Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер всем слушателям Радио Вести. 22 мая в программе "Герой дня" сегодня Игорь Гужва, руководитель холдинга "Мультимедиа Инвест Групп". Ну, не назвать вас ньюсмейкером, Игорь Анатольевич, было бы грешно.

Игорь ГУЖВА: Ну, лучше как-то без этого было бы сегодня.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Но по доброй ли воли сегодня вы так называетесь? У нас есть возможность сейчас восстановить хронологию событий, что было. Ну и главное в любом запутанном деле, в любом хитросплетении главное нам сегодня с вами ответить на вопрос – кому выгодна вот эта вся ситуация? С чего начнем?

Игорь ГУЖВА: Давайте начнем тогда с вопроса, собственно, кому выгодно или кому невыгодно. На первый взгляд, данная ситуация, которая сегодня случилась с нашей газетой, когда была заблокирована ее деятельность, когда вооруженные люди, не представившись, не показав удостоверения, захватили наше здание.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В котором часу?

Игорь ГУЖВА: Это было без пяти девять примерно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А рабочий день начинается у редакции газеты "Вести" в 9 часов.

Игорь ГУЖВА: В 9. Но там уже были наши сотрудники, которые пораньше приехали. Они захватили здание, сотрудников не выпускали, отказывались общаться с адвокатами, с руководством нашего холдинга. Затем, через какое-то время, после того как наши адвокаты чуть ли не силой ворвались в здание, они наконец-то соизволили с нами выйти на контакт. Сказали, что это налоговая милиция проводит проверки. Было заявление Миндоходов и так далее. Но в целом то, как это сделано, в общем-то, абсолютно невыгодно для власти, которая сейчас готовиться к выборам. Потому что для власти сейчас проведение демократических выборов очень важно с точки зрения собственной легитимизации. Поэтому то, что накануне голосования, буквально за 2-3 дня, такое творится с крупнейшей газетой страны – блокируется ее деятельность, захватывается некими людьми редакция – это, конечно же, на первый взгляд, власти невыгодно, и даже я встречал комментарии, что это некая спланированная провокация для того, чтобы очернить процесс свободного волеизъявления. Тем более, что и без того к нему много вопросов, и что на востоке происходит и так далее. Но, в принципе, если восстановить хронологию событий, то, скорее всего, "уши торчат" все-таки из властных кабинетов. Причем чиновники действовали скорее не из рациональных соображений, а из властного инстинкта – запрещать, не пущать, закрыть рот тем, кто говорит то, что им не нравится. А хронология такая: в последний месяц против нашей газеты велась целенаправленная кампания, как бы готовилось общественное мнение к тому, что с нами будет что-то плохое. Точнее не только против газеты, а в целом против холдинга. И пишем мы не так, и линию мы не ту ведем, и вообще мы какие-то не такие. Причем, в основном, это озвучивалось людьми, которые так или иначе близки к власти, симпатизируют власти. Потом пошли сигналы от неофициальных источников, что во власти нами очень недовольны, что недовольны редакционной политикой, что слишком мы как-то жестко критикуем их, а надо помягче, потому что страна в тяжелом положении и т.д. и т.п. И потом два дня назад был заблокирован один из наших счетов. Мы пытались в правовом поле это выяснить, в чем причина, но не успели – начались "маски-шоу" у нас в редакции. Как это готовилось? Я, зная интеллект наших чиновников, могу предположить, что это было примерно так. Вот идет одно совещание. Собрались там какие-то министры, чекисты и прочие уважаемые товарищи. Ну и кто-то сказал: "Вот газета "Вести" опять написала. Ай, какая плохая газета". Второй присутствующий тоже: "Вот газета "Вести", вот Радио Вести, вот там еще кто-то из этого холдинга сказал что-то так. Ой, как это плохо". И так одно, второе, третье совещание проходит. А потом кто-то «на верху» говорит: "Да что мы, в общем-то, сидим, терпим. Давайте возьмем и одним махом как бы прикроем".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. И было бы, наверное, это абсолютно безобидно, если бы это не было прямым нарушением. Потому что вот у меня в руках, нам сегодня напомнили об этом наши слушатели, существует такая законодательная инициатива, которая была проголосована народными депутатами, об абсолютном запрете проверок каких-либо, какого-либо рода средств массовой информации в предвыборный период 2014 года. Вот этот документ, датированный 13 марта 2014 года. Значит, тот, кто принимал это решение, нарушал закон, нарушал общепринятые правила? За 3 дня до голосования на президентских выборах.

