.

Татьяна Козаченко пришла в воскресенье на Майдан, чтобы почтить память друга своей дочери — Сергея Шаповала. Он погиб возле Дома офицеров 18 февраля. «У него совсем никого не осталось — только старенькая мама. Как она сейчас, ума не приложу. Знаете, так странно, что умирают самые лучшие. Еще, когда Сережа был жив, мой маленький внук о нем всегда говорил: «Дядя Сережа самый добрый». Очень он его любил», — говорит Татьяна.

Многие люди, которые вчера плакали на Майдане, не знали погибших лично.

«Я просто носила пирожки сюда каждый день. И на баррикаде часто видела двух парней. Потом оказалось, что это были Роман Точин и Владимир Жеребный (погибли 20 февраля. — Авт.). 18-го мы с мужем принесли пирожки с повидлом, и я подошла к Роману. А он, знаете, был такой высокий — под два метра. И как сейчас помню — он подставляет свою огромную, в две моих, ладонь, я кладу в нее пирожок, и он кажется таким маленьким. Тогда же Роман рассказал, что дома во Львовской области у него осталась парализованная мама. Это был последний раз, когда я его видела. Через два дня узнала из новостей, что оба парня погибли», — вспоминает Елена Куценко.