Ночь со вторника на среду «Вести» провели на Майдане. Мы застали разборки и торги по поводу сноса палаток перед КГГА, узнали, как парень с «антенной» придумывает легенды для активистов о $50 тыс. от Кличко за снос одного жилища, и как активисты сейчас захватывают рестораны и офисы - им внушили, что уже через два месяца они смогут оформить право собственности на них.

«Я ПЕРЕЕХАЛ В КИЕВ»

«Вам сегодня не повезло, в связи с переездом палаток ночь спокойная. Обычно здесь все по-другому», — встречает нас в 22:00 возле КГГА представитель сотни «ястребов» по позывному Химик. На Майдане он с побратимами выполняет функции местной комендатуры, а этой ночью — помогает переезжать палаткам с участка от ЦУМа ближе к стеле Независимости. «У нас в сотне 43 человека, семеро сейчас воюют на востоке в батальоне «Айдар», — делится с нами Химик. — Я киевлянин, но с декабря дома бывал всего пару раз. Псевдоним взял из-за того, что во времена противостояний занимался взрывотехникой».

В этот момент мы становимся свидетелями разборок. «Я никуда не поеду, кто вы вообще такие?» — кричал житель палатки «Правового (юридического) сектора». «Его уже два часа уговаривают переехать ближе к Главпочтамту. Место хорошее нашли. В этой палатке живет только один человек, он постоянно сидит с ноутбуком в интернете», — объясняет нам Химик. Но активист не унимался: «Я во время Майдана переехал в Киев. Ну и что, что живу тут сам, ко мне друзья приходят», — возмущался житель палатки на проезжей части.

ВЫСТРЕЛЫ В ВОЗДУХ

К слову, частые разборки между майдановцами — сейчас основная проблема. «Когда получаем информацию, что кто-то ссорится, пытаемся помирить. Но обычно разговоры удаются только после выстрела в воздух. Тогда все успокаиваются и начинают вести диалог. Сейчас здесь живет много людей, которых я называю туристами. Их не было во время основных событий, а появились они намного позже. Хотя все время качают права и говорят, что воевали», — рассказывает нам активист «ястребов» Старшина. По его словам, здесь также частенько ловят предателей. «Ими нередко оказываются бывшие активисты Майдана, — признается Старшина. — Они продаются за деньги и на Майдане пытаются устраивать провокации. Например, ссорят между собой сотников или придумывают слухи, чтобы сотник был дискредитирован, и его сняли». «Один из выявленных нами шпионов признался, что завербован был Россией в 2013 году, — подсказывает Старшине Химик. — А был тут один сотник, который продал все внутренности одного из водометов. Даже бак для воды. А деньги пропил».

ВОВА И ЕГО ДРУГ С «АНТЕННОЙ»

Около часа ночи, когда палатка «Правового сектора» таки была перевезена, «ястребы» переключились на другую — и снова начались конфликты. «Я тут с 1 декабря, я никуда не поеду», — возмущались жители палатки. «Это происходит из-за слухов, что за снос одной палатки Кличко платит $50 тыс, — выдыхают «ястребы». — Все эти истории выдумывает местные знаменитости — Вова и его друг с «антенной» (имеет в виду казацкий чуб. — Авт.). Как только здесь появляются журналисты с видеокамерами, они тут как тут — раздают сенсационные интервью, а через минуту исчезают. Вот и про «50 тысяч от Кличко» рассказали, теперь другие сидят и ждут, когда им принесут деньги». Уговоры переехать длились до трех часов ночи, в итоге одна таки не сдалась — ее жители пообещали съехать утром, но на самом деле переехали только вчера около 15:00.