Игорь ГУЖВА: Да. Поэтому я и говорю, что с рациональной точки зрения власти это не нужно было делать, это наоборот, во вред ей идет. Но есть иррациональный момент – вот такой инстинкт постсоветского чиновника, который, к сожалению, перекочевал от старой украинской власти к новой: когда тебе не нравится средство массовой информации, с ним нужно что-то плохое сделать. Не изложить свою точку зрения, не попытаться приходить в эфир почаще, чтобы иметь возможность высказываться, а именно сделать так, чтобы эта газета не выходила, это радио не вещало, либо поменять собственников. Это мы видели много раз на примере Виктора Федоровича Януковича, и эстафета плавно перешла к новой власти. И меня, честно говоря, "радует" аргумент: а вот кто там инвесторы, это важно понять, кто инвесторы, почему они вкладывают деньги. Понимаете, те люди, которые сейчас вкладывают деньги в Украину, да и вообще любые инвесторы – это святые люди. Потому что в том состоянии, в котором находится страна, она является крайне непривлекательной для инвесторов. Поэтому если есть люди, которые готовы сюда вкладывать деньги, их на руках нужно носить, а не устраивать "маски-шоу".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, Игорь Анатольевич. Но в этом деле есть одно "но". И заключается оно в том, что вы видите, что вся эта информационная война, которая теперь направлена против вас, к чему сводится: а вот если бы Гужва озвучил, кто эти люди, кто эти инвесторы, то, наверное, напряжение было бы снято.

Игорь ГУЖВА: Я уже говорил, что, во-первых, я собственник компании на 100%. Во-вторых, весь мир развивается на заемные деньги. Есть компании, которые занимают деньги тем или иным способом. Соответственно точно так же делаем и мы. Согласно нашим договоренностям с моими партнерами, я без их согласия не имею права разглашать их имена. Я постоянно поднимал вопрос о том, что было бы правильно это сделать. Они брали паузу. И я предполагаю, что сейчас, после "маски-шоу", они возьмут паузу еще очень надолго, потому что, естественно, в такой ситуации им тем более нет никакого смысла себя светить. Но на самом деле это неважно. Кто вот помнит, какие были инвесторы, допустим, у канала "ТВі", когда блокировали его счета? Какие инвесторы были у оппозиционных сайтов, которые при Януковиче подвергались репрессиям? Тут дело не в инвесторах, дело в том, что на украинском медиа-рынке, если мы говорим о свободе слова, должны быть представлены все мнения и должны быть представлены все точки зрения. И медиа должны быть свободны в своей редакционной политике. И их нужно оценивать не с точки зрения того, кто там инвестор, а кто там не инвестор, а с точки зрения того, насколько они корректно себя ведут с точки зрения журналистских стандартов и украинского законодательства. Мы это все выдерживали, поэтому здесь в этом плане к нам вопросов точно быть не может. Эти вопросы просто поднимаются для того, чтобы и отвлечь внимание от того беспредела, который идет против нашей газеты.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но все, что вы описываете, это такой классический, стандартный вариант проведения рейдерской атаки. У вас есть такой сценарий? Вы допускаете, что просто таким жестким способом будет произведено принуждение к миру что называется и будет произведена замена в списке инвесторов?

Игорь ГУЖВА: Мне трудно сказать. Мне трудно сказать, какие цели преследуют те люди, которые это все затеяли. Опять же, у меня нет точно информации, кто конкретный человек, который дал финальный приказ на самом верху, чья это была инициатива. Поэтому варианты могут быть разные: и попытки просто украсть бизнес, потому что сейчас они обыскивают все наше помещение, изъяли печати и так далее, то есть они могут многое натворить. Это может быть попытка договориться, чтобы я отдал собственность в другие руки, либо просто принуждение к тому, чтобы мы больше не работали в Украине, и четвертый вариант – принуждение к изменению редакционной политики в пользу тех или иных сил. Я сейчас не буду называть одно СМИ, достаточно известное в Украине, которое также достаточно недавно возникло, и у которого были похожие проблемы не так давно. И оно их решило тем, что согласилось со следующей схемой работы: по звонку из штаба одного из крупных украинских политиков ставится или снимается любой материал. Пока ко мне с такими предложениями никто не приходил. И, собственно говоря, они правильно делают, что не приходят. Потому что я на них отвечу отрицательно, то есть мы не будем разменивать нашу редакционную независимость на какие-то понятийные договоренности с власть придержащими…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: С фразой "было ваше, стало наше" вы людей не видели?

