Украина в данный момент находится на развилке — она может стать демократической страной с независимыми СМИ либо диктатурой, в которой пресса воспевает власть. Таков главный вывод из заседания круглого стола на тему «Отношения государства и СМИ: новая история для новой Украины». Поводом для него стал захват офиса «Вестей» налоговой милицией 22 мая и блокирование счетов редакции. Однако проблема оказалась более глубокой.

Во вступительном слове ее анонсировал главный редактор «Вестей» Игорь Гужва: «Власть всегда пыталась осуществлять давление на СМИ. Но если при Януковиче это было тупое давление, когда вызывали собственников, то теперь появилось нечто новое — сейчас на неугодные СМИ навешивают кучу ярлыков. Если СМИ пишут то, что неугодно власти, их обвиняют в антигосударственной деятельности».

«Есть человек, которому плевать на президента»

«То, что мы увидели 22 мая, когда захватывали офис «Вестей», создало ощущение дежавю, как будто мы вернулись на 10 лет назад, — рассказал правозащитник Эдуард Багиров, находившийся возле редакции во время захвата. — Задача фискальных органов — следить за тем, чтобы все платили налоги. Но тут создалось ощущение, что их задача — забрать, отобрать и не дать работать. Мы сделали запросы относительно нарушений при обыске — Миндоходов и Генпрокуратура ответили, что меры принимаются. Но, по сути, все переправили в Сумскую налоговую, которая этим непосредственно занималась. Наша солидарная позиция — мы не должны допустить, чтобы подобное повторилось в будущем. А для этого виновники должны быть наказаны. Причем реальные виновники, а не стрелочники».

«Действия Миндоходов в ситуации с «Вестями» — это принуждение журналистов к самоцензуре, — считает генеральный директор Украинской ассоциации издателей периодической печати Алексей Погорелов. — Как издатель скажу: это не стимулирует писать честно и не способствует инвестиционному климату. Потому, когда это все закончится, я просил бы не забыть об ответственности человека, который подписал распоряжение о подобных следственных действиях против «Вестей».

«К нам на радио принесли бумагу от 14 мая, которая рекомендует воздержаться от проверок в период предвыборной кампании, — рассказал ведущий «Радио Вести» Матвей Ганапольский. — Эта бумага принята Верховной Радой. Но, оказывается, есть человек в Украине, которому наплевать на Верховную Раду, который хочет, чтобы критики Украины говорили о бардаке в стране. Надо понять, кто этот человек... Я предупреждаю г-на Порошенко, что в стране есть человек, которому плевать на президента, — он считает главным себя. Это опасно для всех. Я считаю, что это вражеский антиукраинский выпад, и надеюсь, что его расследуют».

«Со временем мы докопаемся до сути — кто отдавал приказ на незаконные действия против холдинга, — подвел итог дискуссии вокруг ситуации с нашей газетой Игорь Гужва. — Но многое зависит от того, как будут развиваться события. Если процесс расследования вернется в цивилизованное русло, если холдингу дадут возможность нормально работать, мы можем предположить, что имел место эксцесс исполнителя. Но если давление продолжится, мы будем вынуждены подозревать, что за делом против нас кроется политика».

«Есть проблема журналистики во время войны»

О политическом аспекте говорили многие участники круглого стола. «Я готов принять то, что у нас новая власть, только в том смысле, что у нас следующая власть, — считает журналист Леонид Швец (к слову, критиковавший редакционную политику «Вестей»). — Общество изменилось, но не власть. И я удивлен тем, что мои коллеги удивлены тем, как с ними поступили. Видимо, у этой власти есть к «Вестям» претензии, которых не было у предыдущей власти, и она действует теми же методами».

Гендиректор «Интерфакс-Украина» Александр Мартыненко в то же время отметил: «Есть проблема журналистики во время войны. Тем более войны, от исхода которой зависит будущее государства. И в этом смысле действительно нелишней была бы дискуссия о СМИ и их роли. В том числе и о названиях — «ополченцы», «террористы», «диверсанты», «повстанцы» и прочее».

«Пришло время объединяться»

«Думаю, что Миндоходов уже дало задний ход и жалеет об инциденте, — говорит главный редактор «Литературного журнала» Михаил Кухар. — Но я хочу сказать, что очень обидно наблюдать, что обществу навязывается представление о монополии на истину. Есть ощущение, что преобладает мнение, будто победа демократии — это победа демократических сил и зачистка всех остальных. Однако я хочу жить в стране, в которой будут газеты, выражающие все точки зрения».

«Печально, что сейчас общественное мнение может принять со стороны правительства многие вещи, ограничивающие свободу слова, — считает телеведущий канала UBR Искандер Хисамов. — Ставится дилемма: или ты патриот, или ты негодяй. Вместо того, чтобы всерьез разобраться с плюсами и минусами общества, которое сейчас пытаются построить, создается общественный фон, в котором никакая дискуссия невозможна».

«Конфликт вокруг «Вестей» требует от всех нас пересмотра того, что происходит с гражданскими правами в стране, — высказал мнение Александр Крамаренко, главный редактор журнала Деньги.ua. — О налоговом кодексе у меня нет хороших слов — если его не изменить, Украина превратится в фискальное государство. Под любым предлогом сегодня можно закрыть одних, завтра других».

А вот главный редактор «Комсомольской правды в Украине» Оксана Богданова сказала о необходимости солидарности: «Во время событий вокруг «Вестей» мы смотрели за реакцией журналистского сообщества — оно молчало. В тот же период была опасная ситуация вокруг донецкой редакции «Сегодня» — оно молчало. На сегодняшний день нет влиятельного журналистского сообщества, которое отстаивало бы право журналиста работать. Пришло время объединяться».

Миндоходов «Налоговая милиция себя дискредитировала»

На круглом столе присутствовал и представитель Миндоходов — директор департамента коммуникаций Виктор Косарчук. Он был настроен на конструктивный диалог: «Я и та часть, которую я представляю, мы готовы к диалогу и дискуссии. Я хочу, чтобы в дальнейшем таких случаев, которые происходили, больше не было. Или их минимизировать, потому что я не могу гарантировать, что их не будет, так как налоговая милиция по своей форме дискредитировала себя как таковая. Но если подобные случаи повторятся, звоните, и через 20–30 минут я буду у вас».