МУХИ И БАБАЙ

После активной ночи «ястребы» отправились в свое расположение — на третьем этаже Октябрьского дворца. «Только по дороге зайдем к «Бабаю», — говорит Химик и объясняет. — Это мы магазин возле отеля «Казацкий» так прозвали. А вообще тут свой сленг, «маслята» — это пули, «Настенька» — это снайперская винтовка, а «муха» — гранатомет». На стекле магазина табличка: «Под охраной «Правого сектора». Активисты покупают здесь колбасу, сыр-косичку, «Пепси», сигареты, по дороге в Октябрьский рассказывают о местном взаимодействии с милицией. «Бывают у нас тут кражи из магазинов, ограбления, карманники попадались. Мы всех сами ловим и сдаем их в милицию. Ведь неправильно было бы их отпускать, преступления все-таки. Был случай, когда с проверкой зашли в палатку и задержали барыгу, торгующего наркотиками. Тоже передали его милиции. А случаи с пьяными активистами — вообще стали нормой. Напиваются и начинают орать, бросаться. Мы таких сразу же выселяем», — говорят «ястребы».

Мы заходим в Октябрьский дворец, где на втором этаже живут беженцы из Крыма, на третьем — наши попутчики. В комнатах сдвинутые диванчики служат кроватями, на стенах активисты развесили картины, найденные в здании, из окон виден весь Крещатик. «Мы живем во дворце, — выдыхают ребята, плюхаясь на кровати. — Хотя во время Великой отечественной в подвале было гестапо. А до этого НКВД. Но привидений мы здесь не видим, сами как привидения». Завтракаем в 5:00 тушенкой, вареной колбасой и маринованными опятами, потом активисты укладываются спать. Вставать через три часа — в 8:00.

НАРНИЯ ЕДЕТ В СЛАВЯНСК

В это время на Майдане совершенно пусто — гуляют одни голуби. Но нам посчастливилось встретиться с одной из самых радикальных группировок Майдана — «Нарнией». Ее члены — футбольные хулиганы от 16 до 20 лет, которые захватывали здание мэрии, сражались на Грушевского и Институтской, каждую ночь ребята ходили на ул. Банковую с оскорбительными кричалками и петардами, чтобы выводить силовиков, дежуривших в автобусах, из строя.

Активисты из «Нарнии», которым 16–20 лет, едут воевать в Славянск

Одного из основателей «Нарнии» сбросили с колоннады стадиона беркутовцы в январе, а в марте безбашенные подростки «брали» банк на Печерске. «Когда приехали все эти «соколы» и «титаны», мы на минуту взгрустнули, мол, придется умереть. А потом решили, что ничего страшного в этом нет, — рассказал нам нарниец. — Сейчас я с соратниками живу на базе недалеко от Борисполя. Там ежедневно тренируемся, потому что в ближайшие дни собираемся ехать в Славянск. Уже форму даже купили. С автобусом только проблемы — не можем никак нанять».

ЛЕГЕНДЫ МАЙДАНА: АКТИВИСТЫ ЗАХВАТЫВАЮТ НОВЫЕ ЗДАНИЯ И БОЯТСЯ ЕЛКИ

Не все легенды на Майдане безобидны. Например, активистам кто-то внушил, что отстоять свое право на жизнь в центре им поможет силовой захват зданий. Так, за последние два дня они заселились в помещение ресторана «Гималаи» на Крещатике, 23 и офис «Киевстара» на Крещатике, 13. «Раньше «Киевстар» заключал договор с активистами. А в этот раз майдановцы решили действовать жестко, — показывает на хлопающую дверь в офис один из активистов Майдана. — Среди них ходит легенда, что стоит им продержаться в здании два месяца, тогда они смогут оформить право собственности на это помещение. То же самое произошло и с рестораном «Гималаи». Добавляют, что на встречах с Виталием Кличко некоторые сотники требовали для себя квартиры в Киеве. Причем двух- и трехкомнатные. Мол, они же герои.

Еще одна легенда — что скоро здесь рухнет елка. Мол, конструкция, которая послужила поводом для избиения студентов в ночь на 30 ноября 2013 года, может в любой момент завалиться на палатки. «Если бы вы побывали в середине елки, то поняли, что мы не шутим, — уверяли нас активисты. — Там не все так прочно, как кажется. Но начать демонтаж елки — это фактически спровоцировать еще одну волну недовольства. Поэтому власти ждут пока она сама на нас рухнет».