Игорь ГУЖВА: Естественно. То есть, если это будет, это будет, конечно, беспредел, с которым мы будем бороться всеми доступными нам средствами. Я просто хочу обратить внимание на то, что подобные вещи никогда ничем хорошим для их инициаторов не заканчиваются. Посмотрите, как сейчас развиваются события вокруг телеканала "ТВі", который тоже "отжимали" в свое время таким, мягко говоря, непрозрачным образом. То есть там всплывают все новые и новые подробности, все новые и новые имена, и против некоторых людей, которые участвовали в этом деле, уже есть перспектива уголовного преследования, в том числе и за рубежом. Поэтому я бы, конечно, не советовал тем людям, которые инициируют наезд против меня, действовать таким образом. Мы будем сопротивляться, мы сдаваться не будем. Но я все-таки уверен… не то что уверен, но мне хотелось бы верить в то, что мы решим этот вопрос в правовом смысле. Если у налоговой есть какие-то претензии к нам, мы готовы на них ответить, мы готовы дать им все документы. Но мы требуем, чтобы была разблокирована наша деятельность, чтобы прекратились эти прямые наезды на нас, которые не дают нам нормально работать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: У наших слушателей и у читателей газеты "Вести", как мы теперь видим из этих сообщений, много есть вопросов.

Игорь ГУЖВА: Да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: "Здравствуйте!, – пишет Сева из Харькова. – Всех настораживает бесплатная раздача газеты "Вести" в Харькове на протяжении длительного времени. Объясните это, пожалуйста".

Игорь ГУЖВА: Объясняю. Спасибо за вопрос. На самом деле, бесплатная газета во всем мире – это очень эффективный формат. И если вы приезжаете в любой крупный европейский город, вы там увидите бесплатную газету "Метро" либо "20 минут", либо еще какую-то. Они там раздаются, живут за счет рекламы, живут очень хорошо. Собственно, глядя на эти примеры, я и задумал издание газеты бесплатной "Вести" в нашей стране. Это бизнес-проект, который да, рассчитан не на быструю окупаемость, но, тем не менее, он является очень интересным. Рекламные доходы со временем позволят нам выйти на самоокупаемость и приносить прибыль. По этому пути шли бесплатные издания и в других странах мира. Поэтому это вполне себе европейский цивилизованный формат. И как раз Киев тем и выделялся среди остальных городов, что у нас не было нормальной бесплатной газеты, которая каждый день встречала людей на перекрестках либо у метро.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, тоже вариант. "Скажите, вы после этого прессинга новой власти сможете не менять риторику газеты и радио?"

Игорь ГУЖВА: Я уже ответил на этот вопрос.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну и вот есть еще. Ольга запитує українською мовою: "Чому ви не озвучуєте прізвища?". Ну, собственно говоря, есть ведь много вариантов этих имен, звучали. И говорили, что в собственниках значится Виктор Медведчук, Курченко, Александр Янукович. Сколько народу.

Игорь ГУЖВА: Да там много. Самая оригинальная была версия, что это Борис Березовский дал денег и ушел в мир иной. Но на самом деле упомянутые господа к нашей компании не имеют никакого отношения – ни Курченко, ни Медведчук, ни Александр Янукович – никто из них. То есть я собственник компании, и развиваю бизнес на заемные средства, плачу налоги, соблюдаю украинское законодательство и не вижу причин, по которым власть ко мне может предъявлять какие-либо претензии. Если есть какие-то претензии у власти, она, во-первых, может высказать свое мнение – мы все время даем им слово и в эфире, и на страницах газет. А во-вторых, если они считают, что мы что-то сказали неправильное, опубликовали недостоверную информацию и опорочили чью-то честь и достоинство – могут подавать в суд. То есть вот это является цивилизованным образом решения проблемы, а не выяснение отношений при помощи вооруженных людей, которые захватывают наш офис и держат чуть ли не в заложниках наших сотрудников.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ваша редакция, тем не менее, продолжает работать, газета выйдет, не выйдет. Вот каким будет завтрашний день для вашей редакции?

Игорь ГУЖВА: Мы выходим. Мы перешли на работу на удаленном доступе. Соответственно мы завтра утром также должны появиться везде, во всех точках, как обычно, тем же тиражом. Там, естественно, подробно в номере мы расскажем о ситуации, которая сейчас у нас есть, ну и, естественно, у нас будут актуальные новости по текущим событиям в стране и мире.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: То есть вы так, с колес выдадите газету?

Игорь ГУЖВА: Да. На самом деле современные технологии позволяют делать любое СМИ в любом месте. По крайней мере, газету, сайт.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы, собственно говоря, отрицаете эти имена партнеров, которые озвучивались?

Игорь ГУЖВА: Да. И более того, я отрицаю и опровергаю заявление Министерства доходов о том, что нам перечислялись какие-то деньги, чтоб мы их потом конвертировали, обналичивали и так далее. Это полный бред, потому что весь рынок знает, что у нас платятся легальные зарплаты, белые. Любой журналист в Киеве это знает и любому человеку подтвердит. Поэтому зачем нам заниматься обналичкой денег? Это просто глупо. Мы этим никогда не занимались и заниматься не будем.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Игорь Анатольевич, но у вас все еще есть связь с инвесторами? Связь эта не прерывается?

Игорь ГУЖВА: Мое общение с ними происходило сегодня. Я попытался понять вот после того, что происходит, они готовы дальше верить в Украину, в инвестиции в нашу страну, в наш проект. Пока у них такая вера есть, поэтому мы и дальше собираемся развиваться и развивать и газету, и радио и ТВ. Я это официально подтверждаю.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но почему за 3 дня до выборов? Не 3 дня после выборов?

Игорь ГУЖВА: Я предположил, как это может быть. То есть где-то зародилась на каком-то верху властной вертикали мысль о том, что что-то с нами нужно сделать. То есть не прийти в эфир, допустим, господину Турчинову, Яценюку, Авакову или кому-то еще и сказать, что "ребята, у меня вот такая точка зрения, я вот хочу донести вашим слушателям, телезрителям и читателям свою точку зрения, потому что я считаю, что вот то, что вы написали, это неправильно, поэтому я хочу сказать то, что я думаю". Мы бы, естественно, сразу все это дали. Нет, они пошли другим путем – вот что-то с ними сделать. Это пошло вниз, на каких-то более мелких чиновников, которые поручили еще более мелким чиновникам. Ну а у этих как-то так получилось по календарю, что вот нужно именно сейчас. Хотя, конечно, я и не исключаю, что речь идет о какой-то провокации, которая действительно направлена на дискредитацию идеи самих выборов. Тем более, что мы знаем постоянно из сливов в СМИ, что далеко не все во власти заинтересованы в том, чтоб они прошли нормально.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну а вы инициировали, возможно, встречу… Вот сколько, 231 депутат подписал эту законодательную инициативу об абсолютном запрете таких проверок.

Игорь ГУЖВА: Да, да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Исполняющий обязанности Президента, с главой парламентского комитета по свободе слова – с кем-либо, вы к кому-то за помощью обращались?

Игорь ГУЖВА: Да, мы обратились сегодня официально с просьбой к господину Турчинову вспомнить о том документе, о котором вы говорите по запрету проверок и прекратить давление на нашу газету. Также мы обратились за помощью в комитет по свободе слова с просьбой собрать экстренное заседание комитета для обсуждения проблемы, которая возникла с нашей газетой. То есть мы используем все методы, мы привлекаем все силы для того, чтобы, я подчеркиваю, решить вопрос в правовом поле. И еще раз я хочу сказать, что мы абсолютно не хотим скрываться от налоговиков, скрывать от них какие-то документы, мы им все готовы показать. Мы бы им и сами все показали, если б они пришли к нам с такой просьбой и не устраивали эти "маски-шоу". Мы абсолютно открытая, прозрачная компания. Нам, в общем-то, бояться нечего. Мы не занимаемся обналичкой, мы не создаем фиктивные фирмы, мы не участвуем в каких-то теневых схемах. Поэтому если бы у налоговиков была бы действительно задача выяснить, имеем ли мы отношение к каким-то структурам, которых они подозревают в отмывании денег, или не имеем, они могли бы действовать десятью другими способами, чем блокировать нашу редакцию. Раз так они делают, то, значит, они делают это преднамеренно, значит, они делают это нарочито, чтобы показать всем, что вот "мы власть, мы сильные, мы если захотим, то скрутим в бараний рог даже самую крупную газету Украины, чтоб остальным тоже было неповадно". Вот это, кстати, очень опасный момент. Потому что если действительно это сработает, то тогда могут прийти в любое другое издание. Поэтому тут очень важно для институтов гражданского общества, для журналистского сообщества сделать так, чтобы власть почувствовала, что по такому беспределу она идти не может. По такому беспределу, как в свое время шли при Януковиче, при других президентах, так больше продолжаться не может. Вот что самое важное, вне зависимости от того, кто как относится к газете сегодня, к нашему холдингу, у кого какие политические убеждения.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слушатели высказывают мнения. Вот я вам прочитаю подряд все, что есть. Володимир Левкович: "Думаю, що інтерес виріс із того, що "Вести" подають інформацію під різними кутами зору та від різних сторін процесів. У мене складається інколи враження, що основним завданням "Вести" не стільки є інформування, скільки навчання людей думати. Наскільки моє враження відповідає дійсності?".

Игорь ГУЖВА: Я единственное могу поблагодарить этого человека за доброе слово. Стараемся, уважаемый читатель. Оставайтесь с нами.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, Віталій з Луцька запитує: "Дайте відверту відповідь, хто є інвестором?".

Игорь ГУЖВА: Я уже сказал.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А есть какая-то реакция на происходящее от "Стоп цензуре!" или других журналистских сообществ, которые позиционируют себя как защитники работников СМИ?

Игорь ГУЖВА: Я ее не видел. По крайней мере, ко мне не обращались. Возможно, я что-то и пропустил, потому что сейчас постоянно занимаюсь всеми этими проблемами. Но я, по крайней мере, не видел такой реакции.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Юрий пишет нам: "Игорь, не сдавайтесь". Ирина: "Возмущена! Единственное радио, которое интересно и объективно освещает события. Руки прочь от "Вестей!". У вас народу сколько работает? Вы сегодня сказали нам… Для тех, кто пропустил эту точку зрения, потому что мы сегодня с вами по телефону уже говорили.

Игорь ГУЖВА: Всего работает во всем нашем холдинге, включая газету, радиостанцию и телеканал, до 500 человек.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: 500 человек?

Игорь ГУЖВА: Да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: "Вам не кажется, – Анатолий спрашивает, – что это заказ бывших руководителей Минсдоха (Министерства доходов и сборов)? Держитесь! Слушатели с вами". Лидия пишет: "Спасибо за объективность и за то, что представляете разные мнения народа и регионов. Это нелегкое мнение. Очень трудно дышать во всю грудь". Ну вот спасибо Алексею. Он предположил, что, возможно, эти полтора миллиона гривен – это мой гонорар. Я скажу, что да я бы и налоги с них заплатила, но нет, чужие деньги меня не интересуют, Алексей, так что можете спать спокойно, это деньги не мои. Это будет естественным вопросом – природа происхождения этих денег?

Игорь ГУЖВА: Полтора миллиона, которые там были?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да.

Игорь ГУЖВА: Там, на самом деле, была озвучена неверная информация о том, что они были найдены в моем кабинете, потому что в моем кабинете таких денег вообще не было. Но эти деньги действительно были в сейфе у одного из сотрудников. Я с ним переговорил. Он сказал, что это его деньги, он их там хранил и у него есть документы, которые подтверждают их происхождение.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: "Єдине радіо, яке слухаю кожен день. Дуже шкода, що в нашій країні все так". Это была реплика Виталия. А Дмитрий Раимов, куратор Свободной школы журналистики: "Насколько вероятно прекращения вещания радио, блокирования издания газеты и журнала? Какие шаги в этом случае вы будете предпринимать? Повлияет ли ситуация вокруг "Вестей" на зарплаты и гонорары журналистов? Прослеживается ли проблема с распространением в регионах из-за всей этой ситуации?".

Игорь ГУЖВА: Ну, тут есть два варианта. Если мы выстоим, то, соответственно, мы все будем выходить – и газета, и журнал (кстати, завтра журнал "Вести. Репортер" поступит в продажу), и радио, и телеканал и так далее. Если власть пойдет по беспределу и будет нас дальше блокировать и не давать нам нормально работать, тогда, конечно, проблемы будут у всех: и у газеты, и у радио, и у телеканала. Потому что мы, безусловно, все одна команда, и мы в одной лодке. Поэтому тут уже как дальше пойдет. Но я все-таки уверен, что все будет хорошо. Во-первых, что вселяет в меня уверенность? То, что с финансовым ресурсом у нас все по плану, все нормально. То есть мы дальше развиваемся, у нас есть для этого необходимые ресурсы, что для нынешнего времени очень важно. И второй момент. Я все-таки верю, что для власти данная ситуация является предельно невыгодной и бесперспективной. Поэтому я надеюсь на то, что мы сможем выйти на нормальный правовой диалог и все проблемы, которые у нас возникают, все вопросы, которые есть у неких органов к нам, они будут решаться не путем захватов, не путем блокирования, а нормальным правовым путем, как прописано по закону.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но на самом деле, хоть вы и обратились за помощью к исполняющему обязанности президента, но никаких ответов вы пока не получили.

Игорь ГУЖВА: Пока нет. Но посмотрим, может быть, они будут завтра. Но повторюсь, я верю в то, что все-таки разум возобладает. Ну и главное. Если действительно все верно, что говорит Миндоходов, что у них к нам претензии только экономического плана, никакого отношения к политике это не имеет, то тут я тем более спокоен, потому что с точки зрения экономики, с точки зрения чистоты наших документов, нашей отчетности, нашей финансовой документации у нас все чисто и правильно. То есть если только в этом проблема, то проблемы на самом деле нет. Мы все обоснуем и все покажем.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вадим Петрусько: "Привет, студия. Даже за бугром есть разные мнения. В том же Израиле и даже в Германии не все граждане разделяют действия ЕС и США по действиям в Украине. Это даже у них показывают в СМИ, но не в Украине. Газета "Вести" – наверное, последняя газета, которая осталась неподконтрольной новой власти. Но это не надолго". Тут как бы не вопрос, а мнение.

Игорь ГУЖВА: Посмотрим.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но тут нет худа без добра. Мы сегодня с коллегами зашли на сайт газеты "Вести". И там рекордное количество посещений.

Игорь ГУЖВА: Даже не успел посмотреть сегодня.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вам-то когда теперь? Но на самом деле означает ли это, что вы увеличите тираж?

Игорь ГУЖВА: Для бесплатной газеты увеличение тиража – это вопрос не столько читательского интереса, сколько интереса рекламодателей. То есть, если мы будем получать больший объем рекламы, то и, соответственно, у нас появится денежный ресурс для того, чтобы увеличивать тираж.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Если вы говорите, что решение принималось во властных коридорах, то, по всей видимости, там тоже ваши читатели.

Игорь ГУЖВА: Да. Я думаю, там очень пристальные и такие очень вдумчивые наши читатели.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Какова процедура дальнейшая? Вы будете теперь общаться с кем? Вы будете отвечать на повестки, приходить на допросы?

Игорь ГУЖВА: Ну, прежде всего, я думаю, что любая проверка рано или поздно закончится. То есть я думаю, что все-таки сегодня вечером освободят наше здание. Если действительно то, как они рассказывают, они пришли проверять некие документы, а не блокировать полностью деятельность компании. И дальше мы уже будем вести речь с Министерством доходов предметно по всем их претензиях. Но, конечно же, многое из того, что сегодня в наш адрес заявлялось, то есть откровенная клевета в наш адрес – она безнаказанной не останется. И заявления должностных лиц, которые порочат нашу деловую репутацию, и представителей Министерства доходов и сборов, и госпожи Сюмар, которая позволила себе высказать недостоверную информацию в отношении нашего издания, мы, безусловно, не оставим без реакции и будем отстаивать свои интересы в суде в отношении них.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Какие настроения в редакции? Кто-либо покинул редакцию, принял решение уволиться, в отпуск уйти?

Игорь ГУЖВА: Пока нет. Вся редакция пришла… ну, или практически вся редакция сегодня пришла под здание. Мы там провели планерку прямо на улице. Это, кстати, не впервой. Когда мы протестовали против цензуры в газете "Сегодня" в 2012 году и мне запретили после этого появляться в издании и редакция это не признала, то мы проводили редакционные планерки в торговом центре, который находился под боком. Сейчас мы проводили планерку в кафе, которое находится недалеко от нашего здания. Так что настроения рабочие, боевые. Все верят в лучшее и верят в то, что разум возобладает.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: У вас существует корреспондентская сеть?

Игорь ГУЖВА: Да. У нас есть свои региональные редакции.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В регионах вот настроения и состояние дел?

Игорь ГУЖВА: Точно такие же. У нас есть региональные редакции в Харькове, в Днепропетровске, в Одессе, в Донецке. И там они работают в прежнем режиме. Завтра также будут везде газеты.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Во всех регионах без исключения?

Игорь ГУЖВА: Да, да. Ну, по крайней мере, если не будет каких-то новых беспредельных наездов на нас. То есть мы к этому готовы, типографии готовы, то есть все к этому готово.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На востоке каким образом газета выходит, распространяется?

Игорь ГУЖВА: Да, причем даже в Донецке, в Мариуполе она распространяется. Люди ее читают. Кстати, если в Киеве многие считают, что мы издание, которое такое вот провосточное, то в Донецке многие думают, что мы издание прокиевское. Мы, на самом деле, издание центристское, то есть мы пытаемся показать все эти точки зрения, из-за этого люди, которые ждут от газеты, что она четко станет на какую-то одну сторону, им наша газета, возможно, и не нравится. Но что поделаешь, такова наша редакционная политика.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Давайте так, начистоту, Игорь Анатольевич. Что может вынудить вас все-таки произнести именно собственников, инвесторов? Это граждане Украины, это иностранные граждане?

Игорь ГУЖВА: Ну смотрите, какое это имеет на самом деле значение?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Для меня – абсолютно. Но если есть этот интерес, если есть это напряжение.

Игорь ГУЖВА: У кого? Допустим, у налоговиков есть интерес, каким образом мы ведем свою финансово-хозяйственную деятельность. Если этот интерес в рамках закона, то мы даем эту информацию и делимся всем, что у нас есть. Если у финансового мониторинга либо еще у кого-то есть интерес, откуда идут деньги на финансирование нашего проекта, мы также в рамках закона даем эту всю информацию, мы ничего скрывать не будем. Но я хочу сказать, что это абсолютно легальные формы инвестирования, которые полностью, опять же, находятся в рамках украинского законодательства, мы не нарушаем ни одного закона. И вместо того, чтобы сказать спасибо за то, что мы платим налоги, устраиваются маски-шоу… Мы, кстати, в прошлом году заплатили 15 миллионов гривен налогов. В основном, это подоходный налог, который платят наши сотрудники в местные бюджеты Киева и других городов. В наши времена, когда наоборот, все инвесторы сворачивают деятельность или замораживают проекты в Украине, мы наоборот, как вы знаете, в кризис уже, в середине марта мы запустили Радио Вести, также сюда вложив крупные инвестиции. В цивилизованных странах в таком случае начальник налоговой меня бы вызвал к себе на обед и сказал: "Спасибо тебе, дорогой товарищ. Что мне для тебя сделать, чтоб тебе жилось хорошо и ты бы увеличивал объемы инвестирования?". Но эти люди, налоговики, которые живут за наши деньги, за те налоги, которые мы платим, за те налоги, которые появляются из наших инвестиций, вместо этого они врываются к нам и блокируют нашу деятельность. То есть, о каком инвестиционном климате может идти речь в такой ситуации?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, Игорь Анатольевич, тут уж нет пророка в своем отечестве. Конечно, это напряжение – оно не спадет, потому что существуют вопросы, на которые мы пока не слышим ответы. Но связываете ли вы, может быть, снятие вот этого напряжения и вот этого излишнего, возможно, любопытства после выборов? Вот есть ли жизнь газеты после 25 мая?

Игорь ГУЖВА: Уверен, что есть. Но, понимаете, нынешняя власть – она из себя представляет такое очень лоскутное одеяло, где каждый сам за себя, у каждого свои интересы, все друг друга подставляют, пытаются насолить ближнему своему. Поэтому что там после выборов будет, появится ли стабильная власть либо все продолжится, как и сейчас есть, мне сказать очень сложно. Но я надеюсь не на власть, не на смену фамилий чиновников, я просто надеюсь на нашу четкую правовую позицию и на поддержку наших коллег и гражданского общества.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мнения разные. Вот Светлана пишет, как я уже сказала: "Спасибо, что вы есть. Поддерживаю, молюсь за вас, "Вести". Алексей из Днепропетровска не сдается: "Инвесторы Гужвы Медведчук, Курченко, Путин, Медведев и другие антиукраинские…". Ну, я это слово упущу, Алексей. Я надеюсь, вы на меня не обидитесь. Вот такое мнение. Сегодня к вам пришли с одними претензиями, завтра с другими. Повод всегда найдут. Хоть каждую пятницу будут приходить. Не боитесь, что могут пойти и дальше?

Игорь ГУЖВА: А дальше куда? Арестовать меня, о чем уже написали? Ну, пусть арестовывают. Посижу в тюрьме, посмотрю, как это. Это тоже для журналиста, наверное, опыт не бесполезный в какой-то степени.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну а что инвесторы-то, ваши партнеры?

Игорь ГУЖВА: Я никуда, во-первых, из страны сбегать не собираюсь, буду работать здесь, если нужно посидеть за то, что я не хочу плясать под дудку власти, то ну что поделаешь?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Татьяна из Запорожья пишет: "Вот и сказано главное. Нужно привлекать молодые силы в руководство страны и во власть. Потому что старичье коррумпировано, "совок" никак не уходит".

Игорь ГУЖВА: Правильно мнение. Я здесь не буду спорить. "Совок", не "совок" – опять же, тут не в возрасте дело. Есть и люди старшего поколения, и их очень, кстати, много, которые совершенно порядочные и переживают за дело, а есть люди, которым 20 лет отроду и они знают только, что должны кого-то доить, кого-то отжимать и так далее. То есть тут дело даже не в возрасте, не в психологии, а дело в том, насколько общество позволяет чиновникам себя тем или иным образом вести, насколько общество консолидировано, когда возникает факт правового беспредела.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, общество и журналистское сообщество. Вот мнения тут среди наших коллег ведь тоже разное.

Игорь ГУЖВА: Это естественно. Но я опять же призываю наших коллег понимать, что сегодня мы, а завтра таким же образом могут прийти к любому из вас. Нам приписали деньги Курченко, а вам припишут, не знаю, деньги Лазаренко, Медведчука или еще кого-то.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Если до выборов, после выборов – не имеет значения, вам будет озвучено несколько вариантов решения, разрешения этого спора, и будет такой вариант – замена инвесторов…

Игорь ГУЖВА: Ну что значит сменить инвесторов?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это будет означать, что это рейдерская атака, да?

Игорь ГУЖВА: На самом деле я никогда в своей жизни не следовал вот этим всем понятийным схемам: предложение сменить инвесторов и т.д. и т.п. Есть некое законодательное поле. Есть какие-то к нам претензии – мы на них будем отвечать в рамках законов Украины и правового пространства. Если будут подходить с какими-то незаконными требованиями (ну, сменить инвестора – какое-то странное требование) сменить собственника, редакционную политику и т.д. и т.п., я буду реагировать, как то положено по закону: буду писать заявления в органы прокуратуры, буду заявлять об этом публично и так далее.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Игорь Анатольевич, вы ведь общаетесь, как вы говорите, с инвесторами, вы понимаете их настроения. При каких обстоятельствах они согласились бы выйти из тени?

Игорь ГУЖВА: Я думаю, что при обстоятельствах, когда они будут полностью уверены в том, что инвестиционный климат в Украине является для них благоприятным и у них не будет никаких последствий за то, что они имеют отношение к газете, в которую сейчас утром врываются люди с автоматами. Вот если не будут врываться люди с автоматами, тогда есть, я думаю, большой шанс на то, что там все откроется. Если так будет продолжаться – сами понимаете, какой кому смысл себя светить.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но означает ли это, что вы ждете разрешения этой ситуации не от нынешних властей, а от легитимно избранного Президента после 25-го или после второго тура?

Игорь ГУЖВА: Я, честно говоря, вообще не жду разрешения этой ситуации от власти нынешней, от власти, которая будет в будущем. Я вообще не хочу договариваться с властью о каких-то понятийных вопросах. У власти есть к нам вопросы по нашей финансово-хозяйственной деятельности, имеем ли мы отношение к тем или иным фирмам – мы на них ответим. И так как, я повторюсь, у нас там все чисто и прозрачно, если в этом вопрос, то соответственно на этом этапе он и будет закрыт.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Игорь Гужва, руководитель холдинга "Мультимедиа Инвест Групп" сегодня высказал свое мнение в программе "Герой дня" на ситуацию, которая возникла с захватом газеты "Вести". И, собственно говоря, вот вы сегодня резко отреагировали в телефонном разговоре на реплику Киселева, а Евгений Киселев, человек, переживший это противостояние, когда весь журналистский мир был против "НТВ", высказал надежду на то, что все-таки это журналистское братство – оно поможет нам не просто выстоять, а восторжествовать. Надеетесь?

Игорь ГУЖВА: Да, дай-то бог. Потому что на самом деле сейчас власть вновь хочет поставить СМИ в то положение, в котором они в Украине находились последние лет 20.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, разделяй и властвуй. Один, кстати, из принципов.

Игорь ГУЖВА: Да. Но не только. Очень важный вопрос. Сейчас власть хочет поставить СМИ в положение «если хочешь жить – договаривайся». Если ты не хочешь договариваться, если ты думаешь, что ты такой честный, чистый и пушистый, ведешь чистую бухгалтерию, платишь зарплату белую и думаешь, что к тебе никто не придет с какими-то вопросами, то ты ошибаешься, придут. Поэтому тебе все равно придется прийти к нам, попросить о том, чтобы решили вопрос, тебя оставили в покое и так далее. Вот это, на самом деле, как бы кто не относился к нашей газете, но это выглядит примерно таким образом. А должно быть наоборот. Это СМИ должны диктовать, это журналисты должны диктовать власти свои условия. И это власть должна идти договариваться с журналистами, со средствами массовой информации, а не наоборот. Мы должны вообще об этом забыть, о том, что мы должны идти, о чем-то договариваться с власть придержащими, помимо того, что нам положено и так по закону. Вот это моя очень четкая позиция. В другие игры я играть не намерен.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В программе "Герой дня" сегодня свое мнение высказал Игорь Гужва, руководитель холдинга "Мультимедиа Инвест Групп". До скорых встреч!

Игорь ГУЖВА: Спасибо!